Неформальное инициативное движение
и личностное этическое сознание

 

Этот текст представляет собой теоретическое обоснование поисковой исследовательской программы, пока еще неосуществленной. Вопрос ставится так: кто те люди, которые независимо друг от друга становятся зачинщиками преобразований в разных сферах общественной жизни, будь это экономика или культура, школа или экология, право или религиозная жизнь? Эти люди объединяются в группы, за которыми сейчас закрепилось название «неформальных», хотя точнее было бы называть их инициативными.

Если мы обратимся к социальному, половому, возрастному профессиональному составу подобных групп, то мы узнаем, что их участникам от 16 до 60, что в памятникоохранных и экологических группах преобладают женщины, а в производственных, экономических, общественно-политических – явным образом мужчины. Образовательный уровень весьма высок, тем не менее, - никакого образовательного ценза нет, и мы можем видеть как рабочий «от станка», активно участвует в деятельности группы, добивается успеха, может стать и лидером.

Тем не менее, нельзя не заметить, что большинство из этих людей обладает целым рядом общих черт – и особенности эти принадлежат к сфере личности, а также самосознания, специфики межличностных отношений, специфики отношения личности к социализму.

Каковы эти особенности?

Чтобы ответить на этот вопрос, я предлагаю собственную концепцию этического сознания. Она была разработана мною ранее, не применительно к конкретным исследовательским программам. Но хотелось бы надеяться, что она может послужить ключом для объяснения некоторых социальных, психологических, психолого-исторических вопросов, в том числе и того, который поставлен выше.

1.      Этическая составляющая сознания (точнее было бы сказать психики, т.к. этическое проявляется не только в сознании, но и в бессознательном) неоднородна по своему составу. Я предлагаю выделить личностное этическое сознание, родовое этическое сознание и эрзац-этическое сознание. Они различаются по своей структуре. Способам формирования и типам личности, которые возникают при доминировании того или иного. Конечно, я полагаю такое расслоение этического сознания условным. Дальнейший анализ, возможно уведет нас от столь четкой схемы. Мы будем говорить о том, как уровни этического сознания сосуществуют, изменяют и оформляют друг друга и всю психику.

Все особенности этического сознания, которые я здесь описываю, являются нормальными, и если в них присутствуют болезненные проявления, то это болезнь не души, а духа.

Я рассматриваю здесь этическое сознание под одним специфическим углом зрения и не касаюсь при этом возрастных кризисов и этапов развития, через которые проходит каждый человек. В конце концов меня интересует проблема выбора.

2.      Родовые моральные установки усваиваются человеком в раннем детстве. Они являются общими для некоторых стабильных и долговременных групп и передаются от родителей к детям почти не изменяясь. Усваиваются пассивно. Связаны с интериоризированным образом родителей. Если согласиться с тезисом Мелани Клейн о существовании в психике ребенка позитивного (любовь, безопасность)  и негативного (олицетворение обид, страхов, физической боли), образов матери, то можно позволить себе предположить, что нормы родовой нравственности связаны с положительным образом матери. В случае если доминирует негативный образ матери родовая нравственность слабая.

3.      Социальную обусловленность родовой нравственности следует особо подчеркнуть. Это мораль определенного социума. Вместе с ним она зарождается, вместе с ним погибает. Вопросы о добре и зле решаются «миром». Совесть объективизируется, выносится вовне, становится функцией социума, а не личности. После разрушения данных общественных структур, индивид рано или поздно, в первом или последующих поколениях, растрачивает моральные ценности, им принадлежащие. Ибо они  принадлежат социуму, а не человеку. Этот социум, сам в себе, полагает окончательный авторитет. Если для обоснования своей морали он нуждается в высшей санкции, то толкование авторитетного источника целиком оставляет за собой.
Нормы родовой нравственности ни в коем случае нельзя представлять себе в качестве набора правил поведения. Когда мы говорим о социальности родовых норм, то лишь в малой степени имеем в виду способы их выражения. Само их содержание является общим для социальной группы.

4.      В личностной нравственности мы имеем дело с тем, что остается,  по сути, в человеке за вычетом всех социальных характеристик. Личностное сознание – это особый, только данному человеку присущий модус отношения к реальности. Это сердцевина человечности в человеке. Нормы личностной нравственности не вполне поддаются формулировке. Они не могут охватывать все сферы моральной деятельности человека, а служат, скорее, указателями направлений, с которых следовало бы вести поиск решения моральных проблем. Самоответственность охватывает всю структуру личности. Это даже не внесение в психику нового качества – это изменение психики.
При этом возможно сознательная аморальность. Еще чаще человек не справляется с проблемой выбора. Но риск необходим, не будь его – не пришлось бы и говорить о человеческой свободе.

5.      Личностная нравственность не вытекает из родовой. Пробуждение личностной нравственности начинается незаметно. Долгое время человек живет как бы на подступах к нему. В его жизни встречается определенное количество малых пограничных ситуаций (МПС),  у него набирается некоторый опыт принятия самостоятельных решений. Если такого опыта нет, то любая самая сильная пограничная ситуация не способна породить ничего кроме растерянности.  МПС обычно связана с ситуацией выбора (поступка, оценки, образа мыслей и т.д.), в большинстве своем совершаемого бессознательно.

6.      И сознательно и бессознательно, но человек обобщает свой опыт МПС. Каждая пережитая МПС делает человека все более и более чувствительным к последующим. Поэтому одна из них, сама по себе, может быть, очень мелкая, вызывает острейшую реакцию и  приводит к образованию личностного этического сознания.

7.      Восприимчивость к МПС у разных людей различна.  Здесь скажутся и врожденный строй души, и особенности воспитания. Для многих характерно бессознательное бегство от реальности.

8.      С другой стороны пограничными для человека (по крайней мере, с какого-то момента) оказываются только ситуации определенных, для каждого своих типов. И чем дальше идет процесс развития личности, тем такая избирательность все более выражена.  В конце-концов человек сознательно «нарывается» на них. Вся цепочка малых пограничных ситуаций связана с поисками человеком своего места в этом мире

9.      Уровень личностного сознания может быть более или менее прочным. Но возможно предположить. Что если плотность личностной нравственности достигает некоторой критической точки (различной у разных людей), то она уже неразрушима.

10.  Личностное этическое сознание обозначает, что  человек соглашается взять на себя ответственность за каждый свой шаг, может осознать уникальность, и вместе с тем, универсальность каждого человеческого существа. Это не означает, что всякий, кто пережил критическую МПС, в ком пробудилость личностное этическое сознание, действительно понимает и полагает в основу своей деятельности эту уникальность и универсальность – но он способен к этому. Мы не можем сказать, что носитель личностной нравственности «лучше», чем носитель родовой. Но потенции, которыми он обладает, несравненно выше. Смена родового сознания личностным происходит постепенно, и нет никаких гарантий, что процесс этот завершится успехом.

11.  Развитое личностное сознание преобразует родовое.  Родовое оказывается материалом, из которого личностное лепит то, что соответствует его установкам. Родовое включаясь в общую структуру как бы получает стержень. Теперь уже внешние обстоятельства не могут так просто расшатать его. Личность проникает до самых глубин человеческой психики, внедряется в бессознательное, создает новые установки.

12.  Личностное сознание не связано со способностью к рефлексии и к абстрактному мышлению. Возможна слаборефлектирующаяся личностная нравственность. Такой человек, обычно, кажется, живет по законам родовой морали, но в критической ситуации для него будет характерна реакция на личностном уровне.

13.  Личностного сознания человек может достигнуть только сам. Даже лучший педагог не застрахован от неудач. Но он может быть примером.

14.  Для того, чтобы родовая мораль нормально функционировала, необходимо, чтобы внутри социума, носителя данной родовой морали, находилось и некоторое, небольшое количество людей - носителей личностного сознания. Доминанты их личностного сознания не совпадают с нормами данного родового, но с ними соотносятся. Точнее было бы сказать, что эти доминанты и эти нормы имеют одно и то же направление. Но в отличие от личностных, социальные упрощены, определенны, конечны. Носители личностного сознания (обычно это слаборефлектируемое личностное сознание), живующие одной жизнью с традиционным  социумом, являются гарантией доброкачественности родовых норм данного социума и препятствием профанированию ценностей родовой морали.

15.  Посредстввом деятельности этих людей постепенно, медленно                                    нормы родовой морали изменяются. Эти люди способствуют стабильности социума. Их функция в социуме – функция советчиков.

16.  Метаморфоза родового сознания происходит и при замене его на эрзац-этическое. Это происходит тогда, когда на родовое сознание, недостаточно прочное, конфликтное, оказывается сильное давление извне, например, носителями другой традиции – при том, что личностное сознание не развито. В таком случае какая-нибудь неглубоко укоренившаяся норма родового сознания может быть отвергнута и превратиться в простое правило поведения, внутренней установке не отвечающее. Допустим, что то, от чего индивид отказался – действительно дурно, но вспомним, что сделал он это исключительно под внешним влиянием. Отвергнута одна этическая норма, почему не другая? Целостность, девственность подсознания нарушена. Начинается цепная реакция. В кризисные эпохи когда родовое сознание вообще ослаблено, люди с разрушенным родовым сознанием могут представлять реальную опасность. Они как бы заразны, даже человек крепких моральных устоев может пострадать от них. На одну чашу весов положен отказ следовать требованиям подсознания, на другую – разрыв с социумом.

17.  Родовое сознание вытесняется эрзац-этическим. Родовая  мораль заменяется набором правил, а сама она, еще живущая в нем, загоняется поглубже. Эти правила человек выбрал не сам, и не может относиться к ним свободно. Следуя за каким-нибудь призывом, лозунгом, отказываясь от своей родовой нравственности, пусть даже тонкой и несовершенной, но органичной, он отказывается от чего-то живого, органичного в себе. Но не так-то просто отбросить все сомнения, много сил уходит на то, чтобы их подавить; когда он видит эти сомнения у других,  в нем это вызывает протест.

18.  Вероятно эрзац-этическое сознание можно подразделить на эрзац-личностное и эрзац-родовое (между ними много переходных ступеней). Эрзац-этическое сознание насквозь социализировано, и эрзац-личностное – в большей степени, чем эрзац-родовое. Не остается почти никаких интимных уголков. Эрзац-личностное сознание является результатом последовательного отказа от родового. Законное-родовое характерно для детей, выросших в семьях – носительницах законного сознания, нормы, первоначально бывшие внешними, в течение ряда поколений интериоризируются и складываются в родовую мораль.

19.  Вообще, родовое сознание формируется либо через интериоризацию эрзац-родового, либо через объективирование и в таком виде интериоризацию личностного. То, что человек осознал однажды как откровение, может стать привычной нормой поведения. При этом нормы личностного сознания примитивизируются. Впрочем то, что человек осознал однажды как откровение, для других может оказаться законным сознанием. Во всяком случае, родовое сознание разных социумов имеет разную ценность.

20.  Личностное сознание может проявляться и у носителей родового сознания, и у носителей эрзац-этического. Эрзац-этическое сознание тоже преобразовывается личностным. Достраиваются недостающие структуры, постепенно заполняются те лакуны, которые образовались вследствие выхолащивания родовых моральных установок и таким образом, в известном смысле, оформляет эрзац-этическое сознание в полноценное родовое (в большой мере бессознательное, как и всякое родовое), хотя и этиология подобного родового сознания в корне отлична.

21.  Человек с развитым личностным сознанием отличается от человека с родовым или эрзац-этическим не тем, что только он является личностью, (каждый человек – личность), а тем, что его личность иначе выражена вовне. Личность дана нам как дар, но и задана как задача. Пробуждение личностного сознания – важная, но промежуточная ступень в решении этой задачи.

22.  Носитель личностного сознания способен к глубокому, направленному к самой сердцевине личности обращению, но это не значит, что ему всегда это удается. Он может избавиться от самомнения, желания подавить другого (садо-мазохистского комплекса) – если захочет и проделает соответствующую работу; но он может  хотеть быть авторитарным. Во всяком случае никто из этих людей не почувствует себя удовлетворенным, просто  исполняя отведенную ему социумом. Или даже выбранную им самим роль. Работая вместе с другими, он постарается, насколько это возможно по обстоятельствам и в меру его собственных амбиций, установить отношения сотрудничества. Во всяком случае от способен работать не параллельно, а вместе с другими. Группа, в которой преобладают носителеи личностного сознания, может иметь, а может и не иметь иерархической структуры – это зависит от доминант личностного сознания.

23.  Носитель родового сознания видит себя членом семейной, деревенской или городской, государственной и т. п. иерархии.  Его отношения с другими членами коллектива в большой мере предопределены. Причем чувства – едва ли не в большей степени, чем поступки. Носители родового сознания, разумеется, не склонны самочинно создавать какие-либо устойчивые группы, но если такие группы создаются, отношения в них остаются авторитарными. Лидеры здесь могут быть носителями не личностного, а родового сознания. В отрыве от социума, породившего его, лидер как бы «сникает».

24.  Носитель эрзац-личностного сознания стремится четко определить свою роль в обществе (или совокупность ролей, выстраивающихся в его сознании в строгую иерархию) и подчиниться иерархии внешней. В группе он также стремится подчиниться лидеру (и раздражается, если по разным обстоятельствам это не получается), или добиться столь же безоговорочного подчинения себе, рабски зависит от своей излюбленной идеи. Критического отношения к ней не допускает (садо-мазохистский комплекс) Предпочитает не личностные, а родовые связи, признавая себя функцией некоторой идеи.

25.  При эрзац-родовом сознании (в отличие от собственно родового), склонность к созданию микрогрупп велика, поскольку эти люди испытывают потребность в групповом общении, заменяющем родовое. Установки у них неавторитарные, поскольку они не знают давящего на них извне идеала, а скорее испытывают тоску по такому идеалу и растерянность. В обществе, как и в микрогруппах, они обычно соглашаются на те отношения, которые им предлагают. К глубоким личным отношениям они не готовы, но вполне могут копировать их внешние проявления. С другой стороны в кризисные эпохи именно их среда дает довольно много лыдей с развитым личностным сознанием (наряду со средой, где само воспитание нацелено на воспроизводство личностного сознания.

26.  Выводы, сделанные для микрогрупп, было бы наивным распространять на макроструктуры. В этом случае, кажется, надо было бы сказать, что эрзац-личностное сознание связано с тоталитарным режимом (диктатурой), родовое – с традиционно-авторитарным, личностное – с демократическим. Здесь верно только первое положение – и то, если мы выразим его так: эрзац-этическое сознание во многих случаях складывается при ломке общественных структур, за которой может последовать установление диктатуры какого-нибудь самозванца. Но распространеность эрзац-этического сознания делает тоталитарный режим более прочным и проще сказать – является одной из существеннейших предпосылок его существования. В свою очередь, тоталитарный режим часто сознательно нацеливает свои усилия на производство эрзац-этического сознания, ломку родового, и по мере возможности личностного сознания.

27.  Что касается родового и личностного этического сознания, то из того, что одно из них тяготеет к иерархической структуре межличностных отношений, а другое – к отношениям сотрудничества нельзя делать вывод, что первое тяготеет к авторитарному стилю управления, а второе – к демократическому. В любом случае новое жизнеспсобное государство устанавливают люди с личностным сознанием, ибо они всегда лидируют во всех группах, борющихся за осуществление любых позитивных программ. Все зависит от установок их личностного сознания, доминант.

28.  В демократическом обществе существует своя иерархия, структура и т. п. Она так же интровертируется родовым сознанием. Как и иерархия авторитарного общества. Носитель родового сознания занимает в ней определенное место и не претендует на другое. Хотя по внешним признакам это место значительно отличается от того, которое занимает носитель родового сознания при авторитарном режиме. Оно как бы более подвижно, но в определенных пределах.

29.  Ни личностное, ни родовое сознание не связано непосредственно ни с демократией, ни с авторитарным режимом (традиционной монархией). Но и для того, и для другого типа сознания неприемлем тоталитарный режим. Последний необходимо отличать от авторитарного.

30.  Авторитарный режим не создается искусственно, посредством переворота, узурпации власти, как это бывает при тоталитарном,а складывается постепенно, при том, что изначально в общих чертах соответствует установкам разных слоев общества. Впрочем все это относится и к традиционной демократии. В интересах такого режима всяческое укрепление родового сознания и до необходимых пределов (но не выше) воспроизводство личностного.

31.  Тоталитарный режим всегда насильственен, искусственен, и, в общем-то, недолговечен. Он стремится сломать родовые этические нормы и может опереться только на эрзац-личностное сознание, фанатизм. Даже для носителей эрзац-родового сознания он неприемлем, хотя они и приспосабливаются нему, сглаживают острые углы, постепенно превращая из трагедии в фарс.

32.  Уровень личностного сознания в разных слоях общества различен. В России он традиционно наиболее высок в среде интеллигенции – в настоящее врем среди гуманитарной, естественно-научной и творческой; среди технической значительно ниже.  Такой же или еще ниже в рабочей среде, среди управленцев-чиновников он, пожалуй еще ниже. Очень низок среди крестьян.

33.  Родовое сознание в чистом виде у нас практически не встречается.

34.  Эрзац-личностное наиболее распространено среди управленцев, среди гуманитарной и творческой интеллигенции, среди рабочих-лимитчиков – выходцев из иной социо-кулльтурной среды.

35.  Самым распространенным у нас видом сознания является эрзац родовое.

36.  Я предполагаю. Что уровень личностного сознания в инициативных «неформальных» группах а 15 – 20 раз выше, чем в обществе в среднем, и в 3 – 5 раз выше той социальной среды, выходцами из которой являются члены инициативных групп.

37.  От того сколько в группе носителей личностного сознания, это во-первых, во-вторых насколько группа способна содействовать (пассивно) проявлению личностного сознания среди своих членов и вокруг себя, зависит ее жизнеспособность.

 

Основным для всех наших программ является тест на наличие личностного сознания. Он вводится в текст всех анкет. Которые мы будем использовать. Это в основном два вопроса:

 

Основной? Можете ли Вы разделить свой внутренний путь на этапы?

Ответы а) Да, четко, б)Да, смутно, в) Нет, г) непонятен вопрос

Вспомогательный: Как Вы представляете себе отношение «Я-Общество» Ответы: а) Часть-целое (я часть общества) б)Целое-целое в) Целое-часть (Общество часть моей личности)

Что касается первого из двух вопросов, то объяснить, почему ответ «да, четко» с большой вероятностью оказывается показателем личностного сознания, я не могу. Вопрос сформулирован на основе интуиции и опыта. Псотфактум его можно объяснить с помощью теоретической разработки предложенной выше. То, что он «работает», можно убедиться, сопоставляя ответы на тест и личное впечатление, опыт общения. В качестве пробы вопрос был предложен более чем сотне отвечающих.

Во втором вопросе последние два ответа «Целое-целое» и «Целое-часть» для наших целей кажутся равнозначными, по крайней мере оба указывают на то, что реципиент не желает рассматривать себя, как один из «винтиков» общества, не хочет соглашаться со своей частичностью. А ощущает свою целостность и уникальность. Этот вопрос, однако, недостаточно хорош тем, что люди с личностным сознанием, но еще недостаточно проявившимся (каких среди членов инициативных групп немало, интересно было бы предложить им же заполнить тест через год), или со специфической установкой личностного сознания (кажется, среди участников опроса таких быть не должно) следуют за распространенным сейчас стереотипом отношения к обществу, как части к целому.

Для коррекции используется ряд вопросов типа: «Было ли в Вашей жизни событие, которое ее изменило изнутри ?»

а) Да, это произошло неожиданно, под влиянием крупного внешнего  события;

б) Да это произошло в результате внутренего процесса, но толчком послужило довольно значительное внешнее событие.

в) Да, это произошло в результате внутреннего процесса,  внешний толчок был незначителен.

г) Нет, поворотной точки не было, я бы предпочел говорить о непрерывном развитии.

Этот вопрос вначале был задуман, чтобы путем опроса проверить, действительно ли в жизни каждого человека развитым  личностным сознанием была критическая малая пограничная ситуация.

Поскольку я убедилась, что люди с развитым личностным сознанием никогда не говорят, что «поворотной точки не было» и никогда не предпочитают говорить о непрерывном развитии (вариант ответа «г»), а в большинстве своем выбирают ответ «а», а носители неличностного  (эрзац-родового?) сознания, напротив, чаще своего выбирают ответ «г», то этот вопрос можно использовать как тестовый.

Сайт создан в системе uCoz