Еще раз к вопросу о крестьянской общине

 

Отзыв Л.Б.Алаева способен вызвать  истинное эстетическое удовольствие. Его понятийный аппарат таков, что кажется, текст написан ровно сто лет назад. Столь чистого незамутненного западничества, столь искренней веры в теорию прогресса можно встретить в писаниях публицистов прошлого. Уже и тогда существовали веские аргументы, опровергающие прогрессизм, а весь двадцатый век - одно сплошное доказательство ложности этой теории. Автор отзыва словно бы жил на Луне. На столь горячо любимом автором Западе давно уже отказались от противопоставления традиции и модернизации, европоцентризм считается столь дурным тоном, что подобный текст мог бы быть опубликован разве что в радикальных изданиях. Закончился век XIX с его прямолинейным мышления и интеллектуалы на Западе научились смотреть на различные культуры, как на самостоятельные ценности. Давно уже не вызывает сомнения, что различные народы обладают различными психологическими чертами и для каждого из них комфортен различный образ жизни, каждый обладает собственной картиной мира и своеобразными формами самоорганизации. В этом смысле русский народ отнюдь не представляет исключения. Трудно представить, как же надо его не любить, чтобы искренно верить, что он ленив. Вся его история показывает, что он способен на колоссальное и длительное перенапряжение сил и обладает удивительным оптимизмом. Чем он виноват, что его ценности не совпадают с ценностями г. Алаева? Ну а то, что его ругают - тут ничего не поделаешь. Русский народ достаточно своеобразный, чтобы не всем нравиться. Также и яркие оригинальные индивиды вызывают к себе или любовь, или ненависть, но никого не оставляют равнодушными. А если впадать в истерику когда ругают, как предложил это авторам сборника г. Алаев, то ведь право же, Россию ругают так часто, что никаких нервов не хватило бы реагировать на это эмоционально.

Хотелось бы только, отвлекаясь от востоковедения сделать по поводу данного текста следующее замечание. Автор смело пророчествует, что в какой части света будет изобретено. Автор гуманитарий и совершенно напрасно он вторгается в технические области. Тут идеологизированный взгляд особенно неуместен. Поверит г. Алаев или нет, но именно в России были выполнены разработки, внедряемые сейчас во всем мире, по безотходным технологиям. В частности в Санкт-Петербурге, во Всероссийском научно-исследовательском институте бумажной промышленности была разработана технология отбеливания целлюлозы озоном (вместо хлора) и замкнутый (безотходный) цикл водопользования целлюлозно-бумажного комбината. А ведь именно целлюлозно-бумажная промышленность является одним из главных загрязнителей окружающей среды.

Одним из немногих конкретных замечаний в отзыве Л. Б. Алаев касается крестьянской общины. То, что относительно короткий очерк, посвященный конкретной теме, не содержит исчерпывающего описания крестьянской общины вполне естественно. История давления на общину со стороны помещиков изложена в других моих работах. Но что касается того, что община была изобретена помещиками - представляется величайшим недоразумением. Прежде всего хочется выразить свое удивление по поводу того, что подобная точка зрения о природе русской крестьянской общины была высказана в востоковедческом журнале - для “западоведа” подобная неосведомленность была бы еще извинительна. Но востоковеду безусловно должно быть известно, что русская община не является каким бы то ни было уникальным феноменом - она только разновидность общины, распространенной среди многих восточных народов. (Замечу в скобках, что ничего постыдного в восточности крестьянской общины не вижу). И если уравнительное перераспределение земельных ресурсов было придумано русскими помещиками, то откуда оно взялось у других народов. Так в частности, очень близкая к нашей русской общине структура существовала в Армении (в отличии от Грузии) и до, и после ее вхождения в состав Российской империи. Ее оригинальность, отсутствие генетической связи с русской общиной доказывает своеобразная и более сложная, чем в России система регулярных переделов земли, получившая название “ампа-чаречной”, а так же тот факт, что армянские крестьяне жили на казенных землях и даже в Российской империи не знали крепостного права. Никаких русских помещиков в Закавказье не было. Уравнительная система землепользования существовала у персов, и индусов, у турок. Там тоже поработали русские помещики? Но что делать, существует научная аксиома, если тот же феномен встречается в разных культурах, то это само по себе является докозательством его более сложного, нежели измышления частных лиц  происхождения.

Теперь, что касается того, что русские крестьяне за два столетия забыли о подворном землевладении. Если это было бы так, то каким образом могло случиться, что великорусские крестьяне, выселяясь в Сибирь, селились на заимках (хуторах) и передельный механизм вступал в силу, только если обнаруживался земельный дефицит. Если такового дефицита не наблюдалось, то земля находилась в наследственном пользовании иногда в течении нескольких поколений и крестьяне имели все основания вообще забыть о существовании передельных механизмов. Удивительно как раз то, что в случае нужды крестьяне к ним прибегали и в передел абсолютно добровольно пускалась земля до того находившаяся в подворном пользовании. Так вот, действительно крепостное право способствовало более широкому распространению передельного механизма, это верно. Но причиной этого было прежде всего то, что прикрепленные к земле и лично к помещику крестьяне, лишалось возможности переселятся но новые места и это, конечно, приводило к дефициту земельных ресурсов. И, конечно, здесь Л. Б. Алаев абсолютно прав, помещичье землевладения так же влияла на процесс - ибо еще усиливало дефицит земельных ресурсов. Но тонкость здесь в том, что это были факторы, влияющие на процесс, а не его первопричина. Уравнительная форма землепользования была в принципе свойственна русским крестьянам в экстремальных условиях. А тот режим, который постепенно вызревал в течении XIX века и обрушился на нашу голову при Петре сделал условия жизни русских крестьян экстремальными на долгие годы вперед. Но никем сознательно передельный механизм не вводился.

Вообще, что касается искусственного происхождения общины, то оно высказывалось в XIX в. такими авторами как Милюков и некоторые другие. Правда тогда “изобретателем” общины объявлялось государство. Однако тогда же эта точка зрения была опровергнута, как не имеющая никакого подкрепления в источниках. Собственно тогда она, так же как и сейчас, высказывалась в полемических целях, как обоснование необходимости насильственного разрушения общины и никем из крупных крестьяноведов не была поддержана. Надо добавить, что А. Кауфман, убедительно опровергавший вышеприведенную точку зрения, был кадетом (так что в пристрастности его обвинить нельзя), так же как и Милюков, ее защищавший. Но разница между ними состояла в том, что Кауфман был серьезным ученым, посвятивший изучению данной темы многие годы своей жизни, а Милюков - публицистом, подгонявшим историю под выгодную ему политическую схему.

Сайт создан в системе uCoz