Светлана Лурье «Империя как судьба»

Часть вторая.
Монологи из «тюрьмы народов»

К оглавлению Дальше

Заключение ко второй части

 

“И на Марсе будут яблони цвести”

 

В предыдущих очерках мы высказали ряд предположений, касающейся судьбы той общности, которая в недавние времена называлась советским народом. Прежде всего, исходя из наличия присущего этой общности сложного разветвленного культурного сценария, способного передаваться из поколения в поколения и предполагающего внутренне согласованное поведение его частей, можно предположить, что мы имеем дело с суперэтнической общностью, если не с зародышем процесса этногенеза. Основанием для формирования этого культурного сценария послужила русская культура. Русским отводилась в этом сценарии особая роль - харизматического лидерства. Смыслополагающей базой сценария было представление о государстве, которое должно стать первым среди всех государств мира и достичь невиданных высот. Однако в силу того, что само это государство по мере отмирания коммунистических идеалов, как прежде Российская империя по мере оскудения православных ценностных доминант, лишалось в глазах русских своего идеального смысла, для русских харизматическое лидерство стало невозможным. Культурный сценарий скреплявший всю общность стал давать сбои, и в результате первая же серьезной попытке разрушить СССР оказалась успешной.

Является ли это саморазрушение фатальным? В принципе, нет, если судить потому, что большевикам удалось воссоздать на новом основании былую империю. Впрочем, тогда речь шла о исключительно о государстве и применение насилия было возможным и воспринималось как оправданное. Формирование из народов СССР суперэтнической общности началось позднее и, несмотря на существование соответствующего “политического проекта”, происходило во многом спонтанно, чему свидетельство сложность возникшего культурного сценария, изысканная утонченность включающихся в него моделей поведения и его принципиальная внеидеологичность. Идеологию заменяла символика и фразеология державности, с которой коммунистические идеалы уживались только постольку поскольку. Соответственно и речь сегодня идет не просто о реанимации государства как такового, а суперэтнической общности со всеми сложными культурно-сценарными кодами, которые служили скелетом этой общности (одно без другого сегодня невозможно даже чисто психологически).

Вопрос в том, что русские должны выработать новую модель государственности, в которой сценарий “дружба народов” мог бы реализовываться. Для его реализации же необходимо, чтобы русские могли выполнять в нем свою особую роль - харизматического лидера. Причем это харизматическое лидерство должно удовлетворять русских, дать им ощущение, что они несут народам истину, то есть основать новую Империю. Оно должно удовлетворить и другие народы, не в том смысле, что последние тут же признают эту истину истиной, а в том, что она будет приемлема для них как государственная идеология, они сумеют к ней приспособиться и найти в ней или в каком-то из ее фрагментов опору для себя. 

Подчеркнем, что мы говорим здесь о вопросах этнопсихологии, а не политики, не обсуждаем способы собирания новой Империи, а лишь об этнопсихологических предпосылках, которые могли бы сделать это воссоединение возможным, причем об этнопсихологических предпосылках применительно конкретно к русскому народу. Наверняка, даже в самом идеальном случае, суперэтнический организм не может восстановиться во всей своей полноте, и политическое доминирование на той или иной территории само по себе такой предпосылкой не являются. 

Речь идет о реанимации суперэтнической общности, а не о восстановлении Империи в тех или иных границах. Другое дело, что сама эта суперэтническая общность предполагает государственные, имперские доминанты, коль скоро “Ох, видимо, для русских действительно так важен вопрос о государственности… Без его обсуждения — денно и нощно — и пахарю не пашется, и летчику не латается…”

Однако о какой выработке новой государственной формы может идти речь? Многие компоненты российской государственности могут быть перенесены из прошлого. Сценарий “дружба народов” не противоречит основополагающим принципам Российской империи. Заимствование из прошлого тех или иных второстепенных принципов - вопрос прагматики. Православие как идеальное начало империи вне конкуренции. Православие, империя, механизм межэтнических отношений построенный по сценарию “дружба народов” - вопросы, на мой взгляд, предрешенные. Подчеркиваю, что на мой взгляд, ибо поскольку речь идет об этнических процессах, первоначально складываются модели поведения и взаимодействия, а их ценностные основания формулируются постфактум и никогда не разделяются всем этносом. Поэтому было бы некорректно говорить, что вопрос в том, чтобы народ дошел до понимания, что империализм должен стать его идеологией, а Православие - его религией. И то, и другое автоматически бы заняли место идеального обоснования новой суперэтнической структуры, если бы существовали все необходимые звенья, из которых она могла бы сложиться.

Какого же звена не хватает? Что психологически мешает если не начать (для чего требуются определенные политические предпосылки, то замыслить воскрешение Российской империи?

Ответ может быть таким: существует прекрасная модель межэтнических отношений, но еще не сложились удовлетворительные модели внутрирусских отношений, одновременно и высокоадаптивные, и осмысленные, имеющие под собой надежное идеальное основание. Предшествующие модели разрушены и отошли в прошлое, а без формирования моделей внутриэтнического взаимодействия не сможет произойти реструктурирование русского этноса, необходимое для собирания народов и восстановления Российской империи. Без них Россия не станет ни экономически, ни технологически, ни военно-стратегически развитым государством. Без них ни пахарю будет не пахаться, ни летчику не летаться. На основании русской культуры должна выработаться новая поведенческая парадигма, которая станет основой для новой русской идентичности и формировании на ее основе новых культурно-цивилизационных принципов.

 

Формирования у русских новой цивилизационной модели приведет к формированию нового оригинального проекта этничности.

Каков может быть этот проект? Он связан с будущей Российского государства. Если предположить, что в России идет выработка нового поведенческого образца, который не характерен не для Востока, не для Запада, и не был до сих пор реализуем и в самой России то очевидно, что он станет резким разграничивающим цивилизационным фактором и потому не может оставаться жестко национальным. Это будет русская модель поведения, но приниматься она будет не только русскими, но и народами их культурного круга постольку, поскольку эти народы в русском круге останутся. При этом этничность по своей сути безусловно сохранит принципиально важные для нее черты, а именно способность реагировать как внутриэническая группа на события происходящие в материнском этносе. Однако понятие русский может быть перенесено и на нерусское население, поскольку это понятие станет не столько национальным, сколько культурно-цивилизационным. Ведь модель поведения - это именно культурно-цивилиизационная характеристика. Представители этнических групп фактически окажутся в этом случае особой разновидностью русских, имеющих свои характерные для культурные атрибуты, но в целом вписанные в новую цивилизационную парадигму.

Разъясняя суть сценария “дружба народов”, мы отмечали целый ряд самоограничений накладываемых этим сценарием, таких как обязательная сублимированность межэтнической конфликтности, освоение целого комплекса жестких поведенческих навыков, которые снимают возможные столкновения и неровности во взаимодействии представителей различных культур, гипертрофированное чувство долга, взаимных обязанностей и неуклонное требование соблюдение моральных норм, что рефлексировалось как обязанность быть “хорошим человеком”, готовность к материальным самоограничениям ради стремления быть “впереди планеты всей”. Достижение обществом поставленной цели воспринималось не столько как рост личного благосостояния его членов, сколько того, что “на Марсе будут яблони цвести”. Это некоторый зародыш принципа, на основании которого может быть построен еще более сложный, охватывающий все сферы жизни и целостный комплекс поведенческих моделей и культурных сценариев, которые должны лечь в основу функционирования русского этноса и дать подпитку сценарию дружбы народов, максимально развить его в соответствии с русскими поведенческими моделями, дав новый толчок формированию суперэтнической общности, для которой имперская государственность станет самой естественной форой выражения.

Светлана Лурье «Империя как судьба»

Часть вторая.
Монологи из «тюрьмы народов»

К оглавлению Дальше
Сайт создан в системе uCoz