Бесполярный мир

Русский обозреватель

8/08/2008

 

Как известно, большинство аналитиков полагало, что Дмитрий Медведев не будет спешить с признанием Абхазии и Южной Осетии, а использует это как карту в игре с Западом. Но президент поспешил, объяснив в своем интервью, что действие должно быть законченным. Была победа, а значит, должен быть ощутимый результат. Медведев явно не любит подвешенных ситуаций. Но теперь нет смысла обсуждать, как мы могли бы торговаться с Западом, хотя - само собой - напрашивается цена, которую мы могли бы получить за отказ от решительных действий: в обозримом будущем ни Грузия, ни Украина в НАТО бы не попали, между тем жители непризнанных в этом случае республик потеряли несколько замечательных дней всенародного ликования, но в остальном жили бы под нашим чутким присмотром.

Но это неиспользованная возможность. Что дает нам свершившаяся возможность? Прежде всего настоящую всенародную радость, по которой мы так истосковались, осознание своей решительности и силы. В последнее время мы переживали только спортивные победы, а это, согласитесь, вовсе не то же самое. Мы наглядно убедились, что наша армия быстро прогрессирует и умеет вести аккуратные и красивые войны.

Более сложный вопрос, чего мы лишились? Бредни про репутацию России в США и Европе можно оставить неврастеникам. Даже западные авторы нередко пишут, как корреспондент немецкой газеты Tageszeitung:

«Критика допущенных Москвой нарушений международного права воспринимается как ханжество, когда с ней выступают немецкие и прочие западные политики, ранее поддержавшие инициативу США и Евросоюза по признанию независимости Косово, бомбардировку Сербии военно-воздушными силами НАТО в 1999-м году и англо-американскую войну в Ираке. Конечно, несоблюдение Западом норм международного права ни в коей мере не оправдывает действия России. Но оно лишает убедительности критику со стороны США и Евросоюза и тем самым ограничивает ее действенность. Причем не только Москве, но и во многих других столицах мира».

Британская Guardian делает еще более пессимистичный для себя вывод:

«В течение последних нескольких дней на Западе все чаще слышны голоса, утверждающие, что Россия сама себя сейчас изолирует от остального мира. Ничего подобного не происходит - разве что под словом "мир" подразумевается Северная Америка и Европа. В то время как американская и британская пресса вспоминают привычки времен холодной войны, остальные страны мира смотрят на конфликт в Грузии по-другому. Например, бывший посол Сингапура при ООН говорит, что большая часть мира с удивлением смотрит на западную реакцию в том, что касается Грузии.

В то время как Запад считает, что необходимо поддержать слабого (то есть Грузию) против агрессора (то есть России), большинство стран поддерживают Россию за то, что она выступает против агрессивного Запада» Из чего Guardian делает вывод, что «Становится ясно, что закончился период однополярного мира, в котором царила Америка». И одним из лидеров этого нового мира становится Россия.

Европа собирается выступить на саммите ЕС, запланированном на 1 сентября, с жестким заявлением и наложить на Россию санкции. Но «рассматриваемые в западных столицах меры, направленные на пересмотр отношений с Россией, выглядят столь же беспомощно, сколь неубедительна критика Запада. Ведь практически всюду Москва располагает более мощными средствами давления - в том числе и в сфере сотрудничества с НАТО. Для альянса самым важным элементом сотрудничества с Россией является предоставленное Москвой право транзита грузов через российскую территорию для снабжения войск НАТО в Афганистане», - пишет британская Times. Экономические санкции, как уже не говорят, а кричат западные руководители бизнеса и экономисты, срикошетят и больно ударят по Европе.

Но зато не стремятся в открытую поддержать нас и наши друзья. Пока Абхазию и Южную Осетию признала только Нагорно-Карабахская республика, сама никем не признанная. Белоруссия, от которой от первой ожидали поддержки, стремиться спрятаться за чужие широкие спины. Только что он предложил осуществить акт признание двух республик на заседании ОДКБ, запланированном на 5 сентября. Что из этого выйдет можно сказать уже сейчас, поскольку большинство стран-членов ОДКБ являются также членами ШОС, заседание лидеров которой прошло в последние дни в Душанбе. Как об этом пишет корреспондент Deutsche Welle, «в ходе прямого общения вчера [27 августа] во время двусторонней встречи между президентом России Медведевым и председателем КНР Ху Цзиньтао, китайский лидер более чем откровенно и однозначно выразил абсолютную поддержку действиям России. Он сказал, что, естественно, нужно было дать отпор провокационным действиям тех, кто пытается расширить НАТО, но оговорился, что по понятным причинам, связанным с отношением материкового Китая к проблеме Тайваня, он не может публично выражать свою поддержку. Кроме того, уже сегодня [28 августа] на заседании шести лидеров ШОС в узком составе, китайский лидер повторил свои оценки. Один из "проблемных" участников ШОС, президент Узбекистана Ислам Каримов, в жестких тонах осудил действия Грузии и, по словам источника, заявил, что любая другая реакция России, кроме той, что была продемонстрирована, оказалась бы унижением».

Но публично оценка факта дипломатического признания со стороны России независимости Южной Осетии и Абхазии полностью отсутствует в документах и выступлениях участников саммита глав государств "шестерки". Если не считать двух абзацев в итоговой Душанбинской декларации, где говорится об одобрении шести принципов мирного урегулирования ситуации в Южной Осетии и миролюбивых действий России по ситуации в Абхазии, то больше официальных следов позитива нет никаких.

Так что с внешней стороны мы пока ничего существенного не получили, а путь в мировые лидеры долог и тернист, да и роль нового мирового шерифа нам не с руки, не рождены мы для этой роли. 

Новая многополярность же несовершенна. «Появляется необходимость контрбаланса в системе международных отношений для ограничения свободы действий какой-либо одной державы, которая хотела бы навязать свою волю остальным странам в одностороннем порядке», - справедливо пишет Times.

И вот тут налицо наш проигрыш. То, на что нас провоцировали и чего от нас ждали, свершилось. "Российский президент Медведев все же пошел на это: Российская Федерация нарушила международное  право", - формулирует со всей ясностью вопрос эксперт «Немецкой волны» Инго Маннтойфель. Россия столь долго позиционировала себя как защитницу международного права, что это стало составной частью ее нарождающейся внешнеполитической миссии. Последняя к международному праву отнюдь не сводится, но пока мы не нашли лучшего основания для удержании мира хотя бы в относительной стабильности. И теперь становление русской внешнеполитической миссии, без чего Великой державой быть невозможно, будет существенно затруднено.

А раз так, то будет существенно затруднено и становление многополярного мира, поскольку, как справедливо указывает Times, в современном мире нет контрбаланса, а значит единственное, на что мир мог бы опираться, было международное право. Слабовато, ненадежно, но лучше, чем ничего, чем мир вовсе безполярный.

А именно туда непроизвольно тянут нас такие страны, как Великобритания и другие, которые стали слишком много говорить о крымской проблеме. Это откровенная провокация, призванная вызвать еще одну конфронтацию, вменив ее в вину России. Или этим странам удается спровоцировать реальный конфликт между Россией и Украиной, который не будут иметь для России столь безболезненные последствия, как грузинский, либо конфронтация выльется в чистую войну слов, что даст возможность форсировать принятие Украины в НАТО (у Грузии таких шансов в обозримом будущем нет). На волне победы в Абхазии и Южной Осетии нам может захотеть вновь взнуздать своего боевого коня. А это именно то, что хотят от нас наши недруги. 

Цепочка событий, заданная в свое время беззаконным признанием независимости Косова, продолжается, но нам пора выходить из игры.

Оставим эти игрушки американцам и европейцам, для нас же сейчас начинается серьезная эра восточного сотрудничества. На саммите ШОС было принято много важных решений, на которые в свое время не соглашался Китай. Во-первых, было принято заявление по согласованному разрешению энергетических проблем региона, а во-вторых (и, может быть, это имеет первостепенное значение), нас стало больше - Иран и Пакистан повысили свой статус в организации, стали именоваться партнерами по диалогу с ШОС, а вскоре могут стать и ее членами.

И хотя Европа для нас приоритетная внешнеполитическая линия и хорошо бы гармонично сочетать ее с восточной, нам придется подождать, пока головы у европейцев поостынут. Начатое дело, конечно, должно быть закончено, здесь с Дмитрием Медведевым не поспоришь, но не всегда же на следующее утро.

 

Сайт создан в системе uCoz