Светлана Лурье «Империя как судьба»

Часть вторая.
Монологи из «тюрьмы народов»

К оглавлению Дальше

Очерк 3

Мир наизнанку: кризис русского государственного сознания.

 

Мы видели, сколь противоречиво восприятие друг друга русскими и нерусскими жителями бывшего советского мегополиса. Попытаемся объяснить эти противоречия.

Прежде всего, стоит обратить внимание на ключевой по важности факт. Если внимательно всмотреться в полученную нами картину, то выясниться, что на самом своем глубинном уровне структура отношений осталась прежней. Как бы русские не отзывались о нерусских в более абстрактном плане, на поведенческом уровне они продолжают следовать сценарию “дружба народов”. Практически все связи на личностном уровне сохранились. Основное ударение делается на понятие “хороший человек”. И если человек хороший - национальность не имеет значение. Даже не отходит на второй план, не имеет значения. “Друзья как бы не имеют национальности”. В предыдущей главе я цитировала: “Дружба народов существовала, потому что я встречал много хороших людей”. В объяснении сценария “дружба народов” - “хороший человек” - одно из ключевых понятий. Оно было синонимично - понятию “советский человек” и, в конечном счете, понятию “свой”. Таким образом, “хороший человек” означает - “свой” и родители хотят, чтобы их дети дружили с теми из нерусских, кто “свои”. С теми, у которых понятие “хороший” совпадает с понятие “хороший” в русском понимании, с теми, с кем понимание существует, кто участвует в едином сценарии. Поскольку интенсивность межличностного общения между представителями разных национальностей не уменьшилась, можно сказать, что и актуализированность сценария как такового не снизилась, хотя сам сценарий несколько модифицировался.

В нем появилась трещина, а именно: русские не признают той особой роли, которая отводится им в данном сценарии.

Какие качества русских чаще всего отмечают нерусские респонденты? “Россия славилась своей простотой и добротой”. “Нравится доброта, открытость. Поделятся последним”. “Русские ко всем могут относиться по-человечески”. “У русских я одобряю широту натуры”. “Действительно очень талантливые люди”. «Я уважаю в русских незлопамятность, простоту». “Простодушие”. “Доброту, милосердие”. «У русских заслуживают уважения это всепрощение, доброжелательность, открытость». “«Русских я уважаю за доброту, отзывчивость, неагрессивность». “Духовность”. “Доброта”. “Русские - симпатичные, обаятельные, милые люди, хорошие ребята, люди широкой души”. “Русское мнение имеет притягательную силу благодаря внимательности русских, острому переживанию несправедливости, желанию защитить слабого”. “За что уважаю русских ? Не знаю. Сложно сказать, просто, считаю их своими, себя их”. “Я конечно, просто счастлив, что общаюсь с русским, я их называю именно старшими братьями, себя считаю их младше, глупее, очень люблю русских”. «А русских я люблю просто за то, что они русские — простая детская привязанность.» “Самый симпатичный народ — русский.” “Народа, лучше русского, я не встречал”. “Мы старались русифицироваться, мы преклонялись — в хорошем смысле — перед русскими.” “Сила русского человека в том, что он не знает своей силы, живет — как дубинушкой машет, вроде в лаптях.” “И порой сам русский человек не знает, насколько он хорош”. «А уважаю их за то, что они русские, это я понимаю сердцем». “Это вообще самый лучший народ”. “Образ России в глазах народов-друзей — образ лидера чисто харизматического”. “Межнациональные отношения складываются так, а не иначе, с учетом наличия «всевидящего ока» русского народа. Не путать с «оком власти».” “Другие народы охотно делаются «русскими народами».”

Эти характеристики, представляется, восходят к образу “сказочного Деда Мороза”.

Ничего подобного русские сами о себе не думают. Среди своих положительных качеств они чаще всего называют терпение. Создается впечатление, что и эту роль они только терпят. И не верят в нее. “Русских просто любили (и любят) как национальность. А они этого не понимали, и не верили. Может, сами себя не очень любили…” Действительно в самохарактеристике русских преобладают негативные черты. Итак, позитив - прежде всего, терпения, а также скромность запросов (неприхотливость), отчаянная бесшабашность, смекалка, открытость, радушие, доброта и дружелюбие, готовность к самопожертвованию, щедрость, живучесть, милостивость, умение прощать, пренебрежение материальными интересами в пользу духовных. Негатив - хамство, ужасная ленивость, черная зависть и ненависть к лучше живущему, чем он, ближнему, низкая бытовая культура, неумение качественно работать, наплевательское отношение ко всему, кризис по интеллектуальным, моральным и духовным направлениям, который по объему и силе проникновения  не имеет аналогов в прошедшей истории человечества, разгильдяйство и безалаберность, воровство и пьянство, братоненавистничество, склонность к охлократии, готовность преклоняться перед тем, у кого в данный момент есть власть, грубость, невоспитанность, нечистоплотность, лень физическая и умственная, пассивность, легковерие, нежелание думать и склонность действовать по принципу «все должно быть, как у всех», разврат, сволочизм, неумение распознать истинных друзей и врагов, недисциплинированность. “Дураки”. “Наш народ просто сумасшедший”. “Суемся в чужие проблемы, даем советы, хотя порядка в собственном доме навести не можем.» “Позитивные черты - затрудняюсь ответить”. Можно подумать, выродки какие-то.

Широкое распространение самых нелестных мнений о других народов бывшего Союза в таком контексте комментировать уже не приходится, как и убежденность в том, что нас все не любят. Во-первых, кто же таких любить будет? А во-вторых, они не лучше нас, а то и хуже. И, разумеется, от нас они видели куда больше плохого, то ли потому, что от нас ничего другого не увидишь, то ли по своей природной неблагодарности. И то ли мы их грабили и эксплуатировали, то ли они нас. «Несправедливость к народам СССР проявлялась достаточно часть». «Несправедливость проявлялась очень часто». «Несправедливость проявляется всегда и была связана с «политической целесообразностью».

О распаде Союза намного более сожалеют нерусские, перспектива Распада России тоже в несравненно большей степени пугает нерусских. Опять же при таком взгляде на себя, это, кажется, и в комментариях не нуждается.

Очевидно, что при таких установках вопрос о харизматическом лидерстве представляется просто неуместным.

Однако, представители национальных меньшинств хотя и указывают на усиливающееся негативное отношение русских к другим национальностям, росту предрассудков в своем подавляющем большинстве русских оправдывают, утверждая, что русского национализма вовсе нет, либо что это несерьезное явление. Сегодняшнюю русскую ксенофобию не замечать просто невозможно. Конечно, это приносит боль.

Невозможно представить, что представления о всеобщей нелюбви к русским со стороны представителей бывших советских республик, о том, что для русских они не имеют значения («Зачем их понимать, ценить и любить?»), тем более неприязнь к нерусским жителям русских городов, в первую очередь к “лицам кавказской национальности” является для представителей диаспор новостью. Однако они относятся к этому как к чему-то несерьезному, на что не следует обращать слишком большое внимание. Ниже, в следующей главе, мы увидим, что известные основания для игнорирования современной русской ксенофобии как серьезного явления имеются. Пока же напомним только, что это подтверждает не снижающийся уровень межличностных дружеских связей между представителями разных национальностей.

Аналогичная ситуация с вопросом о том, насколько русские знают народы своей бывшей империи. Русские утверждают, что не знают. Большинство нерусских, подтверждая, что русские несклонны задавать вопросы о культуре и истории, что русские не знают, что грузины и армяне христиане, что Рига столица Латвии, а не Литвы, все-таки часто утверждают, что русские знают их достаточно хорошо.

Распад Союза у многих русских вызывает ощущение предопределения, рока. Это на фоне утверждения нерусских респондентов: «Распад Союза — это очень плохо, сколько принесло горя всем!»

Итак, мы делаем вывод, что сценарий “дружба народов сохраняется на личностном уровне, на уровне навыков поведения. Русские или не желают или не могут видеть себя в роли харизматического лидера. Слишком велико недовольство и собой и другими народами.

Кризис государственного сознания у русских очевиден.

В предыдущей главе мы говорили о начале формирования на основании культурного сценария “дружба народов” огромного суперэтнического организма. Но может ли это формирование происходить без кризисов и означает ли это, что внутри отдельных этносов продолжают реализовываться собственные культурные сценарии, протекать собственные внутрикультурные, внутриэтническое процессы? Если для русских основной культурной темой является государственность, то столь сильная акцентуация этой темы при одновременной потере ее смысла должна была привести к срыву.

Внутрикультурные процессы, происходившие в русском народе (о сути этих процессов мы будем говорить в следующей главе), привели к тому, что идеологемы «советский человек» и «дружба народов» были поставлены под вопрос. Это неизбежно привело к крушению всей системы. В эссе «Народы русского круга» какое действие это оказало на национальные окраины Советского государства. Русские собственными руками разрушают свою империю, приняли такую форму поведения, что прочие народы империи просто «катапультировались» из нее. Диаспоры, проживающие в мегаполисах на территории России, конечно, никуда «катапультироваться» не могли. Они по сути оказались самыми потерянными людьми на территории бывшего СССР. И им, возможно, уже ничего не оставалось, как крепко держаться за прежние ценности. К этой теме мы еще вернемся.

Посмотрим, что происходило в последние 15 лет с русским народом. Попытаемся воссоздать историю и проанализировать реакцию на нее русских.

Итак, внутрикультурные процессы, переживаемые русскими, привели к крушению прежних советских идеологем. Вызревание же новых идеологем - процесс сложный и длительный. Получилось так, что старая реальность оказалась сломанной, а идеологических основ для складывания новой реальности еще не появилось. В этих обстоятельствах в период метаний и смуты складывается совершенно искаженная картина. Несмотря на то, что именно русские фактически разогнали от себя республики дело представляется так, что республики отделились по собственной инициативе и все поголовно ненавидят русских как колонизаторов.

На нашу жизнь абсолютно ошибочно была наложена схема империй западноевропейских стран, где действительно существовали колонии, население которых было бесправно по сравнению с населением метрополий и подвергалось эксплуатации, а, следовательно, стремилось сбросить с себя иго колонизации. Отсюда у русских представление о том, что, с одной стороны, народы СССР постоянно терпели от русских несправедливое отношение, а с другой стороны, что они всегда относились к русским плохо. Эта схема закреплялась пропагандой, которая велась в годы перестройки СМИ. Причем различия во взглядах русских на распад Союза являются вариациями этой одной темы. Часть русских считает, что республики отделились от Союза и полагает, что это закономерно, и именно так республикам следовало поступить. Другая часть, также считая, что республики отделились от Союза, обижается на них и готова их даже за это наказать. В любом случае психологически русских отделяет от бывших жителей Советского Союза, кажется, целая пропасть.

Но вспомним конец восьмидесятых. Первые межнациональные конфликты. Среди них нет конфликтов с русскими. Напротив, в этих конфликтах все стороны апеллируют к третейскому суду русских, к справедливости, которую должна нести с собой империя. “«Нация» не везде означает одно и то же. В кругу российских народов «нация» это стереотип бытования в поле зрения русского народа. Под его взглядом. Межнациональные отношения складываются так, а не иначе, с учетом наличия «всевидящего ока» русского народа. Не путать с «оком власти». Русский народ, культура, язык служат образцом, в рамки которого хочет укладываться национальное поведение, форма, которую принимают даже межэтнические конфликты. Каждая из сторон любого конфликта хочет «прозвучать» на русском языке — хорошо ли, плохо ли — но не остаться забытой русским мнением.” Но русские самоустраняются. Напомню, кстати, одно врезавшееся мне в память высказыванию ингушского президента Аушева, на которые, боюсь в те далекие времена никто не обратил внимания. Было это тогда, когда только-только разгорался осетино-ингушский конфликт, а Москва на жалобы с обеих сторон предложила конфликтующим сторонам «самим сесть за стол переговоров» и разрешить дело своими силами. Простите, сказал тогда Аушев, мы не независимые государства, чтобы нам самим вести переговоры и ударяться в дипломатию. Мы народы империи. Мы живем в империи, а главное преимущество жизни в империи состоит именно в том, что империя устанавливает на своей территории справедливость. Если она этого делать не хочет, то зачем нам нужно ей подчиняться? Так что пусть центральные власти в Москве займутся своими прямыми обязанностями, установлением справедливости, а не перевешивают с больной головы на здоровую.

Так что конфликт с русскими по тем временам (за исключением Прибалтики) выражался в том, что к русским апеллировали в надежде на справедливое решение, а из Москвы давали «всем сестрам по серьгам» и велели разбираться самостоятельно. Это, безусловно, создавало благоприятную почву для того, чтобы антирусски настроенным политикам начинать агитацию в вовсе не антирусски настроенных народах, что русские, дескать, наши проблемы решать не хотят и не иначе как потому, что тайно поддерживают наших оппонентов. Такого разворота и следовало ожидать, он вполне естественен. В любой республике было по несколько десятков независимцев, и вот пришло их время, им есть что сказать.

Что в это время делают русские? Они увлечены самообличением. Они пересматривают историю, ставят под сомнение все,  что надо и что не надо, что можно и что нельзя. И к тому же с увлечением говорят о борьбе за справедливость, о необходимости везде восстановить справедливость, чем подливают масло в огонь, провоцируя народы империи просить о восстановлении справедливости в интересующих их вопросах.

Это период, когда русские находятся как бы в бреду. Они готовы признать себя виноватыми во всем, но решать хоть какие либо конкретные вопросы не в силах. Это период серьезного кризиса русского государственного сознания, когда русским, кажется, хочется самим бежать от собственной государственности, стряхнуть с себя ее бремя. Нерусские народы империи пали жертвой именно этого стремления русских «убежать» от государственности. Слишком много слов, лишних слов, слишком много разоблачений, слишком много обвинений. А СМИ начинают петь песенку, как мы виноваты перед всеми народами империи, как они нас не любят, как ждут своего часа, чтобы отделиться.

Что в это время происходит в республиках? Глядя, как пустились в разоблачения русские, жители советских республик вначале следуют их примеру. Свергается прежнее партийное руководство, открываются архивы. А поскольку Россия только ставит вопросы и не дает никаких ответов, каждый пускается искать справедливость по своему разумению. Но до антирусских настроений, что бы ни говорили тогда СМИ, далеко.

И хотя за исключением редких регионов для русских в республиках все спокойно (межнациональные конфликты их непосредственно не касается), те начинают чувствовать неуверенность, неуверенность прежде всего в собственных властях, пожелают ли те защищать их случись что. Но впервые ли так чувствуют себя русские колонисты? В Российской империи в подавляющем большинстве случаев русские не имели возможности рассчитывать на правительство «случись что». Практически везде они были предоставлены своей собственной судьбе, и свои отношения с инородцами строили на свой страх и риск и обычно совершенно адекватно обстоятельствам. С большими трудностями для себя, но зато надежно и прочно, на долгие годы. Более того, когда в Туркестане в один момент власти попытались по примеру англичан оказывать колонистам вооруженное содействие, они тем только осложнили колонизацию края. Русские накладывали на новые земли мягкую лапу, но коготками крепко в нее впивались. И замечательно обходились без политики канонерок. Что же изменилось сейчас?

Кризис государственного сознания повлек за собой кризис имперских установок. Прежде всего, это коснулось ценностного пласта. Раньше колонисты знали, что их пребывание на новых землях осмыслено с точки зрения высших ценностей: Они строили церкви и территория православного царства, таким образом, росла и росла. Потом они несли коммунизм. Лучше бы они его не несли, но субъективно он оправдывал колонизацию. А в период перестройки, что они несли?

В результате безудержной «гласности» русские распускают Союз. Он раскритикован, расписан в самых черных тонах до такой степени, что больше просто не может существовать. Беловежский сговор происходит под глухое молчание России. Печать в республиках также уделяет этому событию поразительно мало внимания - видимо от изумления. Заметим, ни одна неславянская республика не отделилась от Союза сама. Лидеры трех славянских республик решили судьбу всех. Только что прошел референдум о судьбе Союза, и большинство населения большинства республик сказало распаду Союза свое «нет».

Оставим Прибалтику, это отдельная проблема. Но рвались ли из Союза остальные? Мы через СМИ слышали только голоса националистических лидеров. Ну а поскольку мне пришлось поездить как раз перед распадом по Союзу, то я даю свои свидетельские показания: перспективу такого распада население республик считало величайшей глупостью никому ненужной. Это Россия одним движением отшвырнуло республики. Единственное что можно сказать, это то, что когда Россия так решила, никто не посмел возражать. Потому что стали бояться Россию. Нет, не в виду ее военной силы, а как боятся сумасшедшего. Кому охота жить с сумасшедшим бок о бок? Вот так боялись оставаться с обезумевшей Россией. “С перепугу нации «катапультировались»: именно из СССР (критикуемого русскими братьями), а не от русских (своих товарищей по несчастью, да еще и лидеров борьбы за справедливость!). Русские, однако, еще долго отождествляли Россию с Союзом, и обиделись… А не понявшие их «нацмены» еще долго обращались к «соратникам»-русским за помощью в решении своих вопросов… Потом поняли, что «соратники», продолжая им сочувствовать, не собираются решать никаких проблем — ни своих, ни чужих…”

Прошло немного времени и русские стали говорить, что это республики ее предали и разбежались. (В республиках, естественно, считали, что это Россия предала их). Дурман «гласности» и «перестройки» начал проходить, и русские, постепенно оправляясь от кризиса, обнаружили свою империю распавшейся, свою страну разбитой. Только не могли припомнить, кто ее разбил. Поскольку дело было практически в бреду - у нас из памяти почти вытиснился дурман тех лет. Так с бредом и бывает. Больной, выздоравливая, не помнит, что он в бреду делал. Итак, империю обнаружили разбитой. Надо найти того, кто ее разбил. Ответ подсказывают аналогии - верные или неверные. Национально-освободительная борьба колонизированных народов уничтожила империю. Это общепринятая схема, так вроде по всему миру бывает. Значит и у нас так. Может кто вспомнить в Союзе национально-освободительную борьбу колонизированных народов? Ну, если только по мелочи. Но раз империя развалилась, значит, возмущенные народы, ненавидящие русских ее развалили. И на них за это смертельно обиделись.

 

Итак, с одной стороны мы констатировали, что на низовом уровне (на уровне межличностных отношений) сценарий “дружба народов” продолжает функционировать. С другой стороны, русский народ пребывает в кризисном состоянии, а, следовательно, и культурный сценарий “дружба народов” находится в состоянии кризиса. Категория “национальность” становится важной, притом, что ее содержательная сторона еще не устоялась. Представители различных этнических групп перестают адекватно понимать друг друга. Адекватность понимания сохраняется только в той плоскости, когда национальность легко может быть вынесена за скобки. В остальных случаях очевиден рост напряжения, искаженные представления о событиях, искаженное представление о народах, принимающих участие во взаимодействии, и в конечном итоге невозможность нормального взаимодействия.

В этом случае имеется две возможности. Либо сценарий “дружба народов” постепенно сойдет на нет, либо он трансформируется, примет иную форму.

Этнос, будучи системой способной к спонтанному реструктурированию, меняя форму своего существования (под влиянием ли внешних условий, под влиянием ли изменившейся системы ценностей), проходит через период смуты. Именно так можно понимать сегодняшнее положение русского этноса. А если мы говорим о той общности, которая сложилась в результате реализации культурного сценария “дружба народов” как о суперэтническом образовании, то должны признать и за ним способность к реструктурированию и в этом случае рассматривать сегодняшние дисфункциональные проявления так же как период смуты, неизбежно сопровождающую реструктурирование системы. Вопрос в том, является ли эта смута в принципе функциональной или дисфункциональной?

Если ее источником послужила неприемлемость для русского этноса той роли, которую он должен исполнять для поддержания общего культурного сценария и он, пройдя через период кризиса, выработает свою новую роль, адекватную его актуальной картине мира, то вопрос в том, может ли эта новая роль адаптироваться к прежнему культурному сценарию или прежний культурный сценарий модифицироваться так, чтобы адаптироваться к новой культурной роли русского народа, либо же эта новая культурная роль разрушит прежний сценарий, и суперэтническая общность распадется?

Почему русских перестало устраивать харизматическое лидерство? Вероятнее всего потому, что они не выработали сами для себя ответ, к чему они хотят стремиться, куда они могут повести за собой другие народы. Это первоисточник кризиса русского сознания. Но очевидно, что путь выхода из кризиса не может выражаться в том, что русский народ выберет новые ценностные доминанты и автоматически вернется к своей прежней роли. Этнос сложная система, состоящая из множества внутриэтнических групп, каждая из которых имеет свою собственную ценностную систему. Ни о каком сознательном выборе этносом единой ориентации речи идти не может. Процесс реструктурирования представляет собой принятие этносом той формы, которая является наиболее адаптивной для него в современных условиях и протекает как функциональный внутриэтнический конфликт, растянутый во времени культурный сценарий, который представляет собой основу внутриэтнического взаимодействия, драматическое действо, когда каждая внутриэтническая группа действует сама по себе и, кажется, правая рука не знает, что делает левая. Акт за актом как бы разыгрывается драма, каждое действие которой кажется изолированным и не имеющим отношение к целостной структуре, но все вместе они приводят к созданию новых общественных институций, дающих этносу в целом возможность конструктивной деятельности.[1] Идеология, которая станет для этноса доминирующей и связанная с ней мифологемы реальности, будут, с одной стороны, производными от той формы функционирования, которая будет принята этносом. С другой - само формирование новой этнической структуры происходит под влиянием тех культурных и ценностных доминант, которые наиболее адаптивны для данного этноса. Адаптивны в данном случае означает не соответствие как таковое внешнему контексту, а психологическая комфортность для этноса и прежде всего способность к выполнению смыслополагающей функции.

Эти рассуждения могут быть перенесены на суперэтническую структуру в той мере, в какой в ней под влиянием функционирования в рамках общего культурного сценария, сформировался функциональный внутрикультурный конфликт.

Поскольку процесс самоструктурирования русского этноса еще далек от окончания, мы можем выявить только ряд его тенденций и на их основе высказать предположения как о возможной совместимости складывающейся новой формы функционирования русского этноса, его новой роли с культурным сценарием, который был принят суперэтнической общностью и который в этом случае неизбежно будет в большей или меньшей мере модифицирован, так и о вероятной устойчивости этой суперэтнической общности. Попытаемся сделать это в следующей главе.

 

                                                     

Материалы для размышления: Преодоление кризиса государственного сознания в России.

 

 При декларируемой многими из русских респондентов несправедливости, проявляемой к народам империи (на чем сами эти народы в большинстве своем вовсе не настаивают), при достаточно явном отсутствии к народам империи интереса со стороны русских (чего, судя по ответам нерусских респондентов им как раз и не хватало), при сомнении в возможности в дружбе народов, при преобладающем фаталистском и почти безразличном отношении к распаду СССР, а у значительной части респондентов и к Российской федерации, мы обнаруживаем, анализируя дальше ответы на вопросы анкеты, очевидные противоречия. Подавляющее большинство считает, что многонациональные государства - лучшей формой государственного устройства, а СССР - нуждавшимся лишь в определенных реформах-коррективах, чувствует до сих пор обиду по поводу распада СССР и выхода из его состава республик, а народы бывшего СССР продолжает воспринимать как «свои», более того - соглашается, что им может и должна в случае беды быть оказана военная помощь.

 

Многонациональное государство

«За многонациональными государствами будущее, так как в современном мире практически не осталось мононациональных государств» (жен., 30 лет, высшее). «Многонациональное государство, думаю, в общем, хорошо. Идеальная модель - монархия. Идеальная модель межнациональных отношений - взаимопонимание, сотрудничество и другие слова, которые употребляются на официальных встречах, но редко раскрывается понимание этих слов» (муж., 30 лет., обр. среднее). «Многонациональное государство - это трудно. Вроде одна страна, а все разные. У всех разные привычки, взгляды на жизнь, традиции. Если и создавать многонациональное государство, то не просто так, с целью объединения. Прежде всего, нужно исходить из общности взглядов» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Многонациональное государство - это не то чтобы плохо, но много сложностей. Идеальной модели многонационального государства не знаю и идеальных многонациональных отношений тоже не знаю» (жен., 48 лет., обр. высшее). «Отделения до 17-го года никто из окраин не хотел (это действительно правда), все хотели культурной автономии, но выйти из состава Российской империи - это значит лишиться всех материальных льгот и привилегий - это к вопросу о многонациональном государстве» (муж., 50 лет, обр. среднее). «Идеальная модель многонационального государства: крепкие законы, охраняющие личность и созданий условия для экономического роста. Свободный выбор, хочешь - изучай любой язык, культуру, обогащайся духовно, не ущемляй интерес другого» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Идеальная модель многонационального государства - равные права всем народам» (жен., 51 год, н/высшее). «Поддержание межнациональных отношений в порядке всегда требует постоянных административных усилий со стороны руководящих органов в организации баланса интересов наций и меньшинств, особенно если нации исповедуют различную религию и используют разные языки. Поэтому создание многонациональных государств, в которых уровень развития наций еще и различен, по моему мнению, это всегда бомба замедленного действия. Решение этой проблемы может лежать либо в плоскости ассимиляции с коренным населением, либо путем создание резерваций» (муж., 29 лет. обр. высшее). «Идеальных моделей не существует» (жен., 36 лет, обр. высшее). «Идеальная модель многонационального государства - объединение на основании ненасилия и равноправия. Однако другие народы должны признавать главенство православной веры в государстве. Религия не должна быть отделена от государства» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Модель сильного многонационального государства - сотрудничество автономий на общей территории, прообраз этого - СНГ» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Многонациональное государство на справедливых началах невозможно. Идеальная модель не создана, но возможно экономическое, военное сотрудничество» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Идеальных многонациональных государств сейчас быть не может» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Идеал многонационального государства - Российская империя. Идеал межнациональных отношений - соблюдение свободы каждой народности» (муж., 25 лет, обр. высшее). «Идеал многонационального государства - православная монархия.» (жен., 27 лет, обр. среднее). «Идеал многонационального государства - христианская Империя, симфония властей» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Многонациональное государство хорошо, но при правильной национальной политике. Модели идеального многонационального государства не знаю. Для этого надо много ездить и смотреть самому, разговаривая с людьми» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Думаю, что мононациональное государство предпочтительно, но на территории России – недостижимо. Трудно ужиться вместе нескольким десяткам народов с их языками и обычаями, не задевая «национальных чувств» друг друга» (жен., 35 лет, обр. высшее). «Устройство государства должно быть не на национальной основе, а на административной: губернии, области, штаты. И т.д. Уважение национальных ценностей, образа жизни, религии, культуры, но ведущей в России должна быть русская культура.» (муж., 75 лет, среднее). «Многонациональное государство – это хорошо, когда народы в нем живут в мире, согласно общечеловеческим взаимоотношениям, объединены общими интересами» (жен., 20 лет, обр. среднее). «Национальная политика в Советском Союзе была не идеальной, но вполне приемлемой (лучшую еще никто не придумал). Многонациональное государство – единственный способ занять свое место в истории и культуре. Кто-нибудь может привести примеры мононациональных государств, оставивших заметный след в мировой культуре? Единственный (условный) пример – Германия – требует отдельного разбора (не стоит считать американцев, англичан, французов или даже бельгийцев и швейцарцев едиными нациями – у отдельных их частей разная история и даже разные языки). А Польша, например, переживала расцвет культуры, только находясь под чьим-нибудь владычеством. В периоды независимости Польша представляла собой нищее и агрессивное государство, а все таланты поляков уходили в непомерные амбиции» (муж., 30 лет, обр. н/высшее). «Многонациональное государство – это и хорошо и плохо, как вообще и хорошо и плохо все сущее. Идеальной модели в действительности быть не может, за все приходится платить, каждое возможное решение будет иметь как свои плюсы, так и минусы. СССР погорел неправильной национальной политике, на попытке найти одинаковый подход ко всем национальностям. В дальнейшем следует проводить различную политику, то есть вознаграждать за лояльность и наказывать за нелояльность к России. Не может быть единой национальной политики по отношению к белорусам и чеченцам, чукчам и армянам» (жен., 33 года, обр. н/высшее). «У многонационального государства есть плюсы и минусы. Идеально, если бы государство было славянским. Отношения с народами Средней Азии, Кавказа и Прибалтики можно строить только по принципу «Метрополия – колонии»» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Многонациональное государство – это чаще всего просто данность» (муж., 28 лет, обр. высшее). «Многонациональное государство имеет множество преимуществ. Более того, наверное не существовало ни одного крупного государства, которое не было бы многонациональным. Другое дело, на каких принципах такое государство строится. Что касается идеальной модели многонационального государства, то возможно существование нескольких таких моделей, в зависимости от того, какие народности туда входят и на какой ступени экономического развития они находятся.» (жен., 28 лет, обр. высшее). «Многонациональное государство в принципе хорошо» (жен., 31 год, обр. среднее). «Многонациональное государство в принципе хорошо. Идеальной модели в историческом плане существовать не может. Относительно идеальной моделью межнациональных отношений являлась Российская империя, хотя бы потому, что она сохранила и физически и с точки зрения самобытности все, даже самые маленькие, самые “экзотические” народы, которые она в свое время в себя вобрала (чего нельзя сказать о других империях).» (муж., 35 лет. обр. среднее).

 

Еще свои или уже чужие?

Большинством опрошенных русских народы бывшего Союза в то или иной степени воспринимаются как свои и их уход из общего государства вызывает обиду, остатки которой чувствуются и до сих пор. И это при том, что значительное большинство респондентов вроде бы приветствуют распад Союза. Этот факт нам еще предстоит объяснить, а пока послушаем наших информантов:  «Отделение республик вызвало обиду. Я считала представителей народов СССР своими. Это отношение осталось» (жен., 59 лет, обр. среднее). «Чувства обиды нет, а переоценку отношения вызвало. Да, я считала и сейчас считаю народы СССР своими» (жен., 39 лет, обр. н/высшее). «Чувство обиды было, оно остается и сейчас. Народы бывшего СССР за некоторым исключением считал и считаю своими» (муж., 25 лет, обр. высшее). «Отделение республик не обижало, к тому же, казалось, рушилось все. Да, переоценка отношений была. Считала представителей союзных республик своими. Остатки этих чувств сохранились» (жен., 48 лет. обр. высшее). «У меня отделение вызвало чувство горечи. Да, конечно, считала своими. Это чувство осталось» (жен., 72 года, обр. высшее). «Чувство обиды в некоторой мере было. Советские народы считал и считаю своими» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Народы бывшего СССР считала и считаю своими» (жен., 27 лет, обр. среднее). «Чувство обиды отчасти было, народы бывшего СССР считала и считаю своими» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Чувство обиды было и до сих пор осталось. Считали своими белорусов, украинцев, армян, грузин, молдаван. В отношении них так и осталось» (муж., 29 лет, обр. высшее). «У нас чувство обиды вызывают правители, решившие все единолично, как левая нога захотела. Причем здесь воля народа? Все проголосовали за Союз, а эта троица в Беловежье все разрушила. Все жили дружно. Чувство, что отрезали искусственно палец, который всегда присутствовал на руке» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Я считал и считаю многих представителей нацменьшинств своими, хотя не могу сказать этого о некоторых русских» (муж., 29 лет. обр. высшее). «Распад Советского Союза вызвал боль. Прибалтика должна была от нас уйти, так как это совершенно другая культура. Украина, Белоруссия, как единый великий русский народ разрезан по живому. Это трагедия. Кавказ не даром был предметом заботы и выверенных шагов царского правительства, хотя и были сложности, например с Чечней. Армению спасли от геноцида» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Чувства обиды не было, но народы СССР считала своими» (жен., 29 лет, обр. н/высшее). «Распад СССР вызвал у меня не обиду – чувство глубокого унижения и глубокого же непонимания. Думаю, что механизм этого явления – лишь часть каких-то глубинных деструктивных процессов, происходящих сейчас в мировой истории. Доказательство тому – одновременный распад Югославии и Чехословакии (вот уж на что благополучное государство было!), а также деструктивные центробежные процессы в так называемых странах «третьего мира» (например, на Среднем Востоке)» (муж., 30 лет, обр. н/высшее).

А вот альтернативная точка зрения, которая, правда, в ответах респондентов встречается значительно реже. «Не могу сказать, чтобы у меня это отделение вызвало чувство обиды, потому что в этом Россия, отчасти сама виновата. Переоценку отношений не вызвало, потому что всегда надо помнить что “как волка не корми, он все равно в лес смотрит”, и если удастся благоприятный момент, то побег этот всегда очень вероятен, даже если от него будет один только вред для сбежавшего. И это не характеризует как-то особо именно эти народы, а является общим показателем греховности всей человеческой природы» (муж., 35 лет. обр. среднее). «Меня совершенно не трогает ничье отделение» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Отделение окраин - нахлебников России - какая же тут обида?» (муж., 50 лет, обр. среднее). «Обида быстро прошла – они в своем полном праве» (жен., 36 лет, обр. высшее). «Не считал своими и не считаю» (муж., 75 лет, среднее). «Отделение сначала Прибалтики, а потом и других республик я считала неизбежным, так как они всегда стремились к этому. Это не вызвало у меня чувства обиды, но я думаю должно послужить уроком России впредь ни с кем не объединяться (даже с Белоруссией)» (жен., 35 лет, обр. высшее). «Это как в семье, а семьи бывают разные, смотря какие "родители". Если "ребенок" хочет жить в семье, то пусть живет, если хочет жить самостоятельно, то пусть попробует. Никакой обиды» (жен., 42 года, обр. среднее). «Некоторая обида была, но быстро прошла. Раньше я считал народы СССР своими, но теперь уже так не считаю» (муж., 48 лет. обр. высшее). «Чувства обиды не вызвало» (жен., 28 лет, обр. высшее). «Раньше считала своими, сейчас не очень. Нет, обиды не чувствовала» (жен., 27 лет, обр. высшее). «Чувства обиды от отделения республик не чувствую» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Если кто-нибудь желает жить отдельно – это его право. Чувство обиды здесь невозможно» (жен., 20 лет, обр. среднее). «Чувство обиды вызвало не отделение республик, а распад Союза, как такового. Вызвало переоценку, в худшую сторону. Пока жили в одном государстве - считали своими. Это отношение осталось к славянским народам» (жен., 31 год, обр. среднее).

 

Должны ли мы их защищать?

Еще более удивительно выглядит то, что на фоне безразличия к распаду Союза, и на том фоне, что более трети респондентов не считают жителей бывших союзных республик за своих, респонденты почти единогласно высказываются за необходимость военной помощи бывшим союзным республикам, причем некоторые респонденты даже не оговаривают оказание такой помощи какими-либо условиями.

«Военная помощь оказываться должна» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Должны оказывать военную помощь всем и во всех случаях» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Да, военную помощь оказывать должны всем бывшим союзным республикам в случае агрессии против них» (жен., 20 лет, студентка). «В случае агрессии военную помощь надо оказывать союзникам, которые входят в один оборонительный союз» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Сложный вопрос. Страшно терять своих сыновей, так что в каждом случае нужно думать особо. А если не человеческими ресурсами, то следует помогать всем бывшим союзным республикам» (жен., 53 года. обр. среднее). “Оказывать военную помощь нужно, так как это всех нас тоже касается. В сильной и неделимой России заинтересованы все республики» (муж., 40 лет. обр. высшее). «Должны. Прежде всего тем, кто не предал Россию и будут просить у нас помощи. Если же, скажем, Таджикистан объединиться с Ираном и будет воевать с НАТО, то это вопрос сложный» (муж., 40 лет. обр. высшее). «Мы должны оказать бывшим союзным республикам военную помощь в случае агрессии на них, если они попросят о помощи. Если попросят - помогать всем» (жен., 51 год, обр. н/высшее). «Да, при необходимости мы должны оказать военную помощь таким республикам как Белоруссия, Армения  в случаях агрессии со стороны других республик бывшего СССР или извне. Не стоит помогать республикам, враждебно относящимся к России» (муж., 29 лет, обр. высшее). «В рамках договоров, заключенных между странами СНГ» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Мы должны оказывать военную помощь в случае, если это напрямую затрагивает наши интересы» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Возможна и помощь в случае агрессии против них. Не могу предугадать, в каких именно случаях» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Да, в случае агрессии противника, тем, кто попросит помощи» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Следует оказывать помощь в случае вмешательство Америки» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Наверно, если попросят» (жен., 27 лет, обр. высшее). «Если есть договор, или по обстоятельствам» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Да, должны» (жен., 42 года, обр. среднее). «Думаю, да» (жен., 41 год, обр. среднее). «Должны помогать Белоруссии или Армении в любом случае и остальным, если это отвечает нашим интересам» (жен., 33 года, обр н/высшее). «Военную помощь мы должны оказывать, тем бывшим союзным республикам, которые заинтересованы в сильной и неделимой России, которые не обернут полученное оружие против нас и которые ничем себя не скомпрометировали перед нами» (жен., 39 лет, н/высшее). «В определенных случаях можно, например, попытаться защитить армян от турок» (жен., 31 год, обр. среднее). «Военную помощь республикам в случае агрессии против них оказывать надо» (муж., 35 лет, обр. среднее).

И только трое из опрошенных высказались против военной помощи бывшим собратьям по Союзу. «Если у нас есть какие-либо договоры, мы должны в случае чего оказать военную помощь. А так не стоит лезть в чужие конфликты. Нам почему-то всегда больше всех надо. Мы готовы совать свой нос везде. Только вот никакой пользы не видно» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Мы не должны оказывать никакой помощи бывшим союзным республикам, пока они самостоятельны» (муж., 59 лет, обр. среднее). «После распада СССР – ни в каких республиках. Россия не должна никому никакой внешней помощи и должна избегать втягиваться в чужие военные конфликты» (жен., 30 лет, обр. высшее).

 

Понимают ли русские, чего они хотят?

Этот вопрос был задан нерусским респондентам? В большинстве случаев ответ отрицательный. «Русские плохо понимают, что им надо в политическом смысле» (армянка, 74 года, обр. среднее). «Мне кажется, что русские ничего не понимают в политическом смысле» (армянка, 52 года, обр. высшее). «Да, считаю что русские того, что им надо в политическом смысле, не понимают» (армянка, 69 лет, обр. высшее). «Как невозможно понять русскую душу и вообще "умом Россию не понять", я думаю, что русские вряд ли понимают, что им нужно и кто им нужен. И вообще страна идет методом эксперимента. Я думаю, что это будет надолго» (армянка, 45 лет, обр. высшее). «Я думаю, что русские пока что не понимают, что им нужно в политическом смысле, потому, что я абсолютно уверена, что в каждом  народе должен править человек своей национальности. Понимаете, глава должен быть русский. Вот Лукашенко где-то мне импонирует» (армянка, 35 лет, кандидат медицинских наук). «Я далеко не уверен, что русские понимают, что им надо,  в плане создания своей государственности» (армянин, 37 лет, обр. высшее). «Думаю, что понимают. Ну, в политическом смысле, я так думаю, они хотят, чтобы у них было сильная страна, чтобы была экономика, чтобы выплачивали зарплату вовремя, пенсии, я думаю, что все хотят, стабильности. Экономической и политической, просто в России экономика, политика, это такие, друг от друга очень сильно зависящие вещи, если политика нестабильна, экономика сразу начинает» (армянин, 33 года, обр. среднее). «Понимают ли сами русские, что им надо в смысле политическом и хотел бы я помочь им понять, что им надо? Прежде всего в этом вопросе нужно бережно обращаться с русскими. Что и проявляется в позиции множества людей, симпатизирующих русскому народу. Во-первых, если на то пошло, можно и не понимать своих задач, и прекрасно жить. Зато уж совсем нельзя давать лишний повод русским заняться самокритикой: в этом занятии они часто теряют меру и способность себя беречь. Например, мгновенно берут на себя ответственность за все беды мира, за своих руководителей, которых, кстати, при взгляде со стороны, никто с русским народом и не отождествляет. Но обычно русские этому утверждению не верят. А зря… У русских несколько преувеличенное мнение о своем «непонимании задач». Другие народы тоже не понимают своих задач, но никто себя так сильно не терзает. Кроме того, как показала практика СССР, поведенческий стереотип, своеобразие этой многонациональной страны, заданный именно русскими, не воспринимался ими как принадлежащий своему родному этносу в первую очередь. Хотя поведение СССР снаружи воспринималось именно как русское. В результате любых «мероприятий», когда побеждали надуманные, фантастические идеи (НЭП, коллективизация, репрессии, кукуруза, перестройка) сразу подвергалось разрушению (в первую очередь) нечто «русское культурное». Что тут же отталкивало другие народы (тысячи примеров!), а как только наступал более-менее спокойный период, это вызывало симпатии других народов, поскольку оживало это «русское» (армянин, 42 года, обр. высшее). «В политическом смысле русские, мне кажется, ничего не понимают. Ведь чисто русских на самом дела мало. Они от разделения страдают не меньше остальных, и мне кажется, поэтому ожесточились» (украинка, 28 лет, обр. среднее). «В политическом смысле русские не понимают, что им надо» (украинка, 50 лет, обр. высшее).

«В политическом смысле простой народ не понимает ничего, а те, кто у власти, все хорошо знают» (украинка, 25 лет, обр. среднее). «Русские не понимают в политическом смысле, что им надо» (украинец, 21 год, студент). «Понимать-то они понимают, но они пока что еще не видят путей и средств к осуществлению того, что им надо» (украинец, 52 года, обр. высшее).

«Народ находится в смятении. Есть те, кто понимает. В общем, русские разные» (литовец, 30 лет, обр. высшее). «Конечно, понимают, потому что хочется, что бы и президент был нормальны, и что бы завтрашний день был защищен. И чтобы дети были защищены, а то сейчас вот вводится платное образование, одни могут учить детей, другие не могут учить детей, очереди на жилье рухнули.

Все это рухнуло, все сломалось» (литовка, 35 лет, обр. среднее). «Да, в политическом смысле русские знают, что им надо, но часто меняют свое мнение» (грузинка, 32 года, обр. высшее). «В политическом смысле русские плохо понимают, что им надо. А почему — не знаю» (грузин,  33 года, обр. высшее). «В политическом смысле уже никто ничего не понимает, русские тоже; над всем доминирует экономика» (грузинка, 30 лет, обр. высшее). «А в политическом смысле по-моему никто ничего не понимает» (грузин, 50 лет, обр. среднее). «В политическом смысле простой народ ничего не понимает, а политики хорошо знают, что делают. Им нужна власть, чтобы были деньги» (грузин, 49 лет, обр. высшее).

«Понимают ли русские, что им надо в политическом смысле? Люди устали» (дагестанец, 65 лет, обр. высшее). «Мне кажется, что у русских очень мало патриотизма, иначе бы они не покидали бы толпами свою страну и не хвастались бы, приезжая в отпуск, какие там дороги хорошие, какая там чистота, а жили бы дома, и делали так у себя» (дагестанец, 36 лет, обр. высшее). «Нет. Способные люди не участвуют в политике, отошли» (дагестанка, 35 лет, обр. среднее). «В политическом смысле русские плохо понимают, что им надо. Они уже никому не верят» (дагестанец, 40 лет, обр. высшее).

«Русский народ в политическом смысле не понимает, что ему надо, спит» (татарин, 60 лет, обр. высшее). «Нет, если и понимают, то единицы» (татарка, 30 лет, обр. высшее).

 

Итак, будущее представляется достаточно смутным? Даже если предположить, что русскую государственность могла бы укрепить национальная идея, то в чем она состоит и где ее в конце концов взять?

 

В чем состоит национальная идея?

Вопрос русским респондентам: «Существует ли русская национальная идея? В чем она состоит, по  Вашему мнению? Может ли на основе такой идеи строиться государство?» Вариантов ответов три. Первый - национальной идет нет, либо никому неясно в чем она состоит, либо от нее один вред. Второй - национальная идея отождествляется с государственной идеей. Третий - отождествляется с религиозной идеей.

«Русская национальная идея - полный бред. Строительство государства на такой идее - еще большая глупость» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Думаю, что любая национальная идея добра не приносит. А уж государство на ней строить никак нельзя» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Не знаю» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Зачем нам идея?» (муж., 28 лет, обр. среднее). «А, ну, вероятно, по какому-нибудь Петербургскому Православному радио и выдвигаются какие-нибудь такие идеи, но мне это неинтересно» (жен., 20 лет, студентка). «Объективно – нет, никаких национальных идей, если нации в здоровом состоянии, не существует. Это всё от истерики. Такое государство обречено (Германия). С религией связаны национальные идеи исламских государств. На эту тему можно не продолжать» (жен., 36 лет, обр. высшее). «С позволения сказать, да, - у нацистов РНЕ» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Нет» (жен., 27 лет, обр. среднее). «Существовала, сейчас нет» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Не думаю, что есть русская национальная идея, и что она может стать основой государства» (жен., 35 лет, обр. высшее). «В данный момент такой идеи не существует. В прежние времена эта идея была связана с сильной государственностью, со способностью России влиять на судьбы мира» (жен., 22 года, обр. н/высшее). «Есть, но она призрачна. На религии замыкаться нельзя» (жен,. 42 года, обр. среднее). «Нет. Государственность может строиться и безыдейно» (муж., 30 лет, обр. н/высшее). «Нет. Эта религия сует свой нос всюду, куда не следует» (муж., 48 лет, обр. высшее). «Не существует, а следовательно ни в чем не состоит. Попытки, заменить отсутствующую национальную идею религией  - это поиски вчерашнего дня  или же чистое ханжество.» (жен., 33 года, обр. н/высшее). «Думаю да, существует, иначе лилось бы гораздо меньше крови. Состоит в убежденности носителей этой идеи в исключительности России, в исключительности ее роли в мировой истории» (жен., 39 лет, обр. н/высшее). «Мне трудно ответить на этот вопрос. Я думаю, что она вообще-то существует, но на ее основе строить многонациональное государство нельзя.» (жен., 72 года, обр. среднее). «Русская национальная идея существует. В чем она состоит - не знаю» (жен., 48 лет. обр. высшее). «Нет, не существует» (муж., 29 лет, обр. высшее).

«Я думаю, что такая идея существует и на настоящий момент, по-моему мнению, она состоит как в сохранении и укреплении русской нации, так и в поднятии престижа и территориальной целостности Российского государства. Я хотел бы, чтобы к русским за пределами страны не относились как к людям второго сорта. Такую национальную идею-чувство вполне можно использовать для построения государства, но она не может стать самодостаточной. Я думаю, что у каждого класса свое понимание национальной идеи и свое видение будущего России. Религия играла огромную роль в прошлом России, но в настоящий момент я бы не стал связывать религиозные чувства с русской национальной идеей» (муж,. 29 лет, обр. высшее). «Существует. Государство строится в соответствии с законами справедливости» (жен., 20 лет, н/высшее). «Как говорят мои московские и украинские друзья: И сохранят покой моей страны // Бискайский флот и Андаманский флот! К сожалению, другой русской идеи я на настоящий момент не знаю» (муж., 30 лет, н/высшее). «Существует, но не сформулирована достаточно точно, чтобы вдохновить народ на объединение в борьбе за создание сильного независимого, экономически развитого государства. Государство строится на основе национальной идеи. С религией национальная идея связана слабо» (жен., 59 лет, обр. среднее). «Пока еще нет. Идея в том, чтобы Россия возродилась, но пока эта идея не имеет конкретных форм. С религией не связана» (жен., 27 лет, обр. высшее). «Да, она существует, но спит глубоко в подсознании каждого русского. Она связана прежде всего с историческими корнями. Она состоит в мощи русского народа. Религия может меняться, так же, как и государственный строй, а народ и государство остаются» (жен., 31 год, обр. среднее).

«Да, русская национальная идея есть, и она живет подсознательно в генах каждого русского, а не «русскоязычного», а именно - «Вся трудовая Россия - единая артель, работающая дружно и согласованно». Артелью Русь и громила врагов и строила сверхдержаву. Но беда - артель не командовала сама, ею командовали прохвосты вроде Сталина, Хрущева и т.д. Если всероссийская артель будет создана и будет командовать Россией, то остальной мир вздрогнет. Это будет похлещи Китая с американской техникой, чем пугают весь мир с Запада» (муж,. 59 лет, обр. среднее). «Национальная идея - это возрождение Православия, культуры, нравственных ценностей, любви к Родине, России и грамотное правительство с толковой программой развития страны, четко поставленными целями» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Русская национальная идея - возрождение Православия. Основная религия - Православие. Все ответственные посты в России от президента до детектора предприятия - православным людям. Восстановление монархии» (муж., 40 лет, обр. высшее).  «Да, связана с сильной государственностью и православным мировоззрением» (муж., 25 лет, обр. высшее). «Русская национальная идея существует. На такой идее государство строиться может, если оно продержалось на ней тысячу лет» (муж., 35 лет, обр. среднее). «Не знаю. Если есть, то она, на мой взгляд, связана с религией» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Русская национальная идея состоит в верности Христу и  воплощении во  всех  сторонах жизни христианского идеала. Государство на такой основе не только может,  но и строилось весьма успешно. Она является религиозной» (жен., 55 лет, обр. высшее). 

 

Есть ли у русских национальное чувство?

Отсутствие собственно национальной идеи у русских объясняется простой причиной - отсутствием у русских  в большинстве своем национального чувства. Вопрос ставился так: Когда в Вас впервые проявилось национальное чувство? С чем его проявление было связано? Насколько оно связано с воспитанием, которое Вы получили?

«Национального чувства как такового во мне не проявилось. Национальность для наших народов - вещь второстепенная» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Никогда в жизни я этого не испытывала» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Воспитывали правильно, то есть, не акцентировали внимание на национальности - был бы человек хороший. А что касается конкретных национальностей, то после 200 лет татаро-монгольского ига, многочисленных польско-литовских, ливонских, Отечественных воин, лагерей, репрессий, эвакуаций, строительства БАМа и прочих катаклизмов, спрашивать у кого-либо чистоту крови просто неприлично» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Чувства гордости за национальность особого нет. Просто приятно, когда, например, в Молдавии в 1968 г. принимали как друга» (муж., 50 лет, обр. среднее). «Получила интернациональное воспитание» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Национальное чувство не проявлялось» (муж., 28 лет, обр. среднее). «Что это такое? Не проявлялось» (жен., 20 лет, студентка). «Не было. Ни с чем. Воспитывалась, учась у природы - всех любить» (жен, 53 года, обр. среднее). «Воспитывалась в духе интернационализма. Поняла, что русская, когда моя Родина стала называться не Советский Союз, а Россия» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Воспитывали в духе интернационализма» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Не помню, чтобы в воспитании был акцент на национальности» (муж., 30 лет, обр. высшее). «В детстве появилось чувство любви к Родине. Это чувство нельзя назвать национальным. Если бы я была не русской, а принадлежала к другой национальности, но жила бы в Ленинграде и в России, то любила бы город и страну так же» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Родители внушали мне, что национализм – худшее из чувств. Не знаю, правильно ли это. Я русская, но не испытываю чувства общности с другими русскими или с этой страной. Думаю, что другие русские тоже лишены этого чувства  общности и поэтому русской нации, как таковой не существует» (жен., 35 лет, обр. высшее). «Я люблю свой город и Россию, не задумывалась, о том, что такое национальность» (жен., 20 лет, обр. н/высшее). «Достаточно острых моментов не было. Конечно, с воспитанием в семье это связано прежде всего, меня не настраивали против людей другой национальности» (жен., 30 лет. обр. среднее). «По воспитанию не столько русская, сколько ленинградка, и чувствую связь главным образом с городом, а не со страной. Национальность – это графа в паспорте» (жен., 33 года, обр. н/высшее). «Меня воспитывали в духе интернационализма и я этим довольна» (жен., 28 лет, обр. высшее). «Национальное чувство у меня никогда не проявлялось. Это напрямую связано с воспитанием, которое я получила» (жен., 39 лет, обр. н/высшее). «Об этом я никогда не задумывалась. Безусловно, считаю, что воспитывали правильно,  потому что у меня нет антагонизма к другим национальностям» (жен., 72 года, обр. среднее).

Часть респондентов связывают проявление национального чувства с событиями последнего времени. «Национальное чувство остро проявляется сейчас, когда на русских стараются свалить все грехи, исторические ошибки предателей. А пострадали-то русские больше всех, ибо русская душа всегда открыта страждущим, и это не высокие слова, это заложенная в нас генетика» (жен., 48 лет, обр. среднее). «В 90-х гг. и связано с развалом страны» (муж., 40лет. обр. высшее). «Раньше этого чувства не было, а теперь появилось, но в хорошем смысле этого слова. Связано это с тем, что в нас плохо развивали это чувство, а теперь произошло "обострение" - в связи с нападками в наш адрес. Теперь знаем, что такое национальность, и появилось чувство гордости за "державу''» (жен., 42 года, обр среднее).

Очень редко оно связано с семейной традицией. «Национальное чувство появилось, можно сказать, с рождения, так как меня воспитывали в русской традиции» (жен., 30 лет, обр. высшее). «У меня лично национальное чувство проявилось в школе, в связи с начавшейся в Советском Союзе травлей евреев (дело врачей и т.п.), а затем усилилось в связи с моим старомодным, старорусским воспитанием, когда с ребенком кто-нибудь из родственников либо мать сидел и воспитывал» (муж., 59 лет, обр. среднее). «Меня воспитывали в уважении к российской истории и монархии. (Прадед погиб, воюя за белых.)» (муж., 30 лет. обр. высшее).

Относительно часто респонденты связывают национальное чувство с государственным и практически отождествляют национальное чувство с патриотизмом. «Проявление национального чувства связано с успешным выступлением страны на международной арене; таким как успехи в области освоения космического пространства, спортивные победы, новые технологии, научны достижения и т.п. и статусом страны в геополитическом плане. Это чувство формировалось вместе с взрослением. Воспитание оказало на это небольшое влияние» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Во время какой-то из последних Олимпиад, после распада СССР, когда заиграли гимн России, пусть и без слов. Меня действительно воспитывали с сознанием того, что наши спортивные достижения – это наша национальная гордость» (жен., 36 лет, обр. высшее). «С осознания того, что живу в великой державе» (муж., 25 лет, обр. среднее). «12 апреля 1961 года» (муж., 75 лет, обр. среднее). «С ощущения гордости за свою страну. Оно сильно связано с воспитанием» (жен., 31 год, обр. среднее).

Отдельно выделю три ответа, стоящих особняком и практически заменяющие национальное чувство имперским. «В поездках по стране,  когда видела и узнавала, как много русские делали для других республик» (жен., 59 лет, обр. среднее). «Очень сильно было связано с воспитанием, которое мы получили. Национальное чувство состояло из двух составляющих: дружба народов + русский национализм. Положительно связано, когда с детского сада твердили, что у нас дружба народов, а русский национализм связан с осознанием исторической роли русского народа» (жен., 27 лет, обр. высшее). «Нет у меня национального чувства!!! Есть лишь чувство горечи за Империю... Например, Византийскую. Или Австро-венгерскую. Даже Римскую и Британскую - и то жалко» (муж. 30 лет, обр. н/высшее).

 

О дальнейшей судьбе России.

На вопрос о дальнейшей судьбе России ответили не более одной шестой опрошенных, да и то, в большинстве случаев  это не ответы, а скорее выражения растерянности. Остальные этот вопрос просто пропускали. Более или менее четкие ответы давали только религиозные люди. «Говорить о дальнейшей судьбе России сейчас сложно» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Как и любой русский человек, я верю в Россию, в ее будущее. Предсказывать что-либо не берусь» (жен., 30 лет., обр. высшее). «Будущая судьба России в укреплении ее национального суверенитета» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Нужна национальная идея, возрождение Православия и православных ценностей, вера в возрождение у народа утраченного. Новая молодая поросль, избавленная от груза прошлых ошибок может возродить Русь. Сила России в ее глубинных духовных корнях и культурном наследии» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Православие - в этом все; далее - Монархия» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Дальнейшая судьба - верю в возрождение, но как... обязательно после народного покаяния, т.к. множество людей должны вернуться в Церковь и изменить свою жизнь. Символ России, наверное, крест. Сила России в Православии, а слабость в идолопоклонничестве» (муж., 30 лет, обр. высшее). «На текущий момент судьба России для меня весьма туманна и облачна. Многое зависит как от нас самих, так и от политики развитых европейских государств, Америки и Китая по отношении к России. Символом России я бы назвал купола церквей. Сила России в обладании ядерным оружием; слабость в гнилой государственной машине и нищем народе. Со временем представление о судьбе России меняется и всегда в худшую сторону» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Если текущая практика в верхах продолжится – ничего хорошего. Сила (была) – в неумопостигаемо обильном ресурсе (не путать с богатством), который воспринимался русскими в течение веков буквально бесконечным. Слабость – в исторической прерванности европейских традиций просвещения, правовой законности, демократии, республиканизма (уничтожение Новгородской цивилизации)» (жен., 36 лет, обр. высшее) «Дальнейшая судьба России видится плачевной,  если только не чудо милости Божией.» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Будущее России - Российская империя, но смутно верится, нужно чтоб проснулось государственное самосознание» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Восстановление православной монархии, но сие есть сказка. Надеюсь на лучшее, рассчитываю на худшее. Ужас и хуже того. Слабость в том, что поддались на обман, сила - в  неисчерпанной надежде» (жен., 27 лет, обр. среднее). «Перспектива не из лучших, но...» (жен., 42 года, обр. среднее). «Россия слабее, чем раньше, но может быть и не так слаба, как кажется. Мнение о судьбе России меняется в худшую сторону, когда я вижу, что большинство людей очень пассивны, а мозги у них окончательно загажены СМИ. Символы России - советский флаг над рейхстагом., Т-34 и АК-74» (жен., 33 года, обр. н/высшее). «Будущее России очень туманно» (жен., 39 лет, обр. н/высшее). «Не очень оптимистично на ближайшее время, но в дальнейшем, наверно, лучше» (жен., 27 лет, обр. высшее). «Смотрю на будущее с надеждой. Сила России в духе российского народа, а слабость... Я не вижу слабости» (жен., 72 года, обр. среднее). «Будущее в тумане» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Я надеюсь, что Россия перейдет от  феодализма к капитализму Мнение о судьбу России меняется, оно было гораздо более пессимистичным лет 10 назад» (жен., 28 лет, обр. н/высшее).

 

Способны ли русские к государственности?

Нечеткие ответы о будущем России вполне объясняются ответами на вопрос: «Что такое Российская государственность? Есть ли у русских особые способности в области государственности?» Мало кто из респондентов говорит о способности русских к государственности в настоящем времени. Положительные ответы - почти только о прошлом, да и то, почти только у людей религиозных. «У нас были в историческом прошлом крепкие государственники: Петр 1, Столыпин и др. Способность есть - проявляться не дают. Проявляется эта способность в готовности брать все лучшее у других и приспосабливать на русский манер. Мы ведь мичуринцы по своей природе» (жен., 20 лет, студентка). «Российская государственность - это Монархия. И все, что от сюда следует. У русских очень много способностей, и государственные тоже есть» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Думаю, что российская государственность связана, прежде всего, с государем, то есть с самодержавием. Для народа царь-батюшка является помазанником Божиим, и народ любит царя, слушается царя и царевых слуг, готов положить жизнь за царя и отечество. Можно сказать, что как все русское, государственность связана с Православием. Если бы у русских не было в том числе особых способностей в области государственности, то не было бы, наверное, той России, которую мы помним и которая в какой-то степени есть сейчас» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Государственность России - все православно-монархическое устройство - в прошлом» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Российская государственность есть абсолютная монархия и истинное Православие. Русское государство ранее строилось на религиозных принципах. У русских есть уникальные возможности защищать свое государство. Чтобы побеждать нам нужны катастрофы» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Российской  государственности после революций 1917 года как таковой уже не существует. До революции - была и имела свои особенности. Способности в области государственности у русских, видимо, были, иначе бы в окружении завоевателей с востока и с запада Российское государство не  сохранилось и не доросло бы до огромной и могучей Империи. Основой (кроме национального характера) была Православная вера и, главное, Божие благоволение, а также особый промысел Божий о многих народах. Сейчас нет ни первого, ни, как следствие, второго, и видно, что миссия Российской государственности по отношению к другим народам при этом выполняться не может» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Российская государственность состоит в добровольном объединении разных народов вокруг русского, и в способности не ущемление самобытности других народов» (муж., 25 лет, обр. высшее). «Да, были особые государственные способности, что выразилось в создании великой Империи» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Российская государственность — это православное самодержавие как наиболее совершенная форма осуществления православного идеала на земле, а также наиболее эффективная форма внешней защиты и хранения Православия. Государственные способности русских проявляются только в рамках этой формы государственности, в отношении других форм русский народ является крайне “бездарным”» (муж., 35 лет, обр. среднее).

О настоящем (а значит и о будущем) только в минорных тонах: «Российская государственность - умение наших чиновников задурманивать голову собственному народу» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Земля наша велика и обильна, а порядку в ней нет» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Наверное, у русских никаких особенностей в области государственности нет. Мы постоянно строим государство по примеру других, но на нашей земле это не очень получается» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Государства в общепринятом понимании пока у нас нет» (муж., 50 лет, обр. среднее). «Основная отличительная черта нашей государственности исторически сложилась как жестко централизованная система управления военным лагерем. Чисто вынужденная система из-за плохих дорог, большой протяженности территории и громадным количеством нахальных дураков на местах власть имеющих. За тысячелетнюю история русские вывели в наследственности свой особый ген. И для старых, и для малых это очень любимая тема: «Государство - все, личность - ничто.» «Ты начальник - я дурак, я начальник - ты дурак и холоп. Так нас воспитывали 1000 лет истории. И при том Россия то голодала, то воевала. Отсюда преувеличенное почтение государственной власти у русских. Так что с детства русский или князь, барин или холоп, раб. Другого, среднего ему не дано» (муж., 59 лет, обр. высшее). «Особых способностей русских в области государственности не знаю» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Нету у русских особых способностей в области государственности» (муж., 28 лет, обр. средне). «Российская государственность после революции - это сплошное шараханье из стороны в сторону и чехарда политических лидеров. Качества нет - есть количество» (жен., 20 лет, студентка). «В настоящий момент российская государственность переживает не лучшие времена. Вся система законодательной и исполнительной власти пропитана бюрократизмом и коррупцией. Не наблюдается никакой ответственности за принятые решения. Страна живет только одним днем. Особых способностей в области государственности у русских нет» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Не знаю – что такое российская государственность» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Никакой особой государственности у русских нет - она не отличается от других народов» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Сказать можно только одно, что у нас либо сильная централизованная власть, либо бардак» (жен., 22 года, обр. н/высшее). «Эта тема у меня вызывает автоматическую идиосинкразию – уж больно неприглядно выглядела эта государственность в последние сто лет существования Российской империи. СССР и то симпатичнее» (муж., 30 лет, обр. н/высшее). «У русских уникальная способность к разгильдяйству, что проявляется во всех областях нашей государственной и общественной жизни» (жен., 33 года, обр. н/высшее). «Особенность российской государственности заключается в более или менее умелом оболванивании масс правящей верхушкой. Массы в России оболваниваются с легкостью» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Тяготение к автократии. Коррупция в верхах. Нет особых способностей. Не проявляется ни в чем. В развале, который продолжается, наверно, с начала века» (жен., 31 год, обр. среднее).

 

Представители диаспор о будущем России.

Интересно, что представители диаспор, неразрывно связывающие свою жизнь с Россией, представляют ее будущее значительно более отчетливо.

«Мы желаем России процветания и считаем, что новая Россия не будет похожа ни на дореволюционную, ни на западную» (армяне, муж и жена, по 49 лет, обр. высшее). «Какой бы я хотела видеть Россию? Ну естественно богатой, процветающей, и самое главное гордой. Понимаете, все равно я горжусь, тем Советским Союзом, который был. Я не представляю, если был бы Советский Союз, чтобы проблема с Югославией возникла. Это был такой плевок нам, ну мы как-то, в какой-то степени что-то сейчас отвоевали, как-то своих ребят послали, но на самом деле это был  большой плевок, и не знаю, поймут ли наши эти правители. Есть политика государства, которую предавать нельзя, не смотря ни на какие машины и ни на какие вещи» (армянка, 35 лет, кандидат медицинских наук). «Я бы пожелал России вернуться в Православие, покаяться в грехах» (армянин, 32 года, обр. высшее). «У России есть великое будущее. Хотел бы видеть ее сильной, экономически стабильной державой, и развитой так, чтобы была своя промышленность, свое производство. Есть же у нас очень много всего хорошего отечественного. Надо, чтобы и здесь в ходу было, и чтобы продавалось за границу» (армянин, 33 года, обр. высшее). «Ох, видимо, для русских действительно так важен вопрос о государственности… Без его обсуждения — денно и нощно — и пахарю не пашется, и летчику не латается… Как бы это вывести из-под удара этого вопроса собственно понятие России, ее существования? Конечно, Россия не может без государственности. Но говорить «России не будет» или «мы катимся в тартарары» просто нельзя. Даже в сослагательном наклонении! На бытовом уровне это называется «кликать беду». Когда мы любим кого-то, мы не говорим о его возможной смерти ни при каких обстоятельствах! Это кощунственно. А о России я слышу это здесь в Москве на каждом шагу! Есть ли у России будущее? Да, конечно, и — самое замечательное на свете! Только так!» (армянин, 42 года, обр. высшее). «Надо Россию опять сделать военной державой» (украинка, 51 год, обр. среднее). «Я хотела бы, что России и Украина объединились. Желаю России стабильности. До процветания ей очень далеко» (украинка, 20 лет, обр. высшее). «Будущее у России будет, если возьмутся за ум и бросят пить» (украинка, 54 года, обр. среднее). «Хочу видеть Россию самостоятельной. Даже если для этого придется и хлеб по карточкам есть» (литовец, 32 года, обр. высшее). «Непредсказуема Россия: убивают хороших людей. Как помочь - не знаю. Если бы знала, обязательно бы помогла» (литовка, 32 года, обр. высшее). «Если Россия будет держаться на импортных продуктах и на туристах – это будет ужас. Потому, что потенциальные возможности просто гигантские. У нас же раньше все было свое. Все свое. Одежда своя, продукты свои, образование самое лучшее. Оно действительно было самое лучшее. А сейчас как-то все стараются под Запад подстроиться, а получается все какое-то корявое» (литовка, 35 лет, обр. среднее). «Россию хочу видеть процветающей, чтоб за нее не было стыдно — в общем такой, какою была» (грузин, 50 лет, обр. среднее). «Россию я хотел видеть единой, могучей, занимающей одно из видных мест в мировой экономике, тогда хорошо будет и татарам, и грузинам и всем другим национальностям» (дагестанец, 65 лет, обр. высшее). «Русское государство хочу видеть таким, чтоб поднимались в космос наши ракеты, чтоб на параде шла мощная армия, которой мы бы гордились, чтоб американцы не двигали свой флот, куда хотят, и чтоб за границей меня уважали. А сейчас смотрят как на дурака» (дагестанец, 40 лет, обр. высшее). «Хотим видеть свою, нашу, вашу Россию процветающей и экономически, и духовно» (немец, 31 год, обр. высшее). «Россию хочу видеть большой и светлой. Дружбу народов — реальной» (татаркой, 30 лет, обр. среднее). «Восстановить бы ее в прежнем виде. Хочу видеть ее процветающей, и чтобы у власти были не евреи, а русские люди и патриоты страны» (татарин, 38 лет, обр. высшее). «Будущее России зависит от того, кто придет к власти. Желаю ей честного достойного президента» (татарин, 30 лет, обр. среднее).

«Нужно, чтобы в правительство пришли патриоты, а не нынешние временщики» (армянин, 50 лет, обр. высшее). «Будущее России зависит от того, кто будет руководить страной. Хотелось бы, чтобы там поселились патриоты» (армянка, 74 года, обр. среднее). «Укрепить российскую государственность может сильная власть и законы, которые работают» (армянка, 55 лет, обр. высшее). «Нет в России лидера. Надо было уравниловку изменить в нашем государстве, но считаю и капитализм нам не нужен» (армянка, 65 лет, обр. высшее). «Может кому-то покажется дико, а мне действительно обидно за то, что стала Россия из себя представлять на международном уровне, чтобы так ее вогнать в такое неуважение. Что за национальная политика? То есть не национальная русского народа, а такая политика - долбить русский народ, что он немощный. На самом деле, чем больше вдалбливаешь в народ, вообще в человека... Вот мы воспитываем ребенка и внушаем ему, что он может, умеет, он умный. А здесь идет совершенно обратное  -  русские ничего не умеют, они самые глупые. Мало Россия дала интеллектуалов для Европы? Она и сейчас дает. Но это угнетается, дабы, так сказать поиметь себе дешевые мозги, дешевые руки, дабы опять-таки им надо рынок сбыта, но не нужно им совершенно восстанавливать экономику России. И сомневаюсь я в этом нашем государстве. Внушить это народу, что он лучше других. На бытовом уровне мы это понимаем, колбасу уже кушаем свою, попробовали чужое дерьмо. Я совершенно не воспринимаю вот эти маленькие народы, вдруг им втемяшилось разъединяться, ничего хорошего для этих маленьким народам не будет. Большой народ будет определяющим. Вот Америка сказала: европейцы говорят о своей демократии и о своем «я», но они не имеют своего «я». Большое государство все равно есть большое государство. И точно так же у нас. Надо просто суметь заставить это государство большое уважать себя. И чеченцы пошли совершенно неправильно. Они должны были суметь отстоять свое «я» внутри этого государство, вот и все. Ну уйдет Чечня из России, она никогда не будет своего «я» иметь, она слишком мала, слишком ничтожна, у нее ничего нет для того, чтобы она имела свое «я», и я приветствую политику Армении, которая все равно придерживается России. И я думаю, что это действительно от ума у них исходит. Была Восточная Европа, так сказать, под политикой Советского Союза, а теперь она стала под политикой НАТО. Она свое «я» так и не заимела и никогда не будет иметь. Ведь на самом деле у России столько есть, что ей ни перед кем сгибаться не нужно совершено, как это можно - просить деньги у МВФ, имея свои бриллианты, имея золото, имея уральские камни, имея нефть, имея газ, и просить у кого-то деньги. Это они должны нас просить, чтобы мы продавали, чтобы не задохнуться от отсутствия нефти и газа. Силы будет у России, если она это поймет. Пока что, она десять лет этого не понимает» (армянка, 45 лет, обр. высшее). «Я вижу спасение русского народа во-первых в покаянии, во-вторых, в возвращении к своим истокам, а истоки ее в Православии. Есть Православие – есть русский народ. Есть ценности христианские, на которых строилась жизнь русского народа. Очень многие, с моей точки зрения этого не понимают. Следовательно нет единства. Нет единства – народ распадается, разбредается, наступает разложение. Что может укрепить Россию? Императорская власть, покаяние, возврат к Православию» (армянин, 32 года, обр. высшее). «Русскую государственность может укрепить только экономика» (украинка, 54 года, обр. среднее). «Оптимальное политическое устройство России — и не монархия, и не бывший Союз. Это должно быть что-то новое» (украинка, 20 лет, студентка). «Ну во-первых, это большая организационная работа со средствами массовой информации, запрещение показа, полное запрещение, порнофильмов и фильмов о насилии. Закон о распространении порнографии. Его не отменяли, но он вовсю нарушается. То же самое фильмы об уголовном мире, где героями выступают уголовники с той и с другой стороны. Мы не должны забывать, что идет процесс воспитания. Вот первое - работа  со средствами массовой информации. Они должны быть полностью в государственном подчинении» (украинец, 19 лет, студент). «Что может укрепить русскую государственность? Могла бы монархия, но род весь за границей, да и человек оттуда не сможет правильно управлять страной. Россия — считаю, должна быть царской. То, что сделал Ленин — из грязи в князи — поэтому все так и покатилось в России» (литовка, 32 года, обр. высшее). «Российскую государственность что может укрепить? Пока у нас только все разваливается. Упорно разваливается. Потенциальные возможности гигантские, просто гигантские. Полезных ископаемых просто огромное количество. И желание работать есть. Рук – ну просто неограниченно. Не дадут ведь. Возьмите хотя бы полезные ископаемые, чтобы их добывать надо, чтобы кто-то вложил в это деньги. Надо чтобы кто-то хотя бы начал, а потом уже поддержат, а получается что проще позвать этих иностранцев и пусть они это все разрабатывают и увозят к себе, а мы потом получим их эти консервы взамен. А дали бы нашему заводу работать по-человечески, он бы работал, он бы производил.» (литовка, 35 лет, обр. среднее). «Русскую государственность может укрепить только вера. В политике не разбираюсь, но знаю: пока весь народ не принесет искреннее покаяние за цареубийство, в России будет плохо. Еще Серафим Вырицкий говорил, что Господь простит Россию, если она покается за убийство Царя, станет хотя бы на 5 минут на колени» (грузинка, 32 года, обр. высшее). «Русскую государственность может укрепить экономика. Ресурсы разбазаривать не надо» (грузинка, 30 лет, обр. высшее). «Российскую государственность может укрепить только нормальная православное правительство. Хочу видеть Россию процветающей. Прежде всего духовно. У меня семь русских крестников, за которых я в ответе» (грузин, 33 года, врач). «Оптимальное устройство России — по территориальному признаку. Конфликты исчезнут, если перейти к территориальному признаку» (грузин, 50 лет, обр. высшее). «Русскую государственность может укрепить уважение человека к себе. И чтобы руководителем был человек, знающий ее историю» (грузинка, 58 лет, обр. высшее). «Русскую государственность может укрепить только яркая личность» (грузинка, 28 лет, обр. высшее). «Российскую государственность может укрепить идеология. В противном случае начнется гражданская война» (грузин, 50 лет, обр. среднее). «Считаю, что пока не существует русской государственности. Будь я у власти, я бы за сутки навел порядок. Весь Кавказ вместе с мирным населением бы уничтожил, так как считаю, что народ знал и видел, что готовятся к войне: укрепление, вооружение, рвы. Но молчал. Значит, все хороши. Желал бы России Президента умного, делового. Хотелось бы, чтоб Россией управляли русские. Грустно, что это не так.» (грузин, 49 лет, обр. высшее). «В России на главных руководящих должностях должны быть русские люди, не умаляя роль всех остальных, именно это может укрепить российскую государственность. Но ни в коем случае капиталистический путь развития. Надо сохранять Россию как костяк, как основу среди других национальностей.» (дагестанец, 65 лет, обр. высшее). «Что может укрепить российскую государственность? Патриотизм, чувство собственного достоинства. Что может рассчитывать страна, если она не способна себя уважать, если все знают, что есть множество контор, возглавляемых мужиками, которые вербуют якобы танцовщиц, молоденьких женщин, а там их продают. Все знают, и молчат» (дагестанец, 36 лет, обр. высшее). «Российскую государственность укрепит мудрое и способное управление» (татарка, 35 лет, обр. среднее). «Русскую государственность может укрепить идея, вот в США — это американская мечта стать богатым. Объединить нас всех сейчас может только Церковь» (татарка, 30 лет, обр. высшее). «России желаю не выпускать за границу своих думающих людей. Дома они нужны. Главная проблема нашего государства — это люди, которые не известно кому доверяют. Всем надо учиться думать» (татарка, 20 лет, студентка).

«Русские сегодня вообще не управляют государством. Русскую государственность может укрепить только любовь к своему народу. Надо сделать государственной религию, выбрать правительство с истинным патриотизмом за свою нацию, а пока все делят власть и деньги, ничего хорошего не будет. Считаю, что политики должны объединиться. В общем, нужен пророк в своем отечестве.» (армянин: 55 лет, обр. высшее). «У власти должен сидеть человек своего народа. Понимаете, когда сохраняется свое зерно, вот тогда может быть и народу хорошо. А вот эти смешения, они ни к чему хорошему не привели» (армянка, 37 лет, обр. высшее). «Просто государства нету. При Сталине, и царская Россия - вот это было государство,  а сейчас, это как бы уже европеизированное, такое... Оптимальное политическое устройство России, это, наверное, монархия, царь»  (армянин, 33 года, обр. высшее). «Справляются ли русские с управлением государством? Отдельные личности — да. Пример тому, многие процветающие компании» (литовец, 32 года, обр. высшее). «Российскую государственность может укрепить национальная идея и именно она способна вести к развитию» (литовка, 20 лет, студентка).

 

Это ответы представителей диаспор на прямо заданный вопрос о будущем России. Мы видели, что русские на такой прями заданный вопрос не отвечают. Они как будто даже плохо понимают вопрос. Но ведь как-то они будущее своего государства представляют? Попытаемся постепенно косвенными вопросами выяснить это представление.

 

Хотят ли русские жить среди русских?

Начнем с того, что, что  большинство русских респондентов, которые, казалось бы, проявляли ксенофобию, когда речь заходит о государстве, вовсе не хотят жить только среди русских и мыслят государство как многонациональное: «Я не хотел бы жить только среди русских. В больших количествах бывшие советские русские трудно переносимы» (муж., 59 лет, обр. среднее). «Нет, только среди русских жить не хотела бы» (жен., 20 лет, студентка). «Жить только среди русских не хотел бы» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Я бы не хотела жить только среди русских» (жен., 51 год, обр. н/высшее). «Нет» (жен., 36 лет, обр. высшее). «Жить  только  среди русских не хочу» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Нет» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Нет» (муж., 25 лет, обр. высшее). «Хотела бы жить в мире и согласии не только с русскими» (жен., 42 года, обр. среднее). «Жить мне хочется там, где интересно и разнообразно. Среди моих друзей и знакомых частенько встречались представители других национальностей – самыми интересными из них были татары и евреи» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Хотела бы жить среди хороших и интересных людей, независимо от их национальности» (жен., 33 года, обр., н/высшее). «Нет, не хотела бы только среди русских» (жен., 28 лет, обр. н/высшее). «Нет, только среди русских не хотела бы, я бы хотела жить среди лучших представителей разных народов» (жен., 31 год, обр среднее). Иные ответы встречаются крайне редко.

«Мононациональная Россия - конец российской государственности» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Лучше многонациональное государство» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Многонациональные государства лучше» (жен., 30 лет., обр., высшее). «Многонациональное государство предпочтительнее для жизни любого государства. Россия исторически не может быть мононациональным государством» (муж., 59 лет, обр. среднее). «Россия не может стать мононациональным государством» (жен., 50 лет, обр. высшее) «В мононациональном государстве, наверное, меньше проблем, но Россия не может им стать» (жен., 48 лет, обр. высшее). «К чему рассуждать, лучше многонациональное государство или нет - ведь так сложилось исторически. Не нам это ломать. Россия может быть многонациональным государством, ведь прошла плечом к плечу с другими народами сквозь чистки, войны и трудности» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Многонациональное. Основа - уважение одной нации другой, уважение культуры других национальностей» (жен., 53 года, обр. среднее). «Умные объединяются, дураки - расходятся Во всех своих вопросах Россия должна обращаться к царским временам - и там искать ответа» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Лучше многонациональное государство, так как оно богаче, более естественно, так как нельзя сдержать миграцию народов.» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Мононациональное государство в принципе невозможно» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Многонациональные государства лучше, потому это сам Господь создал людей разными» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Мононациональной в чистом виде страны нет и быть не может. Если Россия съежится до размеров московского царства, то все равно это будет не мононациональное государство» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Многонациональное богаче культурой» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Мононациональное государство на территории России невозможно, нет ни одной области, где люди одной национальности проживали бы компактно» (жен., 35 лет, обр. высшее). «Мечтать сделать Россию мононациональной страной может лишь клинический идиот, да вдобавок черносотенец» (муж., 30 лет, обр. н/высшее). «Лучше многонациональное, потому, что в мононациональных чаще возникают национализм и фашизм» (жен., 28 леи, обр. н/высшее). «Россия в силу своей исторической роли, заключающейся помимо всего прочего и в проповеди Православия всем народам мира, мононациоальной быть не может» (муж., 35 лет, обр. среднее). 

 

Что такое СНГ?

Многонациональное государство, а не союз государств. Отсюда и полная апатия к СНГ. Я привожу ответы всех, кто не поленился ответить на вопрос (таких немного): «Что такое СНГ - зародыш нового политического Союза или фикция?»

«А что такое СНГ - я плохо понимаю» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Фикция и обуза для России» (муж., 40 лет, обр. среднее). «СНГ есть неизбежно зарождение нового союза, но на других основах. Сделайте сильную экономически Россию, крепкий рубль и национальную идею - и окраины сами умолять будут взять их под покровительство. Иначе - национальный крах.» (муж., 59 лет, обр. среднее). «СНГ - фикции» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Государство» (жен., 20 лет, студентка). «СНГ без экономического общего пространства - это фиговый листок» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Фикция» (жен., 53 года, обр. среднее). «Что такое СССР трудно сказать, навряд ли фикция, скорее зародыш, но Союза ли?» (муж., 30 лет, обр. высшее). «СНГ - фикция» (жен., 51 год., обр. н/высшее). «СНГ- пародия на объединение»  (жен., 45 лет, обр. высшее). «СНГ - игра вроде МММ» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Фикция» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Фикция» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Что такое СНГ – не могу понять до сих пор» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Считаю, что СНГ фикция» (жен., 35 лет, обр. высшее). «СНГ – фикция» (муж., 75 лет, обр. среднее). «Зародыш политического союза» (жен., 20 лет, обр. среднее). «Что такое СНГ - пока непонятно» (жен., 42 года, обр. среднее). «СНГ - констатация существующего положения вещей – вместе быть неохота, а разбежаться – никак» (муж., 48 лет, обр. среднее). «Фикция» (жен., 59 год, обр. среднее). «СНГ – фикция, квазигосударство, которое жить не живет, и помереть не может» (жен., 33 года, обр. среднее). «Фикция, естественно» (жен., 28 лет, обр. высшее). «В лучшем случае СНГ — это фикция (и если бы это было так), но объективно — это программа Запада по развалу и окончательному уничтожению имперской, исторической России» (муж., 35 лет. обр. среднее). «Более всего в распаде СССР виноваты сами русские, и нечего больше ни на кого обижаться. Народы бывшего Союза, конечно, кое-как приспособились, создали полухимеру СНГ, которая должна избавить эти республики от бремени полной независимости и дать им продержаться до того времени, пока русские не опомнятся и не начнут собирать империю назад. Но чувство обиды на нас затаили и, наверное, это более всего и будет осложнять наши с ними отношения. Нас будут воспринимать как единожды предавших» (муж., 25 лет, обр. среднее).

 

Собрать народы вокруг России?

А теперь снова вопрос о будущем в России, но поставленный в другом плане: не как национального государства, а, фактически, как империи - вопрос о способности России собрать вновь вокруг себя народы. Ответы звучат совершенно иначе - более оптимистично, более отчетливо и относительно более согласованно. Вопрос о будущем России как национальном государстве словно бы непонятен, вопрос о России, как об империи, хоть и заданный не в прямой форме, получает вполне внятный ответ. Итак, вопрос: «Какие республики Вы бы включили в Союз, если бы он возрождался? Хотели ли бы вы этого? Способна ли Россия вновь собрать вокруг себя народы?»

«В Союз - Россия, Белоруссия Украина, Казахстан и Грузия. Только сильная Россия может собрать вокруг себя народы» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Когда мы наладим все в своей стране, тогда и можно будет подумать о каких-либо объединениях. Нельзя начинать что-то новое с проблем» (жен., 30 лет). «Включить в Союз можно те республики, которые сами захотят в него вступить. Возможно, мне ближе славянские народы, но в России живут не только русские и у них может быть на этот счет другое мнение» (жен., 30 лет, высшие).  «В новый Союз включил бы все восточнославянские народности, а так же Югославию, Болгарию, Польшу, Чехословакию. Это тенденция исторического развития Российской Федерации. Как только Россия возродится как мощная экономическая и политическая империя - соседние названные страны сами потянутся к ней искать покровительства» (муж., 59 лет, обр. среднее). «В Союз включила бы все прежние республики. Да, хочу возрождения Союза. Россия способна вновь собрать вокруг себя народы» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Я бы насильственно никого не звала. Когда Россия возродится духовно, восстановит свой потенциал, тогда к ней сами все потянутся. Но для этого нужна правильная политическая воля наверху, и экономический баланс, и вообще государственное возрождение духовных и нравственных критериев в обществе» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Почему бы нет?  В Союз - те республики, которые хотели бы воссоединиться» (жен., 53 года, обр. среднее). «Если бы Союз возрождался, то включил бы республики на добровольной основе, по результатам референдума. Конечно, я хотел бы этого и верю, что Россия способна вновь собрать вокруг себя народы. Представляю себе возрождение веры православной и вследствие этого державы Российской во главе с помазанником Божиим Государем. Россия будет процветать, а Запад будет в упадке, и среди народов, обративших взоры к Западу произойдет покаяние. А вслед за раскаянием, обращение к матушке-России. Все это, конечно, значительно идеализировано, а каким образом если будет это происходить, никто, кроме Бога не знает. Для многонационального государства основой может являться общее вероисповедание, монархический строй» (муж., 30 лет, обр. высшее). «В Союз бы хотела включить Белоруссию, Украину, Казахстан, Грузию.» (жен., 51 год, обр. н/высшее). «Россия способна собрать вокруг себя народы. Ей отведена особая роль свыше» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Все, кто захочет. На добровольных началах» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Да, Россия может собрать вокруг себя народы. Всех и еще бы добавить» (жен., 50 лет, обр. высшее). «В Союз - все республики при их добровольном согласии» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Только те республики, которые хотели бы вновь вступить в Союз. А почему бы и нет?» (жен., 20 лет, обр. среднее). «Россия может собрать вокруг себя народы. Основой может быть только желание быть вместе» (жен., 42 года, обр. среднее). «Россия вокруг себя народы собрать неспособна. Для этого требуется иное государство – может быть, в просторечии его тоже будут именовать Россией. По своему происхождению оно может вести историю либо от Советского Союза, либо, как вариант – от Византийской империи. Последнее ныне более приемлемо для многих «государственников», из которых еще не выветрился антисоветский дух. Между прочим, Российское царство числило себя именно наследником Византии, а вовсе не Великого княжества Московского. Соответственно, первыми кандидатами в подобное государственное образование будут (помимо стран СНГ) балканские страны – Сербия, Македония, Черногория (и, возможно, Босния), а также Болгария и Греция. Кроме всего прочего, они объединены единой (византийской!) религией, имеют очень сходные менталитеты и давние связи. Правда, лично я православие не слишком люблю, однако не могу не признать, что среди людей с православным менталитетом чувствую себя наиболее комфортно. Кстати, вслед за Балканами к вышеупомянутому образованию могли бы начать присоединяться и другие страны. Например, Индия – единственная страна, подтвердившая свои союзные обязательства по отношению к России после распада СССР» (муж., 30 лет, обр. н/высшее). «Россия способна собрать народы. Поднять уровень жизни в России, остальные сами потянуться» (муж., 48 лет, обр. высшее). «Все, которые были в СССР. Да, Россия способна собрать вокруг себя народы. Подъем экономики, и все республики потянуться к России» (жен., 59 лет, обр. среднее). «Теоретически, наверно, может, но не в обозримом будущем. Сначала следовало бы вернуть страну к границам Советского Союза, а потом посмотреть, что еще можно включить» (жен., 33 года, обр. н/высшее). «Кого включить - зависит от политической конъюнктуры. Главное, что Россия - это понятие государственное, а не национальное» (жен., 28 лет, обр. высшее). «Вполне способна собрать народы. Примерно так же, как это уже было.» (жен., 39 лет, обр. н/высшее). «Я думаю, что способна, но со временем, нынешнее руководство на это не способно.  Включила бы все, что было раньше» (жен., 27 лет, обр. высшее). «Все. В том числе и Прибалтику. Да, Способна. Так и будет» (жен., 72 года. обр. среднее). «В Союз я включила бы славянские государства.» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Для России союз с бывшими республиками был бы благом» (жен., 28 лет, обр. высшее). «А это неизвестно, как история сложится.» (жен., 31 год, обр. среднее). «Если империя (а не Союз) сможет возродиться, то в него включатся республики, которые окажутся наиболее чуткими к ценностям Российской национальности, в первую очередь славяне, а там трудно сказать. Хотеть этого не вредно.» (муж., 35 лет, обр. среднее).

 

Права автономий.

Поинтересуемся как видятся в этом свете права автономий и республик. «Автономия должна иметь только права на развитие собственной культуры» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Никаких автономий» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Автономия нужна для сохранения малых народов как заповедник, чтобы сохранить вымирающие нации» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Прав у автономий не должно быть никаких» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Самобытный уклад, не противоречащий законам общего государства» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Статус автономий должен быть похожим на права субъекта федерации» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Считаю, что деление России по национальному признаку, на субъекты федерации, а не территориальному, на губернии, приведет к ее распаду» (муж, 45 лет, обр. среднее). «Не должно быть деления по национальному признаку, любой гражданин страны должен считаться гражданином, прежде всего страны, а не какого-нибудь субъекта федерации» (жен., 22 года, обр. н/высшее). «Каждому первому секретарю обкома хочется стать президентом, но в одной Империи может быть лишь один Президент» (жен., 49 лет, обр. н/высшее). «Автономии имеют право только на культурную независимость, в остальном они ничем не должны отличаться от областей» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Отношения с народами Средней Азии, Кавказа и Прибалтики можно строить только по принципу «метрополия – колонии». (жен., 30 лет, обр. высшее). «Права автономии определяются степенью способности жить народу самостоятельно, без поддержки метрополии. Такой способностью не обладает ни один народ бывшего СССР» (муж., 35 лет, обр. среднее). «Когда говорили об ущемлении национальных прав, то имелось в виду либо ущемление сепаратизма, либо устранение собственных же перегибов по части слишком интенсивного развития национального самосознания. Просто считалось, что нельзя из человека с неясной этничностью попасть сразу же в советский народ — надо обязательно пройти стадию национальной самоидентификации — потому создавались национальные республики, выдумывались алфавиты, создавались национальные литературы. Все это культурное развитие стало возможно только в условиях Российской Империи и особенно в СССР. Украинцы и белорусы как народы (не имею в виду западенцев) вообще оформились как нации только благодаря созданию для них отдельных республик — до того они осознавали себя как русские. Советская национальная политика была плоха как раз провоцированием этого политического сепаратизма путем создания автономий — в унитарном имперском государстве значительно быстрее шла бы ассимиляция тех народов, которые имели тенденцию к ассимиляции, а развитие культуры остальных не имело бы специфической политической окраски. Почему-то считалось, что границы от этого не закроются и воин не начнется. Автономий просто быть не должно» (муж., 25 лет, обр. среднее).

И всего три ответа в противоположном духе: «Автономиям тоже нужно дать самостоятельность, но не выходя за рамки государства в целом» (жен., 42 года, обр. среднее). «Права автономий должны быть самые широкие» (жен., 28 лет, обр. высшее). «В первую очередь – право на самоопределение» (жен., 29 лет, обр. среднее).

 

Как живется рядом с русскими?

Другой вопрос, кажется совсем иной (Как Вы полагаете, легко ли другим народам жить рядом с русскими?), но по сути тот же - о прошлом (но не в избитой форме о справедливости, где люди часто повторяют то, что они слышали из СМИ) и, по сути, о  дальнейших перспективах взаимоотношений с народами бывшего СССР.

«Я не считаю, что в нас есть что-то сверхособенное, от чего остальным было бы с нами трудно. Может мы и эмоциональнее других народов, но серьезных причин пугаться нашего присутствия, по-моему, нет» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Легко, из-за терпимости русских» (муж., 40 лет, обр. среднее). «Русские никого не обижают - кто бы он ни был» (муж., 50 лет, обр. среднее). «Другим народам рядом с русскими жить легко» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Славянским народам легко жить с русскими, да и всем остальным, которые выросли на Руси и впитали ее культуру. Тяжело всем одинаково, когда экономика в упадке, правительство погрязло в коррупции, народ считают быдлом и обманывают» (жен., 40 лет, обр. среднее). «С русскими жить в целом легко» (жен., 53 года, обр. среднее). «Легко» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Я думаю, что в общем не легко в последнее время. Но если сравнивать, то сравнения часто будут в пользу русских. Показательно в этом плане и то, что количественно нацменьшинства растут, а не уменьшаются. Прежде всего русским легко жить со славянскими народами. Вообще же русские, как православные, уживаются со всеми народами» (муж., 30 лет, обр. среднее). «Рядом с русскими жить легко» (жен., 51 год, обр. н/высшее). «Не знаю. Общаюсь со всеми легко» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Другим народам жить с русскими легче, чем русским с ними. Русские миролюбивы, приветливы и защищаются только от захватчиков» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Мне кажется,  что жить рядом с русскими вовсе не трудно (если только это русские, а не коммунисты)” (жен., 55 лет, обр. высшее). «Легко, из-за уживчивости русских» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Легко. Почему нет?» (муж., 25 лет, обр. среднее)  «Да. Русские миролюбивы» (жен., 50 лет, обр. высшее). «В составе  России русским и другим народам уживаться легко» (жен., 35 лет, обр. высшее). «А почему нет?» (жен., 20 лет, обр. н/высшее). «Думаю легко, судя потому, что они сами сюда едут. Общаться легко со всеми» (жен., 42 года, обр. среднее). «Да, легко. Мы, русские, дружелюбны» (жен., 59 лет, обр. среднее). «Полагаю, что рядом с русскими жить легко, мы очень терпимые» (жен., 39 лет, обр. н/высшее). «Легко и им с нами, и нам с ними. Об этом никто, никогда даже не думал, в Советском Союзе такого вопроса просто не возникало» (жен., 72 года, обр. среднее). «Легко» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Я полагаю, что легко. Потому, что русские по натуре коммуникабельны, простодушны» (жен., 28 лет, обр. высшее). «Во всяком случае, как я считаю, легче, чем с другими народами, по причин, хотя бы относительной неагрессивности и ненавязчивости русского народа» (муж., 35 лет, обр. среднее). 

 

Что нас связывает с бывшими союзными республиками?

Почти все называют экономические связи. А что еще? Общее культурное пространство, общее историческое пространство, общее имперской пространство. «Связывает нас многое, начиная от общей истории и заканчивая инфраструктурой, которая строилась, как единое целое» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Связывает нас с республиками наше историческое прошлое, мы всеми нитями были связаны друг с другом. Нельзя было искусственно перерезать пуповину, получилось очень болезненно для всех» (жен., 48 лет, обр. высшее). «После развала СССР они остались один на один со своими внутренними проблемами и с неясной экономической перспективой. Это разделяет нас. С другой стороны, бывшие экономические связи, общая энергетика, общая история, проблемы, часть которых они не в силах решить без России, подталкивает нас к сближению» (муж. 29 лет, обр. высшее). «С ними нас связывает экономика (последствие СССР). Стратегических союзников нам хватает - на деле мы все остались вместе в этом вопросе» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Разделяет политика, а связывает дружба» (жен., 27 лет, обр. высшее). «До сих пор бывшие советские республики связывает как множество личных взаимоотношений людей, так и ощущение единого культурного поля. В конце концов, граница-то пока практически открыта» (муж., 39 лет, обр. н/высшее). «Мы столько лет жили вместе, как родители с детьми, это нас связывает. Разделяет появившийся сейчас, в последние десять лет.» (жен., 72 года, обр. высшее). «Нас связывает общая экономика, во многом общая культура. В бывших республиках много русских. А народы бывших республик просто валом валят в Россию. Мы говорим на общем языке, то есть, у них, конечно, есть свои языки, но русский знают практически все, даже прибалты, которые делают вид, что его не знают» (жен., 31 год, обр. среднее). «С бывшими союзными республиками нас связывает общая историческая судьба, разделяют национальные предубеждения и последствия коммунистическо-демократического эксперимента над Россией. Мне кажется, что все народы, за исключением, может быть прибалтийских (в силу их близости с Западом) являются, потенциальными союзниками России, потому что без России они вряд ли смогут сохранить свою самобытность. Строить отношения с ними нужно так, как они традиционно строились до 1917 года.» (муж., 45 лет, обр. среднее) «Связывает почти все, включая, пока что единство самосознания — разделяют политические интересы элит и сложные внешнеполитические игры. Отношения с бывшими республиками Союза должны строиться на максимально быстрой и полной их интеграции назад в Империю, причем по достаточно жесткому сценарию, при котором очевидно было бы наличие у нас военной силы и желания всерьез заняться местными проблемами. Должно создаваться ощущение, что «русские пришли»” (муж., 25 лет, обр. среднее).

 

Значение для русских народов Российской империи.

Поставленный в ином чем прежде контексте вопрос о значении нардов Российской империи, а именно в государственном, а не в бытовом контексте, показывает, что отношения эти реально намного глубже и сложнее, чем это кажется на поверхностный взгляд. Вот несколько примечательных ответов: «Взаимодействие русских с другими народами бывшего СССР является школой для воспитания лучших качеств русского народа. Взаимодействие русских с другими народами приучало их к мировоззренческой широте, обогащало собственную национальную культуру. Русские приучались в других народах видеть своих соотечественников и братьев, призванных решать свои исторические задачи.» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Народы бывшего Союза нужны нам как братья. Мы должны объединиться с ними в едином экономическом пространстве: свобода передвижения с сохранением своего национального и уважая своего соседа. Народы ассимилировались, обогатив друг друга своеобразием своих культур, взаимопроникая друг в друга, они дают хороший результат, улучшая породу.» (жен., 48 лет, обр. среднее) «Близость других народов дана русским для того, чтобы (в том числе) поумерили свою гордыню, живя рядом. Где-то это и обуза, так как русские в наши дни  - большинство - не знают своей истории, истории Православия, и вообще, духовной взаимосвязанности всех явлений; именно поэтому жить рядом обуза.» (жен., 45 лет, обр высшее). «Значение других народов прежде всего в обогащении культуры, науки. Множество представителей других народов стали известными учеными, музыкантами, поэтами, писателями. Среди них было много преподавателей в высших учебных заведениях бывшего СССР. Завоевания до октябрьского переворота были на Кавказе, но не думаю, что они были только обузой. Поучиться у завоеванных народов мы могли и способу обработки земли и другим сельскохозяйственным вопросам. У южных народов поддержанию своего достоинства (не гордости), также особым почитанием старших и другим положительным ярко выраженным национальным чертам. Мы же, русские, в первую очередь проповедовали Евангелие, веру Православную - главное богатство. Ну и, наверное, что-то мирское, практичное» (муж., 30 лет. обр. высшее). «Завоевание других народов принесло русскому народу не только огромную территорию с богатыми природными запасами и превосходство в численности населения, но и обогатило русскую культуру за счет некоторой ассимиляции культуры других народов. С другой стороны, близость сильного соседа-покровителя и «судьи» дало возможность выжить небольшим народностям, уменьшило количество локальных межэтнических конфликтов и подтолкнуло развитие отсталых регионов во всех отношениях. Поэтому происходил взаимовыгодный «обмен», хотя и не всегда без кровопролития. В настоящий момент ни учиться, ни учить никто друг друга не собирается, не то время и не та Россия» (жен., 51 год, обр. н/высшее). «Завоевывали территории с целью приобретения ресурсов природных и людских и при этом несли завоеванным свою православную культуру и веру, а инославным не мешали исповедывать свою веру и жить, как они привыкли (Бухарский эмир). Все народы отечество воспринимали от слова отец - царь, и в случае общего врага землю защищали все народы» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Другие народы как бы взаимодополняли друг друга и русских. Чтобы обрести какую-нибудь помощь поддержку и поучиться у других народов тем видам искусств, которые не имели ранее. Конечно, благо для русских было, а вот насчет обузы не знаю” (жен., 20 лет, обр. среднее техническое). «Известно, что метисы и полукровки всегда более здоровы и жизнеспособны. Так же и с культурой - наибольший ее уровень достигается смешением и взаимопроникновением многих национальных культур. Естественно, различные национальные культуры к моменту начала конвергенции могут иметь разные уровни развития. Но искать в этом что-то унизительное – то же самое, что гордиться своей неграмотностью» (муж., 30 лет, обр. н/высшее). «Безусловно взаимное обогащение культуры и быта происходило. Я считаю, что никакой обузы не было, мы были взаимно полезны. Безусловно есть и у них чему у нас учиться, и мы их должны научить русскому языку, науке, культуре. Во всех республиках были русские театры, и у нас в театрах было очень много представителей других национальностей, ученые вместе работали» (жен., 72 года, обр. среднее). «Нерусские народы в Российской империи - точка отсчета для самоидентификации русских, источник информации и опыта» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Роль других народов для русских очень большая. Нам есть, чему у них поучиться. У разных народов мы можем перенять разные знания. Мы тоже должны были их чему-либо научить. Существует такая вещь как культурный обмен между разными народами. Они нам передают свои знания, а мы им» (жен., 31 год, обр. высшее). «Не знаю, какова роль других народов бывшего СССР, хотя, без сомнения особая роль есть у каждого народа. Их завоевывали, чтобы приобщить к ценностям и роли русского народа, хотя и не всегда это, или только это имелось ввиду. На вопрос о том, принесло или нет завоевание этих народов благо для русских, также нельзя дать однозначного ответа: смотря то, что понимать под словом “благо”. Кратко на этот вопрос можно ответить так: когда русский народ относительно соответствовал своей роли, для него оно было “благом”, когда наступил период относительного “несоответствия” — оно становится “обузой”. Но если посмотреть с другой точки зрения, то и эта “обуза” является благом, поскольку она открывает русским глаза на свое несоответствие и понуждает их к исправлению. Нам есть чему у них поучиться: например (и это, наверно, самое главное), чувству солидарности, умению объединяться для достижения своих целей, “напористости”, в хорошем смысле слова (евреи, кавказские народы). Мы должны были их научить, скажу банальным языком и не вдаваясь в подробности, “ценностям православной цивилизации”» (муж., 35 лет, обр. среднее). «Имперская государственность предполагает экспансию. Когда народ полагает, что он несет порядок и истину, его естественное стремление - распространить свои границы как можно шире и дать как можно большему числу людей блага пользования истинной религией и цивилизованной государственностью. Потому мы и завоевывали, — в принципе. Хотя в каждом конкретном случае были свои причины — где-то казаки прошлись и уже территорию «зачистили», оставалось только занять, где-то надо было избавиться от беспокойных и опасных соседей, подчинив их своей власти, где-то надо было захватить кусок земли из внешнеполитических соображений, а где-то народы и сами просили о включении их в состав Российской Империи — идеальный мотив всегда один, а конкретных причин всегда множество. Что до роли и значения инородцев, то именно благодаря ним сохраняются огромные размеры и динамичность русского  государства. Моноэтнические государства устойчивы, но крайне ограниченны в перспективах развития, — поэтому большинство из них стремилось создать полиэтнические империи, а у русских это получилось само собой и жаловаться вроде не на что. Те народы, которые приносили хлопоты и проблемы — это либо цивилизационные враги, типа поляков, с которыми вражда будет и при их независимости и при их покорении, покуда они живы, либо полуварварские народы, миссия в отношении которых как раз в том и заключается, чтобы их цивилизовать и, желательно, ассимилировать… А зачем нужны инородцы — таких вопросов в Империи не задают. Они в ней — данность. Для Империи, как и для Церкви, нет ни варвара, ни скифа… Бывают только лояльные и нелояльные поданные» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Современного российского человека трудно назвать чисто русским, так как его мысли, образ жизни, культура впитали в себя очень много из быта и обычаев других народов СССР» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Дружба между народам способствовало более тесному общению между народами, расширению культурных контактов» (жен., 27 лет, обр. высшее).

 

Влияние русской культуры.

Параллельно и вопрос о культурном влиянии русских - в какой мере достигалась русификация. «Сколь сильно повлияла на народы СССР русская культура? Могут ли они быть ее носителями? Какова роль русских среди народов СССР: организационная, культурная, духовная? Могут ли бывшие народы СССР воспринимать Россию как культурного лидера?» И подспудно вопрос о желательность русификации - ответ на него прочитывается между строк.

«Влияние русской культуры на народы СССР было достаточно сильным» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Сильно. Да, представители народов бывшего СССР могут быть носителями русской культуры. Они воспринимали русский народ как культурного лидера» (муж., 40 лет, обр. среднее). «Русская культура повлияла достаточно сильно на народы СССР» (жен., 50 лет, обр. среднее). «Конечно повлияла. Могут быть носителями русской культуры. Роль русских среди народов СССР - духовная. Бывшие народы СССР могут воспринимать Россию как духовного лидера». (жен., 48 лет, обр. высшее). «Повлияла сильно. Могут быть ее носителями» (жен., 20 лет, студентка). «Русская культура внесла духовность, нравственное содержание в другие культуры. Носителем русской культуры является каждый, кто впитал ее и жил на русской почве и варился в общем котле. Роль русской культуры прежде всего духовная. Культура сейчас только возрождается из пепла. Душили ее разными способами, но не могли ее всю уничтожить» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Не так сильно. Повлияла не так, как должна была повлиять, если бы ни было 1917 года! А он был, к сожалению» (жен., 48 лет, обр. высшее). «В зависимости от самобытности. Чем сильнее, самобытнее народ, тем сильнее влияние. Роль русских организационная, духовная, культурная» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Влияние русской культуры, а особенно письменности и языка нельзя переоценить. Человек не русской национальности, вполне мог быть носителем русской культуры в советские времена. В такой большой стране, каким являлся Советский Союз, русское население занимало лидирующее положение по численности и, соответственно, организовывало и вело по пути прогресса другие нации. Медленная ассимиляция также приводила к изменению менталитета представителей национальных меньшинств» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Очень сильно и на всех. Зависит от конкретного малого народа – среди одних организационная и культурная, среди других – просто спаивание» (жен., 36 лет, обр. высшее). «Поскольку в республиках до сих пор помнят русский, то влияние было сильным. Носителем русской культуры может быть любой - все зависит от внутреннего состояния. У каждого народа (в массе) своя культуры, а вот в религиозном отношении мы лидерами были. Позже, правда, мы насаждали нигилизм. И в том коммунистическом аду все мучались одинаково» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Русская культура в СССР существовала в обгрызенном, искореженном и обессмысленном виде;  однако и остатки ее какое-то влияние на другие народы конечно, оказывал. В какой-то своей части русская культура - это культура европейская и является в той или иной степени достоянием самых разных народов. Однако в истоке и стержне - это православная культура, носителями  которой по-настоящему могут быть только православные - а их очень мало и среди русских,  однако они могут  быть (и есть действительно) среди других народов бывшего СССР. Организационная роль русских в советский период - это неизбежные остатки организационной роли их в Империи;  в настоящее время от нее мало что осталось. Культурная роль была очень велика, оценить ее в настоящее время трудно. Духовная - расплывчатый термин, поскольку духовность бывает очень разная; в силу невыполнения своего назначения (воплощение в жизни христианского идеала) духовная роль сводится к очень косвенным напоминаниям о некогда бывших важными и жизненными понятиях и ценностях. Вероятно, некоторая часть некоторых народов бывшего СССР может воспринимать Россию как культурного лидера; возможно, раньше таких было больше, поскольку официальная советская  идеология отчасти это подразумевала,  а она всегда влияет на сознание большинства,  даже при сильной внутренней оппозиции» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Русская культура сильно повлияла. Представители народов СССР могут быть носителями русской культуры. Роль русской культуры и организационная, и культурная, и духовная» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Сильно. Прежде всего - организационная роль» (муж., 27 лет, обр. среднее). «Могут быть носителями русской культуры и некоторые безусловно ими являются. Роль русской культуры и организационная, и культурная,  и духовная» (жен., 50 лет, обр. высшее). «То, что Россия была культурным лидером – факт несомненный» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Принимать как лидера обязаны, живя в России» (муж., 75 лет, обр. среднее). «Русская культура несомненно повлияла на народы СССР, но они несомненно сохранили и свою культуру» (жен., 20 лет, н/высшее). «Достаточно сильно. Прежде всего -  духовная роль» (жен., 20 лет, обр. среднее). «Повлияла сильно.» (муж, 31 год, обр. среднее). «В СССР русская культура создавала единое культурное поле для всех народов. Советская же культура все-таки происходила непосредственно от русской, поэтому такие представители национальных меньшинств как Айтматов, Окуджава, Василь Быков или Фазиль Искандер были носителями именно русской культуры» (муж., 30 лет, обр. н/высшее). «Очень сильно. Какую роль играет русская культура - это зависит от каждого русского в отдельности. Думаю, что многие воспринимали русскую культуру как лидера». (муж., 45 лет, обр. среднее). «Очень повлияла, так как русский язык был государственным. Роль значительна, так как русские помогали во всех союзных республиках в развитии и подъеме производства. Образования, культуры и других сферах деятельности. Инородцы могут быть носителями русской культуры» (муж., 48 лет, обр. высшее). «Думаю, что очень сильно, хотя трудно сказать точно, кто на кого как повлиял. Может ли инородец быть носителем русской культуры, сказать сложно. Если он обрусел настолько, что стал носителем русской культуры, то он уже не инородец, а русский. Русский язык и менталитет создавал то культурное поле, в котором взаимодействовали все народы СССР. И сейчас продолжает взаимодействовать большинство народов СНГ, даже если не очень этого хочет. В самом деле, на каком еще языке может говорить грузин с прибалтом? Русский язык был  посредником между малыми народами нашей страны и внешним миром. Таких писателей, как, например Юрий Рытхеу или Расул Гамзатов в русских переводах читало значительно больше людей, чем в подлиннике. Кроме того, русские несли большую часть моральных и физических затрат связанных с созданием и обслуживанием государства» (жен., 59 лет, обр. среднее). «Повлияла сильно. Я думаю, что касается всех южных народов, то культурная роль очень сильна, и они могут воспринимать Россию как  культурного лидера, а что касается западных и славянских народов, то мы с ними на равных» (жен., 27 лет, обр. высшее). «Повлияла, безусловно, и какая-то часть этих народов может быть носителями русской культуры. Независимо от желания этих народов, они впитывали в себя русскую культуру» (жен., 72 года, обр. среднее). «Сильно повлияла. Могут быть носителями русской культуры. И организационная, и духовная роль. Неважно, как воспринимают, главное, что действительно – лидер» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Довольно сильно. Могут быть носителями. Через русский язык они контактировали с мировой культурой, другой вопрос, нужно ли это им было.» (муж., 28 лет, обр. высшее). «Очень сильно. Могу быть носителями русской культуры» (жен., 28 лет, обр. н/высшее). «Российская культура сильно повлияла на все народы СССР: технически, экономически и культурно, духовно. Могут быть носителями русской культуры. Воспринимали как лидера. Относились с уважением, как к лидерам» (жен., 31 год, обр. среднее) «Влияние это было самым радикальным, вплоть до того, что они сами в отдельных своих представителях могут быть ее носителями. Роль русских была и организационная, и духовная, и культурная. Могут и должны бывшие народы СССР воспринимать Россию как культурного лидера, хотя бы в интересах своего собственного выживания. Во всяком случае раньше, может быть, до 1917 года, так и ее и воспринимали» (муж., 35 лет, обр. среднее).

 

Роль русского народа.

Теперь вновь следует обратиться к самохарактеристике русского народа. Мы уже видели, что с точки зрения бытовых качеств русские оценивают себя значительно ниже, чем оценивают русских другие народы бывшего СССР (высказываясь в адрес русских  весьма лестно). Русские отрицают в себе наличие особых государственных способностей. Но это все пока речь идет о текущей перспективе. Как только вопрос хотя бы косвенно затрагивает проблему русского народа, как строителя империи и в этой связи - «особую роль русского народа», в частности как устроителя империи (это, между прочим, должно было бы касаться в сознании респондентов и темы особых способностей русских в области государственности - но, нет, не касается) самооценка вдруг и резко меняется. Не у всех, конечно, но у большинства. Мы начнем с тех относительно немногочисленных ответов, где роль «особая роль русских» отрицается. (В предыдущих пунктах мы не делали обзора противоположным «майнстриму» мнений ввиду их сугубой малочисленности.) Итак, вопросы: Какова на Ваш взгляд роль русского народа в истории? Имеет ли он какую-нибудь особую роль? В чем она состоит? Или разговоры об особой роле только вредят русским, мешают жить как все нормальные люди?

«Чем меньше разговоров об особой роли народа, тем лучше» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Об особой роли говорить не стоит, так как любой другой народ вносит свое вклад. Разговоры об особой роли только вредят» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Да ничего подобного! Какая может быть роль?» (муж,. 28 лет, обр. среднее). «Как роль любого народа, любой национальности» (жен., 53 года, обр. среднее). «На мой взгляд, русский народ не имеет особой роли в истории, но и разговоры об особой роли не вредят русским, а носят, скорее, схоластический характер» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Никакой особой роли у русских нет и такие разговоры им только вредят» (жен., 47 лет. обр. высшее). «Считаю, что русский народ не имеет какой-либо особой роли в истории. Он не более важен для истории и человечества, чем любой другой народ, и чем скорее русские это признают, тем лучше для них» (жен., 35 лет, обр. высшее). «Вряд ли по своей роли в мировой истории, а также по совокупности неких абстрактных «достоинств» и «недостатков» русский народ сильно отличается от всех прочих крупных народов мира.» (муж., 39 лет, обр. среднее).

А вот ответы представляющие собой «майнстрим». “Несмотря на противоречивый характер, русский народ помог сохраниться малочисленным народам» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Роль русского народа огромная. В примирении народов и в искоренении беззакония. Разговоры об особой роли русских в истории не мешают, а наоборот, вдохновляют» (муж., 40 лет, обр. высшее) «Россия и русский народ (с Петра 1) были и являются форпостом Европы и европейской цивилизации против азиатского варварства, а также инструментом насильственного приобщения отсталых восточных народов к европейской цивилизации. Да, небольшая часть современных русских (великорусов в старых понятиях) имеют качества для трансформации восточных варваров и остальной части русскоязычного населения в цивилизованных людей 21 века - это исторически предопределено и неизбежно» (муж., 59 лет, обр. среднее). «Роль русского народа заключается в создании и поддержании баланса в мире. Разговоры об особой роли русского народа в мире не только не вредят ему, но и могут помочь ему» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Роль русского народа в истории - это быть силой, сдерживающей мировое зло. Особая роль русских - это жертвовать собой ради защиты слабых и вразумлять неразумных. Русские способны выполнять эту роль, если не мешать. Эти качества в архетипе почти всех современных русских» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Я считаю, что русскому народу суждена роль проводника нравственных ценностей, их возрождение не только среди русского народа, но и в мировом масштабе, так как эти ценности заложены в нашем Православии. Цель наша - вернуться к своим истокам. Напиться чистой воды у святого источника духовности и нести его всему человечеству. Только русские могут выполнить эту миссию, ее утратили другие народы, живущие в сытости и довольствии. А у русского народа, пережившего на протяжении столетия три исторические формации и внутренние катаклизмы еще душа не очерствела и его отзывчивость к чужому горю, его подвижничество никуда не исчезло. Дать русским способность работать, творить и жить, и они горы свернут, но для этого нужна новая политика государства, законы, защищающие его право на труд. Мы сами выберемся из ямы, только не мешайте нам». (жен, 48 лет, обр. средне). «Главенствующее значение в просвещении других народов имеет Православие. Эту задачу способны выполнить только те, кто понимает, что такое Православие (то есть правильно исповедуют его). В массе своей народ не может и не способен выполнить эту роль. Особая роль должна быть названа, а ведутся только разговоры о какой-то особой роли» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Особую роль русского народа в мировой истории можно видеть с точки зрения православного человека. Как в свое время богоизбранным был народ израильский, так теперь русскому народу вверено хранение веры православной. Русский народ составлял основу Российской Державы и СССР впоследствии, которые имели большой авторитет в мире, и влияние России на происходящее в мире всегда было велико. Несмотря на попущенное Богом страшное убиение Государя и гонения на Церковь большевиками, нравственные устои оставались и даже само государство во богоборчестве боролось с тлетворным влиянием Запада и заботилось о воспитании молодежи на общечеловеческих ценностях. Сейчас Россия пожирает плоды демократии. Западное влияние сказывается и на экономическое, и на духовное состояние нации, и естественно не в лучшую сторону. Но несмотря ни на что, русский народ, с Божией помощью, устоял. Не в том смысле, что остался как прежде, конечно, изменился не в лучшую сторону, но не произошло необратимого изменения. И возможно возрождение. Современное состояние дает возможность только сдерживать натиск. Разговоры не сколько не мешают, тем более, что их ведется очень мало» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Сначала надо просто объективно посмотреть на историю России и сравнить ее с историей Русской православной Церкви. Сравнение показывает, что обе эти истории представляют собой одно нераздельное целое. Россия стала Россией только благодаря тому, что у нее была такая, а не другая Церковь. Покойный Владыка Иоанн, митрополит Санкт Петербургский и Ладожский, в одной из своих книг писал, что вместе с князем Владимиром «в конце Х века вошли в купель святого крещения племена полян, кривичей, вятичей, радимичей и иных славян. Вышел из купели — русский народ». Сказано, может быть, с определенной долей условности и образности, но в то же время совершенно правильно и точно. Именно Церковь создала из этих разрозненных славянских племен единый русский народ. Именно Церковь помогла этому народу духовно выстоять и не сломаться морально под тяжким гнетом  полуторавекового монголо-татарского ига и т.д. Россия без православной Церкви, также как и без преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского — не Россия» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Русский народ имеет особую роль в истории: он - народ - Богоносец. Ему дано удерживать мир как можно дольше от апокалипсиса» (жен., 45 лет, обр., высшее). «Роль русского народа в истории состоит в соблюдении православной веры. На сегодняшний день мы уже не русский, а советский народ и потому разговоры о защите Православия иногда приводят к апологии большевизма и многих злодеяний, которые советский народ совершил в 20-м веке. Это происходит вследствие неверных понятий о том, что есть Церковь и где ныне истинная Церковь» (жен., 47 лет, обр. высшее). «У каждого народа есть свое предопределение от Бога, и есть у русского, но особой ролью оно стало тогда, когда Россия стала империей - православным, самодержавным государством. От Греции приняли эстафету Православия. Условия такого государства является Истина» (жен., 55 лет, обр. высшее). «В истории велика роль не русского народа, а России, т.е. всего народа, который был населением этой страны. Болгарию от турецкого ига освобождали не только русские, так же, как мир от фашизма спасали представители всех национальностей России и не только России. Для выполнения каких-либо особых задач в истории нужны не люди определенной национальности, а люди с определенными качествами характера и достаточного уровня образования. Разговоры об особой роли русских имеют под собой почву, если речь идет, например о количестве жертв во время второй мировой войны. Особая роль  русских безусловна в развитии науки, техники, образования, медицины отсталых союзных республик, таких, как народы Средней Азии, Крайнего Севера и т.д.» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Народ-освободитель. Да, обладают особыми качествами» (жен., 59 лет, обр. среднее). «Особая роль русских  состоит в том, что мы попытались изменить существующий порядок вещей, создать государство, основанное на принципе социальной справедливости. Еще недавно 10 – 15 лет назад СССР боготворили представители многих стран, которые видели в нем оплот нового мирового порядка  и главную опору в борьбе против гегемонии США. Наше предательство по отношению к ним было гораздо больше, чем по отношению к народам бывшего СССР. Будет ли еще какая-нибудь особая роль – неизвестно» (жен., 33 года, обр. н/высшее). «Особую миссию русский народ видимо нес всегда, с древних времен до середины 20-го века. Может быть, где-то она была завоевательной, но все равно, это было развитие. Нет, я категорически не согласна, что эти разговоры вредят» (жен., 27 лет, обр. высшее). «Русский народ во все времена был есть и будет самым великим народом в мире. Во-первых, русские никогда не были поработителями, если мы воевали, то только потому, что отстаивали свою страну. Русский народ был очень образованным и наука всегда была на первом плане. Из русского народа вышло много ученых мирового уровня. Сейчас русский народ не стал мене великим, но западная пропаганда и раньше и сейчас, все время старается его принизить. Русские обладают качествами, достойными для великого народа, другое дело, что сейчас созданы такие условия, цель поставлена, уничтожить русский народ» (жен., 72 года, обр. среднее). «Роль русского народа — это роль хранителя, защитника и проповедника Православия — фундаментальных, важнейших истин о человеке, мире, смысле жизни, добре и зле, смысле истории, судьбе цивилизации, вечной участи человека. Роль унаследованная от Византийской истории после ее падения и оформившаяся к шестнадцатому веку в религиозно-политическую концепцию, кратко выраженную в формуле “Москва-Третий Рим, а четвертому не быть”. На вопрос о способности невозможно дать однозначного ответа, да и ответ на этот вопрос, по моему, не имеет никакого значения, потому что роль эта все равно им, худо-бедно, выполняется, пусть даже и негативным способом (начиная с 1917 года) ясно показывая всем, кто “имеет очи, чтобы видеть”, какими катастрофическими последствиями не только для России, но и для всего мира чреваты отречение от этой роли или “неспособность” русского народа выполнить эту роль. “Неспособность” разве что может приблизить наступление апокалипсиса (конца земной истории человечества), который в каком-то смысле все равно неизбежен. На вопрос о том, обладают ли современные русские люди достаточными для выполнения своей роли качествами, также трудно однозначно ответить. Наверно обладают, если роль эта пока, плохо ли, хорошо ли, но выполняется; альтернативы (то есть более способного для этой роли народа с более соответствующими для этой роли качествами) ведь нет и не предвидится. Разговоры об этой роли повредить ни в каком смысле не могут, потому что жить как “нормальные люди” — то есть ценностями западной цивилизации, которые со временем становятся все более и более “ненормальными” с точки зрения ценностей, носителем которых должен являться русский народ — русские люди все равно уже не смогут, независимо от их “судорожных” потуг научиться этому. Это равносильно утрате идентичности, которая приводит, как известно из психиатрии к шизофрении (раздвоению личности), распаду личности, к дегенерации и самоликвидации, что и имеет место отчасти в данный исторический момент, и прежде всего в лице этих самых “новых”, то есть “нормальных” русских (муж., 35 лет, обр. среднее). «Особое место русских в истории конечно же есть, но вокруг нее столько всего наговорено, что теперь непросто расставить верные ориентиры и не запутаться. Разговоры об «особой роли» вредят русским тогда, когда сама эта роль понимается искаженно. Искаженно — значит безрелигиозно. Неверно, когда Россию понимают как некий «мост» между цивилизациями, между мифическими Востоком и Западом. Неверно (хотя сегодня это, наверное, уже неактуально), видеть в ней вождей «объединенного всеславянства»… Неверно, когда русских представляют себе продолжателями дела Чингисхана по объединению Евразии… Короче, неверно понимание исключительного места России, связанное с географическими или этническими категориями. Мы родились не в каком-то исключительном месте и в самом нашем племени также нет ничего, что ставило бы нас выше других народов. Россия не привносит в историю никакой особой своей идеи, не создает какого-то нового исключительного пути, отделяющего ее от иных народов. Роль России — роль преемника и продолжателя, это роль политико-религиозная. Россия выступает в истории как Христианская Империя, а ее самодержцы — преемниками кесарей Константина, Феодосия, Юстиниана. В этом и состоит концепция «Третьего Рима» — политической, имперской структуры, в задачу которой входит охранение Православия, поддержка и покровительство Православной Церкви. В идеале такая Христианская Империя —  вселенская, как и Церковь — вселенская, но подобно тому, как не везде восторжествовало Православие, не всюду люди подчинились и Православной Империи, но Империя — это как бы собственное место Церкви, как бы ее дом, место где Православие не только «терпится» или остается «личным делом» каждого, но и становится решающим фактором общественной жизни. Роль русских в истории этой Империи — роль преемников, хранителей и обогатителей имперского наследия. Для крепости имперской государственности должен существовать стержневой народ, на который бы империя «крепилась», стремление которого к единству скрепляло бы имперское пространство… В Риме таким народом были римляне, творцы Империи. Когда этот народ умер имперская власть в Риме была потеряна, в Византии не было народа в смысле «племени», но был грекоязычный народ-культура, ромеи — те регионы, где ромейская культура не преобладала — Сирия, Армения, Египет в итоге от Империи и отпали. В России имперское наследие сразу же было воспринято русским племенем, остающимся ведущим и главным действующим и до сиих пор. Так что роль, миссия русских в том, чтобы хранить, укреплять и развивать православную имперскую государственность, хранить верность Православию и распространять его по всему миру. Возможно русским принадлежит и роль последнего имперского народа, с окончательным крахом государственности которого («удерживающего» по апостолу Павлу) придет антихрист и наступит конец света. На это указывает и сама формулировка концепции «Третьего Рима» — «два Рима падоша, третий стоит, а четвертому не бывать»  (муж., 25 лет, обр. среднее).

 

Что такое империя?

По сути респонденты в большинстве своем так или иначе ведут речь о создании новой империи. Идея собирания народов - это идея четко связанная с комплексом имперских идей. Раз так, зададим прямой вопрос:  «Что такое империя? Является ли распад империи закономерным историческим процессом? Возможно ли возрождение имперских форм?»

Мнения респондентов делятся. Большинство отделывается простым ответом «Не знаю» Меньшинство полагает, что восстановление имперских форм невозможно и ненужно. «Возрождение имперских форм в настоящих условиях невозможно» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Так как большинство империй распалось, следовательно, их распад закономерен» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Империя - это геополитическое пространство, подчиняющееся одному диктатору. Как диктатор ослабнет - империя рухнет, как когда-то Рим. Возрождение имперских форм возможно лишь с применением силы, а это вряд ли возможно в ядерный век» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Под империей обычно понимают государство, во главе которого стоит монарх. Но в текущем контексте это сильное в экономическом плане государство, с мощной армией, большими человеческими ресурсами. И в ближайшем будущем не вижу оснований к возрождению имперских форм» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Любая империя обречена – в любом случае это «пирамида» в МММ-овском смысле. Вопрос в сроках, мучительности и разрушительности процессов гибели империй – в этом они различаются» (жен., 36 лет, обр. высшее). «Империя - тюрьма народов. Ее возрождение невозможно» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Империю возрождать не стоит» (жен., 42 года, обр. среднее).

Большинство же ответивших на вопрос выразили уверенность или надежду на восстановление империи. Только посмотрите, сколь различны сами определения империи! «Что такое империя - преобладающее господство в стране одной великой идеи и существование аппарата насильственного подавления всех других как ложных и антигосударственных. Я надеюсь на возрождение имперских форм в их открытом виде в России.» (муж., 59 лет, обр. среднее). «Империя - централизованное, тоталитарное государство. Распад империи - процесс исторический, но незакономерный. Возрождение имперских форм возможно» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Империя - государство, в котором собрались под одни знамена и гимн разные народы, по своей воле или против. Распад - закономерный исторический процесс в определенных условиях.  Конечно, возможно, если появиться общая для всех идея» (муж. 40 лет, обр. высшее). «Империя, большое государство, объединяющее множество ранее независимых государств, которые были либо покорены, либо присоединены. Власть единоличная - император. Возрождение имперских форм возможно» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Империя - лучшее государственное устройство для России» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Империя - это Православие, монархия, народность. Но есть и китайская империя, и римская, и даже наполеоновская. Распад Российской империи произошел из-за недостоинства народа (с 17 века мы стали терять Православие.)» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Империя  - плод Божественного промысла,  благоволения о судьбе многих народов;  она поддерживается сознанием народов,  принявших это  как факт - с радостью или же скрепя сердце.  Основа бытия Империи - религиозная; устойчивость ее зависит от верности религиозного идеала  и реальности  его воздействия на жителей. Национальные государства - плод Божественного наказания после Вавилонского  столпотворения,  ограничение человеческой  гордыни;  поэтому ими нельзя пренебрегать,  но гордиться - смешно. Каждая империя имеет свое  назначение  в  истории  человечества. Христианская Империя  должна служить собиранию народов в Церковь Христову. Когда назначение выполнено или служение более невозможно -  происходит закономерный  распад.  Появляются  и богоборческие псевдо-империи на основе коммунизма (СССР),  национализма (нацистская  Германия)  или  какой-нибудь другой идеологии. Возрождение истинной Империи возможно, но только чудом» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Империя - собрание наций под одной главой. Да, возрождение империи возможно» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Империя - объединение нескольких под властью могущественного владыки. Может быть это и возможно в будущем» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Возрождение империи возможно» (жен., 27 лет, обр. среднее). «Распад империй – это закономерный исторический процесс, но и образование империй тоже» (жен., 27 лет, обр. н/высшее). «К сожалению, зачастую распад империй обусловлен историческими закономерностями. Но центробежные процессы, внезапно проявившиеся в разных странах мира в конце ХХ века имеют явно выраженный характер патологии. Я очень надеюсь на обратимость этого процесса. Империя – государство, в котором разные народы могут жить, не воюя между собой и создавая единое культурное поле. К сожалению, в конце XIX века этим же термином стали обозначать, страны, имеющие колонии - территории, жители которых не имеют права гражданства. Но, к примеру, ни Ханьская, ни Византийская империи колоний не имели» (муж., 30 лет, обр. н/высшее). «Империя – это многонациональное государство, основанное на доминировании одного народа и культуры над другими. Надеюсь, что ее возрождение возможно» (жен., 33 года, обр. н/высшее). «Империя - система, состоящая из материнского государства и завоеванных провинций и объединенная едиными законами. Как показывает история возрождение империи возможно, если оно происходит на новой основе. Например Римская и Каролингская империя. Российская империя и Советский Союз» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Империя – это государственное образование с одним феодалом и множеством вассалов. Восстановление империи - вполне возможно» (жен., 39 лет, обр. н/высшее). «Империя – это государство, которое включает в свой состав другие государства, покоренные и присоединенные добровольно, с властью одного человека (императора). Возможно и в будущем» (жен., 31 год, обр. среднее). «Империя — конгломерат народов, подчиненных, хотя бы отчасти (политически, если не духовно) “имперской идее”, носителем которой является нация, имеющая инициативу в создании такой империи (например, имперской идеей России являлось нести “свет православия всем народам”). Нация-государство — это образование, не обладающее имперской идеей. Исторически такие государства всегда рискуют своей самостоятельностью и вынуждены подчиниться чьей-либо “имперской идее”. Распад империи не является историческим закономерных процессом в смысле наличия “объективных неумолимых законов””. (муж., 35 лет, обр. среднее).

 

“Вне Империи мы исторический курьез”

Разнобой цитат, безусловно, отражает кризис современного российского государственного сознания. Но не надо думать, что имперские цитаты - это высказывания ненормальных русских шовинистов. По своей сути они мало отличаются от высказываний представителей бывших советских республик, а в прошлом - губерний Российской империи. Для примера приведем подобное рассуждение.

«Как же могло случиться, что мы так легко и бездумно позволили себя провести? Похоже, все-таки, дело именно в том, что в свое время попытки самоидентификации были брошены на полпути. Люди, милые, славные люди, вчерашние друзья на прямо поставленный вопрос: Неужели тебя устроит, если вместо России окажется восемьдесят девять, пусть даже уютных и благополучных Голландий? - задумчиво тянут: Ну-у, если Голландий, то, пожалуй, да-а... Становится ясно, что сегодня, оказывается, тебе куда роднее и ближе гарнизонный офицер, все культурные запросы которого удовлетворяют в лучшем случае писатель Куприн, художник Верещагин и фильм «Белое солнце пустыни», чем вчерашние друзья, готовые жить в восьмидесяти девяти голландиях. И что, оказывается, не было ничего забавного в старом офицерском присловье: Есть такая профессия - Родину защищать! - вот только понимается это всегда только в тот момент, когда время защищать уже пришло, и снова забывается - сразу после...

Начинать надо сегодня, сейчас. Вообще-то надо было уже позавчера. Начинать, во-первых, с отказа от добровольной амнезии, с обретения памяти и осознания себя. Во-вторых, все, что нам нужно, придется делать самим. Помогать нам не будет никто. Мы еще услышим согласный хор Гайдаров и Баркашовых - против нас... Если, конечно, сумеем вновь обрести себя...

Среди игрушек моей трехлетней дочери есть детский велосипед и санки - чрезвычайно красивые, какие-то очень аэродинамичные, прочнейшие, сработанные едва ли не из авиационного титана (единственный аргумент против - то что они были фантастически дешевы). На обоих предметах детского быта была наклеена скромная этикетка - Завод им. Хруничева. Можно. Можно все. Можно забивать гвозди микроскопом, класть стены из фотоаппаратов вместо кирпичей, колоть орехи большой королевской печатью. Нельзя только называть это конверсией и радоваться ее успехам. Название процессу, в результате которого уникальный космический центр вынужден производить санки и трехколесные велосипеды, надо подбирать из другого ряда: вандализм, саботаж, диверсия...

Резвый калмыцкий юноша Кирсан Илюмжинов объявляет о выходе из состава России, а потом многомудрый Минтимер Шаймиев урезонивает возмущенных - федеральный, мол, центр не выполняет взятых на себя обязательств перед регионами. Простая такая картинка - жили себе регионы, никого не трогали, починяли примус, а тут откуда ни возьмись, свалился им на головы неведомый федеральный, заговорил, охмурил, наобещал с три короба, обязательств набрал и обманул, изменщик. Так может, ну его совсем? Люди, мы же это уже проходили! Только тогда это называлось республики и союзный центр. Все помнят, чем кончилось? Великая вещь - сила слова.

Не надо, впрочем, думать, что администрации исконно русских областей ведут себя как-то иначе. Любое областное телевидение занято преимущественно тем, что взахлеб вещает о злокозненности федерального центра, а также о том, как бы замечательно складывалась жизнь в этом самом отдельно взятом регионе, если бы не федеральный. При этом всюду насаждается одна нехитрая мысль: Мы - не Россия! Потому что мы отделены от России Литвой и морем, потому что у нас слишком холодно или слишком жарко, и, в любом случае, потому, что Россия - далеко. В конце концов, возникает законное любопытство - а где же, собственно, территориально располагается эта самая Россия, равноудаленая от всех своих областей? Как ни прикидывай, а ближе Луны ничего не подходит.

Казанскому ханству не нужна будет космическая программа, для Московского княжества недопустимой роскошью окажется и гигантский Физтех, и Институт теоретической физики. Новосибирская директория не потянет содержание Академгородка... Пусть вам об этом расскажут десятки тысяч специалистов, съезжающихся в Россию изо всех стран СНГ (понятно, что не о рыночных торговцах речь). 

Война в Чечне (первая) ведь тоже была проиграна не в Грозном, и не в Буденновске, а гораздо раньше. Она была проиграна в тот момент, когда выяснилось, что доблестные чеченские патриоты воюют не с русской армией, а с неведомыми федеральными войсками. С Марса их, что ли, к нам забросили?

Да нет, все понимают, что война разжигалась в том числе и из Москвы, что все можно было погасить в зародыше, если бы никто - с самого начала - не видел в Дудаеве союзника в борьбе с союзным центром - за суверенную Россию... Что когда идет война, то совершаются военные преступления... Но можно со всем этим подождать до конца войны! Почему-то Пушкину это было понятно, а вам - никак! И объективно, вне зависимости от личных мотивов, в приключившейся национальной катастрофе - а поражение в войне стало именно такой катастрофой - степень исторической ответственности ястреба Грачева и голубя Ковалева различается незначительно.

Можно, кстати, представить Пушкина, писавшего Клеветникам России, когда казаки разъезжали по улицам не Грозного, а цивилизованной Варшавы - с детскими телами на воздетых пиках - ненароком перенесенного в девятьсот девяносто, к примеру, второй... Вот была бы радость демократической прессе! Вот был бы матерый красно-коричневый! Насмерть бы затравили, без единого выстрела, куда там дилетантам - Геккернам с Дантесами! Да и Мандельштама до кучи - написал же в четырнадцатом году - “Поляки, я не вижу смысла в безумном подвиге стрелков”. Типичный душитель национально-освободительного движения! О Лермонтове, по видимому, воспитанному человеку и заговаривать не следует - боевой офицер, в Чечне той же самой... Кем там ему полагается быть? Убийцей и мародером? Насильником и садистом? Ну-ну... (Да нет, господа, я нимало не передергиваю.)

Русская культура, в особенности - литература, неотделима от имперской судьбы... Потому и выдают ущербность своего читательского опыта сторонники восьмидесяти девяти голландий - они либо не осознают того, что в этом случае им придется отказаться от всего своего культурного багажа, как от имперского наследия и начать с нуля создание новой, бюргерской, культуры, либо же прекрасно все осознают - но не видят в этом ничего особо катастрофичного - для себя...

Но все, что нам было действительно необходимо, что, собственно, только и могло дать нам реальную почву под ногами, просто дать гарантии нашего существования, выводившее нас из разряда исторических курьезов - была Империя. Не форма государственного устройства, но живой  социальный и экономический организм, вмещающий в себя множество образов жизни, субкультур, этнических и региональных хозяйственных особенностей, наконец. Та самая «цветущая сложность», при которой все живое и жизнеспособное не загоняется в подполье, за наспех размалеванную ширму - чтобы подпасть там под контроль уже откровенных бандитов. Империя - это, если угодно, экзистенциальная категория, «способ наиболее интенсивного существования социальных тел», способ, при котором реально, а не декларативно, требуется «от каждого - по способностям», а воздается... Воздается, наверное, «каждому - по вере его...»

И не надо, господа, восторженно прыгать на месте: прокололся, мол, вражина! Выдал-таки сущность свою «антидемократическую»! Позвольте напомнить, что Британская Империя всегда была наиболее демократическим государством Старого Света, и основополагающий документ, на основе которого и были потом выработана концепция «прав человека» - «Habeas Corpus» - был рожден на заре ее могущества. Другое дело, что права эти распространялись только на жителей метрополии, с колониальными народами все обстояло гораздо сложнее, но понятий «колония» и «метрополия», напротив, совершенно не знала Империя Российская - хоть в до-, хоть в послепетровской редакциях...

Имперская экспансия есть в первую очередь экспансия культурная, экспансия системы ценностей и разумного жизнеустройства. И вооруженная мощь необходима Империи преимущественно на тот крайний случай, когда ее культурной экспансии пытаются противопоставить грубую силу - ибо ее оппонентам, как правило, больше нечего ей противопоставить. Именно поэтому Штаты, с тех пор, как примерили мантию единственного распорядителя мировых судеб, вызывают растущее отторжение - ну, не тянут утенок Дональд и кролик Роджер со «Сникерсом» наперевес и с мультипликационным лепетом о политкорректности и правах сексуальных меньшинств, на имперскую культуру. И никогда не потянут, каким бы числом «Томагавков» и бомбардировщиков «Стеллз» эти потуги бы не подпирались....

Русская же государственность вообще не знает неимперского способа существования - другое дело, на каком отдалении от «идеального типа» Империи располагалась каждая конкретная модель. Даже, повторим еще раз, даже карикатурный Совок, являя собой пример «от противного», находился, тем не менее, в той же системе координат... Стоит начать перестраивать Россию в «не-Империю» - как она немедленно начинает рассыпаться в труху...

Империя не может быть этноцентрична, она по определению устремлена вовне, она населенна на вовлечение новых стран, народов, культур в ойкумену имперского мира. Империя сословна - и человек непрерывно обязан доказывать свое право на социальный статус. Империя никому не выдает пожизненных индульгенций...” (Армен Асриян, 37 лет, обр. высшее).

 

Приведу еще несколько ответов на вопрос о Союзниках России, которые очевидно кореллируют с ответами русских на вопрос о собирании народов. «Россия может положиться на народы своих 15 республик и только на них. Не дай Бог, случись война, как Вторая Мировая — все вместе будут защищать свою землю» (грузинка, 28 лет). «Союзник России это Армения. Но она ослабела. Однако, если будет надо, она придет на помощь» (армянка, 69 лет). «Есть ли у России союзники? Если перестать «пугать» — будет много союзников. Но, чтоб не оказаться в кольце врагов, необходимо восстановить «круг».» (армянин, 42 года, обр. высшее). «Я думаю, союзники России все страны, которые была столько лет в Союзе, и Литва в том числе. Да даже Югославия.» (литовка, 35 лет, обр. среднее).

[1] См. об этом подробнее: С.В. Лурье. Историческая этнология. М.: Академический проект 2003.

Светлана Лурье «Империя как судьба»

Часть вторая.
Монологи из «тюрьмы народов»

К оглавлению Дальше
Сайт создан в системе uCoz