С.В. Лурье Монологи из «тюрьмы народов»

Глава 2

Как «мы» воспринимаем «их» и как «они» воспринимают «нас» ? (Виртуальный диалог).


В предыдущей главе мы представили, каковы были межнациональные отношения до перестройки. К сожалению, наше описание вышло односторонним. Все приведенные «монологи» принадлежат нерусским жителям Санкт-Петербурга. Аналогичных русских «монологов» привести невозможно. Воспоминания проходят сквозь сито более позднего опыта. Это относится и к нерусским. Но если у последних в воспоминаниях старые времена лишь идеализировались (примерно также как воспоминания большинства наших сограждан о магазинах в брежневские времена), то вопрос с русскими не так прост. Ни один нерусский респондент не указал на то, что русские вели себя не так как все, не участвовали в сценарии «дружба народов». Да и без того, очевидно, что участвовали, ведь если бы русские вели себя иначе, чем все, то и все вели бы себя иначе. Кроме того, невозможно вообразить, что громадная самоорганизующаяся суперэтническая структура не включала бы в себя русских. Другое дело, что их внутриструктурная роль была особой и что они пережили (и переживают) острый кризис самоидентификации, в частности, своего государственного сознания. Этот кризис мог заставить русских забыть, вытеснить из памяти много из их прошлого, как предположил один из нерусских респондентов и как полагаю я сама. Поэтому анализируя ответы респондентов (русских и нерусских) мы попытаемся реконструировать, как виделись межэтнические отношения русским, что повлияло на искажения образа прошлого в их воспоминаниях, как, когда и почему это произошло.

Начнем с цитат, которые дадут нам богатый материал для размышлений.

Как русские представляют отношение к себе народов бывшего Советского Союза?

Большинство ответов на этот вопрос однозначно пессимистичны. Часто это просто категоричные высказывания. «За исключением немногих народностей, мнение о русских, как и отношение к нам, в общем, отрицательное» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Думают о России как о большой кормушке» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Как о дойной корове» (муж., 75 лет, обр. среднее). «Многие народы относились к нам двойственно, с одной стороны не любя русских, а с другой — воспринимая как должное все то, что русские им обеспечивали, то есть безопасность, защиту от внешних врагов, низкие цены на жизненно важные ресурсы» (жен., 33 года, обр. н/высшее). «Плохо думают, но во внимание принимать их мнение мы не должны» (муж., 28 лет, обр. среднее). «В настоящий момент, другие народы бывшего СССР думают о русских плохо.» (жен., 31 год, обр. среднее). «Ничего хорошего они о нас не думают. Не стоит принимать во внимание их мнение. Историю вспять не повернешь, что сделано, то сделано» (жен., 32 года, обр. среднее). «Другие народы бывшего СССР относятся к России и русским с неприязнью и отвергают русскую культуру. Не знаю этому объяснения.» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Думают, что русские — плохие. Русскую культуру они не уважают» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Другие народы, в большинстве, русских не любят, это на мой взгляд от непросвещенности, недостаточной культуры с их стороны» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Хотят отделиться. Мне хотелось бы, чтобы они нас боялись» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Уважают, когда чувствуют силу и необходимость подчиниться русскому народу, но как только он ослабевает, разбегаются по квартирам и ищут автономии» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Скорее всего все они нас бояться.» (жен., 49 лет, обр. н/высшее). «Думают о русских, как о поработителях» (жен., 53 лет, обр. средн.-спец.).

Часто это воображаемое негативное отношение русские сами же и оправдывают. «Мы сами себя не уважаем, а хотим уважения от других» (муж., 50 лет, обр. среднее). «Негативно, так как даже я, русский человек, не вижу ничего привлекательного в нашей культуре, я считаю, что в данный период времени наша культура не достигла никаких высот.» (жен., 20 лет, обр. средн.-срец). «Многие народы считают, что находились у русских в рабстве. Они ассоциируют русских с СССР и винят русских в тяжелом экономическом положении» (муж., 23 года, обр. высшее). «Советский Союз последовательно проводил славянскую шовинистическую политику — насильственную ассимиляцию национальных меньшинств, а тех, которые ассимилироваться не желали, ссылал в Сибирь или Среднюю Азию. Но эта политика не была выдумкой большевиков — так же точно поступало и правительство царской России. Неудивительно, что как только возникла возможность отделиться от «старшего брата» — в 1917 или 1991 году — за нее хватались как за спасательный круг, надеясь, что теперь уж заживут собственным умом» (муж., 27 лет, обр. н/высшее).

Нередко другие национальности упрекаются русскими за неблагодарность: «Как завоеванные народы они неблагодарны, тем более основная масса нации-завоевателей (русские) жила хуже, чем завоеванные, а завоеванные улучшили свое положение; кроме того, как царская, так и советская власть всегда ставили (из разных соображений) население окраин России в привилегированное положение по отношению к своему народу — русскому» (муж., 59 лет, обр. среднее). «Я считаю, что мало сегодня найдется среди представителей других народов тех, кто думает о России хорошо. Не знаю должны ли мы принимать во внимание их мнение. Не могу сказать обо всех оттенках отношения к нам этих народов, (наверно презрение преобладает, как презрение детей к промотавшемуся отцу, или, лучше сказать, отчиму), но я бы обобщил все эти оттенки, даже с учетом «несправедливости» России к этим народам (если под Россией понимать также и бывший коммунистический СССР и нынешнюю, демократическую Россию), в одно слово — неблагодарность. Но определенная, наверное ограниченная, часть этих народов, вероятно, ценит, уважает и, может быть, даже любит Россию (например, определенная часть украинского, белорусского, грузинского, армянского народов). Как они относятся к русской культуре? В целом ее ругают, зачастую смешивая с коммунистической и демократической псевдокультурой, но однако, с удовольствием пользуются ее плодами (муж., 25 лет, обр. среднее).

Встречались и более сложные объяснения: «К русским относятся, как к жертвам, обманутым ложной идеей, погубившей и для них самих возможность достойного существования» (жен., 50 лет, обр. высшее). «В сознании народов, ранее входящих в состав СССР, зачастую понятия русская идея и коммунистическая идея тесно связаны, если не являются синонимами. Данные взгляды характерны для народов Прибалтики, Молдавии и Западной Украины. Такие взгляды, естественно, формируют негативное отношение ко всему русскому» (жен., 28 лет, обр. высшее). «Прибалты думают только о себе (и правильно делают), а народы с комплексами неполноценности ищут виноватых. И виноватыми считают нас» (муж., 30 лет, обр. высшее). «После семидесятилетия коммунистического террора невозможно беспристрастно разобраться в наших отношениях, и это происходит взаимно» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Я считаю, что это зависит от поколения, потому, что пожилые люди понимают, что Россия сыграла для этих народов большую роль, а среди молодежи, скорее всего популярны националистические представления, о том, что русские являются оккупантами» (жен., 22 года, обр. н/высшее). «Я общаюсь преимущественно с теми, кто в Россию приехал работать и жить — у них мнение преимущественно благоприятное. В местах же «компактного проживания» всякое бывает. Отчасти негативное отношение объясняется реакцией на завоевание, отчасти — глупостью» (муж., 31 год, обр. высшее).

В некоторых случаях допускалась неоднозначность отношений: «Многие считают русских людьми с высоким потенциалом, но не умеющими его реализовывать, другие считают нас оккупантами» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Народы бывшего СССР относились к русским по-разному. Взаимопонимание есть лишь у тех, кто имеет общие славянские корни» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Все по-разному из-за исторически сложившихся условий» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Я думаю, эти мнения неоднозначны, и их существует великое множество» (жен., 20 лет, обр. н/высшее).

Мнения о позитивном отношении к русским высказывались редко: «Россия страна загадочная и вызывает у всех удивление. А наш талантливый русский народ, я думаю, ценят» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Другие народы бывшего СССР думают о России по разному, но большинство относятся к русским с любовью, хотя и критикуют за некоторые качества» (жен., 40 лет, обр. высшее). «К русским, кроме мафиози, относятся все хорошо, так как русский поддержит любого в трудную минуту, подает руку помощи» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Я думаю, в основном, народы бывшего СССР думают хорошо о России, так как им не плохо жилось. Относятся с уважением и ценят русский народ. Это относится к людям средних лет, кто получил воспитание и прожил в сознательном возрасте, живя в СССР» (муж, 30 лет, обр. высшее).

И наконец — выражение полного безразличия: «Меня их мнение не интересует, впрочем, их мое мнение тоже» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Я не думаю о том, что думают другие народы о России» (жен., 40 лет, обр. высшее).


Как характеризуют русских представители диаспор?

Кто же из наших респондентов прав? Послушаем мнение представителей диаспор. Начнем наш обзор с высказываний прибалтов (литовцев), поскольку именно из их уст русские ожидают услышать самые обидные отзывы о себе.

«Россия славилась своей простотой и добротой. Когда я впервые приехала в России, я была переполнена впечатлениями от людей. Нравится доброта, открытость. Поделятся последним. Не нравится в русских непунктуальность.» (литовка, 32 года, обр. высшее) «Когда я приехала на спортивные игры (литовцев всего мира), мы были действительно поражены: у нас была определенная форма с символикой Санкт-Петербург, и когда наша группа бежала, то из транспорта высовывались, кричали «Ура! Санкт-Петербург», «Да здравствует Санкт-Петербург». И мои родственники все очень любят Питер. Он, говорят, даже чем-то родствен. Русские способны нормально жить со всеми народами, абсолютно, абсолютно нормально.» (литовка, 35 лет, обр. среднетехническое). «С русскими жить легко.» (литовец, 32 года. обр. высшее). «У русских восприимчивость пугающая и деловая хватка.» (литовка, 20 лет, студентка)

Теперь послушаем высказывания представителей других народов. «Русские со всеми могут жить нормально — это значит понимать друг друга и относиться по-человечески... Одобряю в русских доброту, отзывчивость, осуждаю пьянство, чрезмерную простоту» (армянка, 52 года, обр. высшее). «Русские способны жить со всеми нормально» (армянка, 69 лет. обр. высшее) «У русских я одобряю широту натуры. Действительно очень талантливые люди. Но не хватает чувства меры» (армянка, 37 лет, обр. высшее). «Способны ли русские жить со всеми мирно? Совершенно спокойно, они всегда так жили, нормально жили! Как я понимаю «нормально»? Чтобы человек не навязывал свое «я» другому, вот и все. Поэтому мы совершенно спокойно растворяемся среди русских людей. И честно я вам скажу, Восточная Европа может быть, когда-нибудь почувствует стыд. Я имею в виду Великую Отечественную. Неужели народы Европы не понимают, что сделала Россия для них? Они все время говорят, что были под игом Советского Союза. При этом они наше мясо кушали, свежее, за два рубля, а мы его уже давно не видели, на периферии. Вот такое иго. Это вот в русских заложено, они не заставляют на себя работать, они начинают на других работать почему-то. Завоевывая, распространяясь, они начинают на других работать. Может быть, политика, что ты старший брат, но ты, как старший брат всегда в семье, ты должен, обязан, ты всем остальным младшим братьям и сестрам обязан. Как у нас всегда бывает. Вот это то, что внушалось русскому народу. И я не знаю, как сохранили бы и румыны, и чехи свою культуру, если бы они были под игом Германии, что им грозило» (армянка, 35 лет, кандидат мед. наук). «Я вижу в русских доброту, ум, стремление к чему-то хорошему. Способны ли русские нормально жить с другими народами? Способны. Конечно. Что такое жить нормально? Ну, мне кажется, что не притеснять представителей других национальностей, с пониманием воспринимать их традиции, образ жизни, и не ставить себя выше» (армянин, 33 года, обр. высшее).

«В русских я одобряю доброту, порядочность» (западная украинка, 20 лет, обр. сред. мед.) «Я уважаю в русских незлопамятность, простоту.» (украинка, 28 лет, обр. средн.-спец.) «В русских одобряю простодушие, «рубаха-парень«» (украинка, 23 года, студентка). «У русских одобряю гостеприимство, доброту, милосердие. Но озабоченность и неуверенность в себе — огорчает» (украинка, 19 лет, студентка). «Русские могут жить со всеми дружно. А это значит понимать нас, особенности каждого народа и уважать их» (украинка, 49 лет, обр. высшее).

«У русских заслуживают уважения это всепрощение, доброжелательность, открытость.» (грузинка, 30 лет, обр. высшее). «Русских я уважаю за доброту, отзывчивость, неагрессивность» (грузинка, 58 лет, обр. высшее). «У русских я уважаю и считаю их бедой — доброту и простоту» (грузин, 47 лет, обр. среднее) «Считаю, что с русскими жить легко» (грузин, 50 лет, обр. среднее). «С русскими уживаться мирно можно и нужно» (грузин, 38 лет, обр. среднее). «Русские после перестройки стали более несчастливы экономически, народ стал злобный, замкнутый, но осталась духовность» (дагестанец, 65 лет, обр. высшее). «Русские простые люди способны жить со всеми в мире, что они и делают» (финка, 45 лет, обр. среднее). «Русские со всеми могут жить нормально» (татарка, 48 лет, обр. высшее). «Уважаем русских за их терпимость. Даже ко всем тем непорядочно ведущим себя в их городе лицам кавказской национальности.» (дагестанец, 40 лет. обр. высшее). «Россия нация сильная. Но почему она себя от пройдох не защищает сейчас? Русский народ трудолюбивый, талантливый. Сейчас, к сожалению, появилась безалаберность: вот приедет барин, барин нас рассудит...» (татарин, 50 лет, обр. высшее). «Для русских свойственна доброта» (татарка, 47 лет, обр. высшее). «Надо сказать лестное о России, что здесь ты можешь занять любую нишу, если ты захочешь этого. На самом деле у русских, хотя они очень громко говорят о национальных вопросах, они громко говорят, в отличие от всех других национальностей, но у них только на языке» (армянка, 41 год, обр. высшее). «Для русских характерна порядочность, честность, добродушие» (литовка, 37 лет, обр. высшее). « Великий русский народ — как назвал его Сталин — все вынесет. Нет ни одного народа, который бы называли великим. Только русский. Именно ему свойственно подняться из пепла и все восстановить.» (грузин, 33 года, обр. высшее).

Отвлечемся на некоторое время от коротких реплик, которые в общем и целом передают бытовое отношение нерусских народов бывшего Союза к русским — их одних достаточно, чтобы продемонстрировать, насколько неверны представления русских о том, что думают о них представитель живущих рядом народов. Выслушаем монолог, который как бы заключает в себе целую концепцию отношения народов бывшего Союза к русским.



«Народы русского круга»

«Русские способны идеально жить с другими народами, более того, другие народы охотно делаются «русскими народами». Образ России в глазах народов-друзей — образ лидера чисто харизматического (как бы ни хотела Российское государство обрести образ «лидера-организатора»). Ничего не надо делать особенного: чем больше русские будут вести себя как этнос со своими интересами, тем больше этот образ будет служить образцом для соседей. Достаточно того, что русские — большой народ. Если интересы государства будут без нынешней тупой застенчивости ориентированы на этот народ, тем большее число народов захотят облечь свои интересы в близкую «большому народу» оболочку. Так свои национальные интересы будут сохраннее. Отворачивались от России только тогда, когда Россия умудрялась нанести себе такой вред, что аж рядом стоять было страшно. Тогда (из чувства самосохранения) вспоминали о национальной самостоятельности.

... Чувство принадлежности к России у меня больше, чем чувство подданства Российского государства. Образ русских, повторяю, в глазах других народов, по-моему, чисто харизматический. Русские, для тех, кому они нравятся, это симпатичные, обаятельные, милые люди, хорошие ребята, люди широкой души. Именно это отношение играет роль во взаимоотношениях других с русскими.

... Легко или трудно жить с русскими? Не труднее, чем русским друг с другом. Русские очень чувствительны к дискомфорту и к несправедливости. И одновременно очень выносливы в условиях дискомфорта и несправедливости, готовы скорее приспособиться к ним, чем что-то изменить. Русский первым возмутится дурному, живописует его в самых зловещих тонах… При гораздо меньших напастях армянин (татарин, немец) бросится что-то делать! Если это происходит в присутствии русского, он скорее всего, назовет нерусского выскочкой (если действия будут направлены на общее с русским благо) или предателем (если нерусский предпочтет решать проблему для себя отдельно). Получается (условно, конечно) что русские зачастую как бы «пугают» нерусских.

... «Нация» не везде означает одно и то же. В кругу российских народов «нация» это стереотип бытования в поле зрения русского народа. Под его взглядом. Межнациональные отношения складываются так, а не иначе, с учетом наличия «всевидящего ока» русского народа. Не путать с «оком власти». Русский народ, культура, язык служат образцом, в рамки которого хочет укладываться национальное поведение, форма, которую принимают даже межэтнические конфликты. Каждая из сторон любого конфликта хочет «прозвучать» на русском языке — хорошо ли, плохо ли — но не остаться забытой русским мнением. Русское мнение имеет притягательную силу благодаря внимательности русских, острому переживанию несправедливости, желанию защитить слабого.

Идеальные для народов «русского круга» межнациональные отношения это, прежде всего, богатая и самобытная Россия, культурно не ориентирующаяся на Запад. Относящаяся к себе с любовью и интересом. Для нации-«заводилы» этого достаточно. Остальное произойдет автоматически.

Русские сами себя слабо ощущали как нацию, не воспринимали свое поведение как национально-своеобразное. Меж тем для «остальных» они были очень своеобразным, «особенным» народом, дававшим, к тому же, замечательные образцы как для личного подражания в любой области, так и для общей симпатии как к народу. Вряд ли узбек мог перечислить десяток уважаемых им казахов. Зато сколько он знал замечательных русских! Это и служило прекрасным фундаментом национальных отношений в стране.

Еще проще скажу: русских просто любили (и любят) как национальность. А они этого не понимали, и не верили. Может, сами себя не очень любили…

Перестройка: русские первые подняли вопрос о несправедливости. Другие, всегда с предельным доверием относившиеся к мнению русских, отозвались всей душой — один народ за другим (именно так было, день за днем). Но когда ужас всей прошлой жизни открылся (благодаря русским журналистским и политическим талантам) во всей безобразности, «другие нации» перепугались: «Или давайте говорить о плохом вдвое меньше , или давайте делать вдвое больше! », — как бы сказали они (Демирчян, Хасбулатов, Умалатова…). Ни на то, ни на другое русские были не согласны: ни делать больше, ни меньше живописать ужасы…

С перепугу нации «катапультировались»: именно из СССР (критикуемого русскими братьями), а не от русских (своих товарищей по несчастью, да еще и лидеров борьбы за справедливость!). Русские, однако, еще долго отождествляли Россию с Союзом, и обиделись… А не понявшие их «нацмены» еще долго обращались к «соратникам»-русским за помощью в решении своих вопросов… Потом поняли, что «соратники», продолжая им сочувствовать, не собираются решать никаких проблем — ни своих, ни чужих…

Какие из республик СНГ мне нравятся? Все республики СНГ — загнанные в угол, испуганные народы. Лишенные русского пространства, через которое они реализовывали личное достоинство своих граждан и ставили заслон тоталитарной власти. Лишенные «русского мнения», без которого они — «ни для кого». Все они мне не нравятся.

А что касается армян... Армяне душевно старее, они гораздо больше в прошлом. Русские — «игроки» этого времени, они им увлечены. Армяне уже «ветераны», смотрят на игру с трибун, болеют за «своих», и, конечно, завидуют им… Чтобы снова побыть игроком, надо присоединиться к команде «своих», русских. Но увлеченности уже не хватает: основное место — все же на скамейке…

Единственное, на мой взгляд, правильное описание взаимоотношений русских с другими народами есть в книге Кира Булычева «Река Времени». Я просто изумляюсь, почему никто близко об этом не писал?.. Действие полуфантастического романа происходит в 1914-1917 годах в России. По сюжету, правда, история пошла чуть по иному. Главный герой — интеллигентный русский парень. В обстоятельствах войны и революций он чувствует себя растерянно. Просто ничего не понимает, хотя парень думающий, смелый… И, главное, почти ничего он не делает. Не может сделать! Зато вокруг него происходят бурные события. Знакомые и незнакомые люди — крымские татары, армяне, греки, даже российский немец (а ведь война с Германией) хотя тоже в растерянности, но быстро берутся за дело, стараются определить свою судьбу. И каждый из них считает важнейшей задачей помочь русскому парню. Они делают это так, как будто это их важнейший исторический шанс, как будто это самое необходимое для них в условиях паники, разрухи. Они ЗНАЮТ, что РУССКОМУ надо помочь. НАДО. Он им нужен. Потому что, как бы умны и ловки они ни были (а татарин, по сюжету, тоже интеллигент, грамотей, одноклассник героя), а война и история крутятся вокруг русского. Потом, они его просто любят, за то, что он русский. Парню кажется, что у него есть какие-то взгляды, убеждения, которые нравятся окружающим. А эти окружающие посмеиваются: ты, мол, не пыжься, с тебя достаточно того, что ты — русский! Татарин-интеллигент легко становится лидером татарского клана, каким-то махровым средневековым вождем. С чем, конечно, отлично справляется. Но он этой ролью, ввиду интеллигентности, тяготится. Шутит (обращаясь к русскому): «Я, конечно, проживу и так. У меня много жен, мне все поклоняются… Но была бы Россия сильной, мы с тобой были бы оба интеллигентами. Но я и так проживу. А вот у тебя другой жизни быть не может». Очень правильно показано поведение какого-то жулика-армянина. Это такой мрачный, молчаливый тип, который узнав, что русскому нужно помочь, бросает свои криминальные дела, помогает русскому парню и так же тихо исчезает. Он делает это как для себя, ему не нужны не объяснения, ни благодарность. Вот так, как в этой книге, желанность для других народов русской обстановки (создаваемого русскими «поля») не показана нигде!» (Армен Давтян, 42 года, обр. высшее)


Это эссе не отражает просто точку зрения отдельно взятого человека. В наших интервью мы находим целый ряд высказываний, соответствующих приведенному отрывку по духу и по тональности.

«За что уважаю русских ? Не знаю. Сложно сказать, просто, считаю их своими, себя их…. Легко или трудно жить с русскими? Не то, чтобы легко или трудно. Отрадно. Я конечно, просто счастлив, что общаюсь с русским, я их называю именно старшими братьями, себя считаю их младше, глупее, очень люблю русских, и считаю, и думаю, что не я один, хотя, все-таки русскоязычных армян гораздо меньше, чем нерусскоязычных, я считаю, что армяне все чают воссоединения с Россией, в отличие от тех же прибалтов, или от той же Грузии. Армяне хотят, и поэтому я считаю, что было бы большой ошибкой России не обращать на это желание внимания. Нет никого лучше, чем русские» (армянин, 32 года, обр. высшее) «Какие черты я в русских одобряю, а какие — нет? Ну, одобряю, конечно, очень…ну русская душа, это не черта, это много черт в этом понятии, очень много вот таких граней, ну просто, одним словом, русская душа мне лично импонирует» (армянин, 33 года, обр. высшее). «А русских я люблю просто за то, что они русские — простая детская привязанность.» (грузин, 49 лет, обр. высшее). «Самый симпатичный народ — русский, но не в крупных городах» (дагестанец, 30 лет, обр. высшее). «Народа, лучше русского, я не встречал, что-то такое заложено в душе русского человека, что они никогда не делали подлостей другим, до и сейчас в большинстве своем так, если и творят зло, то немногие, и только те, кто наверху.» (дагестанец, 65 лет, обр. высшее). «Мы старались русифицироваться, мы преклонялись — в хорошем смысле — перед русскими. Например, в коллективе кража. Обсуждают 10 человек разных национальностей, кто украл? И вот, даже если 9 человек нерусских говорят на одного, и при том один человек — русский, говорит что он не воровал, ему и верят» (армянка, 69 лет, обр. высшее). «Сила русского человека в том, что он не знает своей силы, живет — как дубинушкой машет, вроде в лаптях. Но попробуй свернуть его окончательно! Мы между Востоком и Западом, у нас есть восточная хитринка и западный рационализм. И порой сам русский человек не знает, насколько он хорош» (татарка, 30 лет, высшее образование). «А уважаю их за то, что они русские, это я понимаю сердцем» (украинка, 54 года, обр. среднее). «Русские способны жить со всеми в мире. Это вообще самый лучший народ» (дагестанец, 40 лет, обр. высшее).

Негативные черты упоминаются относительно редко: «У русских, как издержки, есть комплекс старшего брата» (армянка, 49 лет, обр. высшее) «Вся эта широта, все эти таланты часто выливается в какие-то пьянки, гулянки. Все через край. Чувство меры должно быть во всем и в уме тоже. Чувство меры не наблюдается» (армянка, 37 лет, обр. высшее). «В России больше всего не нравится пьянство» (литовка, литовка, 20 лет, студентка). «Неуважение к другим национальностям» (грузинка, 30 лет, образование высшее). «У русских появились такие черты, которых я просто не понимаю. Их терпимость к своим политикам» (дагестанец, 30 лет, образование высшее) «В русских я не люблю, когда говорят «хохол«» (украинка, 54 года, обр. среднее). «Часто русские мужики ругаются матом. Я не могу этого слышать. Для меня мать — это святое...» (дагестанец, 40 лет, обр. высшее). Это — все негативные высказывания о русских, которые содержаться в ответах на вопросы моего интервью. Других нет.

А теперь посмотрим на те высказывания о различиях между русскими и представителями той национальности, к которой принадлежит респондент. Так как такие сравнения делали только немногие из респондентов, то приводу все высказывания. «Сдержанности, может быть в чем-то, более… Ну в принципе я не могу как бы себя различить от русских, потому, что у меня русские друзья, я смотрю на них, они ничем не отличаются» (армянин, 33 года, обр. высшее). «Грузины от русских отличаются эмоциональностью. Считаю, что оба народа ленивы» (грузинка, 32 года, образование высшее). «Грузины отличаются от русских лже-гордостью. Например, проституция в Грузии есть, но скажи кому, так будут отрицать» (грузин, 51 год, обр. высшее). «Чем отличаются русские от дагестанцев? Русские — терпеливые, благородные, добрые. Дагестанцы — вспыльчивые, эмоциональные, в драку вступают легко» (дагестанец, 65 лет, обр. высшее). «Отличаемся от русских разгоряченностью, агрессивностью» (дагестанец» 40 лет, обр. высшее) «Дагестанцы отличаются от русских вспыльчивостью, русские же народ выдержанный. Если мы произносим бранное слово — то готовься к войне. Если также отвечаю, значит на нее согласен.» (дагестанец, 40 лет, образование высшее). «Чем по характеру отличаетесь от русских? Мы добываем деньги, если надо, то любым путем. Чеченцы промышляли разбоем. А сейчас вернулся какой-то средневековый уклад, и народ ничем, кроме разбоя не может заниматься» (дагестанец, 35 лет, обр. высшее). «Нас разделяет религия и ее обряды. Именно это сейчас стало очень заметно» (татарка, 20 лет, студентка).

Итак, мы убедились, что живущие рядом с «нами» народы по большей части видят в нас хорошее и относятся с откровенной симпатией. С чего же мы взяли, что они нас не любят? Ответ прост: мы думаем, что «они» нас не любят, потому, что мы сами по большей части не любим себя, а если и любим, то такою «странною любовью», которая практически исключает любовь к нам со стороны других.

Самооценка русских.

В большинстве ответов преобладает негативная самооценка. «Наш народ просто сумасшедший, а может правительство у нас такое. Мы суемся во все, что бы ни происходило в мире. Бросаем наших парней на войну. Нам бы по сдержаннее быть. Суемся в чужие проблемы, даем советы, хотя порядка в собственном доме навести не можем.» (жен., 40 леи. обр. высшее) «Позитивные черты чисто русского характера — это широта души, скромность запросов (неприхотливость), терпеливость до бесконечности, терпимость, отчаянная бесшабашность и, разумеется, талантливость (способен на выдумку, но при малом уме и практичности). Негативные черты (в основном характерны для советского русского): тоже бесшабашность до прямого наплевательства на все, хамство, ужасная ленивость, черная зависть и ненависть к лучше живущему, чем он, ближнему» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Позитив — терпение, негатив — лень» (муж., 40 лет, обр. высшее) «Из позитивных черт русского народа я бы назвал смекалку, гостеприимство, семейные традиции, сострадание, терпимость; из негативных — низкую бытовую культуру, неумение качественно работать, наплевательское отношение ко всему.» (муж., 29 лет, обор. высшее). «Позитив — юмор — на уровне классной реанимационной службы, вплоть до чудес! Негатив — воровство и пьянство.» (жен., 36 лет, обр. высшее). «Позитивные черты сохранились в отдельных личностях — открытость, радушие и пр. Негативные черты — это кризис по интеллектуальным, моральным и духовным направлениям, по объему и силе проникновения не имеет аналогов в прошедшей истории человечества. Также тяжелым негативным последствием индустриальной технологии является глубокое поражение нашего индивидуального и коллективного здоровья и самочувствия.» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Русский народ доверчив и легко обманывается — это единственный вывод из его истории» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Положительные — доброта и дружелюбие; негативное — разгильдяйство и безалаберность» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Плюс — терпимость, доброжелательность; минус — несамостоятельность» (жен., 27 лет, обр. среднее). «Плюс — способность верить; минус — братоненавистничество.» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Позитивные — патриотизм, добродушие, доверие. Негативные — дураки» (муж., 75 лет, обр. среднее). «Позитивные — открытость, самокритичность. Негативные — излишняя доверчивость, бесхозяйственность, безделье» (жен., 28 лет, обр. среднее специальное). «Позитивные: открытость, радушие. Негативные: доверчивость, склонность к охлократии» (муж., 27 лет. обр. н/высшее). «Позитивные — это готовность к самопожертвованию, и способность переносить трудности, а негативные — это готовность преклоняться перед тем, у кого в данный момент есть власть, и еще лень» (жен., 22 года, обр. н/высшее). «Позитивные черты — доброта, радушие, щедрость, бескорыстие. Негативные — грубость, невоспитанность, нечистоплотность, лень физическая и умственная, пассивность, легковерие» (жен., 33 года, н/высшее). «Позитивная черта одна — живучесть. Негативные черты связаны не столько с национальностью, сколько с православной идеологией. «Духовность» — не имеющая никакого реального содержания, национальное чувство превосходства, и то, что военный способ решения конфликтов считается доблестью» (жен., 28 лет, обр. высшее). «Позитивные: гостеприимство, дружелюбие. Негативные: лень и пьянство» (жен., 27 лет, высшее). «Основные негативные черты — нежелание думать и склонность действовать по принципу «все должно быть, как у всех» Позитивные затрудняюсь ответить.» (жен., 30 лет, высшее). «Печально — не ожидала, что мы окажемся такими сволочами, лишь только кулак разожмут» (жен., 37 лет, обр. высшее). «Положительные — религиозность. Отрицательные — пьянство и разврат» (муж., 30 лет, обр. высшее).

Конечно, в ряде ответов позитивная самохарактеристика преобладает. Иначе, создавался бы какой-то уж совершенно непроглядный образ. «В большинстве русские люди добрые и отзывчивые, но немного ленивые» (жен,. 30 лет, обр. высшее). «Готовность всем помочь даже в ущерб себе. Негатив — неумение распознать истинных друзей и врагов» (муж., 50 лет, обр. среднее). «Позитивные — трудолюбие, выживаемость в трудных условиях. Негативные — пьянство, преклонение перед Западом» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Позитивные черты русского народа — добродушие, сердобольность. Негативные черты — недисциплинированность» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Черты позитивные в русском народе: ум, смекалка, работоспособность. Негативные — леность, терпимость до предела» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Русские медленно запрягают, но быстро едут — это вывод из истории всех войн» (женщина, 47 лет, обр. высшее). «Позитивные — порядочность, доброта, преданность родине, ну в этом все и заключается, наверное. Негативные — пьянство, теперь еще наркомания, ну так это во все мире» (жен., 72 года, обр. среднее). «Позитивные черты — это доброжелательность ко всем, доверчивость, гостеприимство, милостивость, умение прощать, принципиальность и честность (напр., политической честностью отличалась только Российская империя), пренебрежение материальными интересами в пользу духовных. Эти же черты в случае измены русских своему призванию становятся его «недостатками». Что касается пороков, то они, по причине опять же измены своему призванию, могут быть всевозможными и самыми невероятными (это вопрос глубоко духовный и мистический, ибо «свято место пусто не бывает»). (муж., 35 лет, обр. среднее). «Народ русский все переживет и возродится.» (жен., 48 лет, обр. среднее).


Русские о других народах России и бывшего Союза.

Здесь преобладает полное и откровенное безразличие — с кем мы прожили плечом к плечу не одну сотню лет.

«Я не имею достаточного представления о культурах других народов России и бывшего Союза, а потому ценить и любить их для меня невозможно» (муж. 40 лет, обр. высшее). «Честно говоря, я не испытываю никакого интереса по отношению к народам бывшего СССР» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Можно любить мировую культуру в целом, а там нам греки с римлянами ближе, а их среди союзных республик не числится» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Знаком с культурами других народов бывшего СССР очень поверхностно» (муж., 40 лет, обр. среднее). «Зачем их понимать, ценить и любить?» (муж., 28 лет, обр. среднее). «Лучше понимать никого не хочется» (муж., 40 лет. обр. высшее). «К сожалению, полного представления о культуре какого-либо народа из бывшего СССР я не имею» (муж. 29 лет, обр. высшее). «Не интересовалась историей других народов СССР» (жен. 40 лет, обр. высшее). «Обо всех знаю совсем понемногу». «Почти ничего не знаю» (жен., 27 лет, обр. среднее). «Очень мало» (жен,. 20 лет, обр. среднее техническое). «Плохо знаем культуру других народов» (жен., 42 года, обр. среднее). «Обо всех в очень маленьком объеме. Я ни одной из наций не знаю настолько, чтобы полюбить.» (жен., 27 лет, высшее). «В этом вопросе не компетентен» (муж., 41 год, обр. высшее). Лишь в некоторых ответах респонденты упоминают о своем знакомстве с культурами Армении, Грузии, славянских республик.

Есть в блоке ответов на вопрос о знании культуры бывших советских народов и одно мнение, идущее в разрез с остальными: «Мы имели представление обо всех народах СССР, нас учили этому в школе, в Питере постоянно шли театральные постановки, фильмы, книги и так далее. Это все было, пока не изменился строй. У каждого народа, в его культуре есть своя изюминка. И нас эту изюминку учили увидеть. Чего стоит Шота Руставели, Чингиз Айтматов, и многие другие.» (жен., 72 года, обр. среднее). Но это ответ единичный. И может его объясняет возраст респондентки.


Значение других народов бывшего СССР для русских

На этот вопрос дается четыре категории ответов: значение других народов России и бывшего Союза отрицается; значение сводится к стратегическим выгодам, значение других народов признается в качестве объекта для «цивилизирования» — таких ответов немного, еще меньше таких, где признается культурно-нравственное значение нерусских народов империи для русских — взаимообогащение.

Обратимся к высказываниям, суть которых сводится к тому, что нерусские народы имели для русских значение в качестве объекта обучения: «Они давали возможность исполнять долг сильного по отношению к неспособным к самостоятельности. Главная задача — привести к Православию. Второстепенные — культурный и экономический рост» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Учить их надо всему, мы обязаны были их европеизировать» (муж., 59 лет, обр. среднее). «Русские призваны другие народы научить братским отношениям» (жен., 49 лет, обр. высшее). «Мы должны были обучить их государственности» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Очень велика была разница в уровне развития различных народов завоеванных русскими. Многим народам мы дали очень многое (азиатским, например). Вспомнить можно хотя бы «ликвидацию безграмотности» советского периода. Многие народы благодаря русским стали более или менее цивилизованными, далеко оторвались от полупервобытного состояния. Но народы Прибалтики и возможно, некоторые народы Кавказа, просто развивались экономически на нашем уровне. Но и их, безусловно, наша наука и развитие промышленности, а также возможности пользоваться ставшими благодаря России доступными природными ресурсами подняли на более высокий уровень экономического развития» (муж., 23 года. обр. высшее). «Другие народы для русского в России и СССР — младшие братья. Их нужно образовывать, воспитывать, развивать их культурные и этические взгляды. — но не дай бог дать им хотя бы чуточку самостоятельности.» (муж., 30 лет, обр. среднее). «Да они же без нас и не проживут ! Мы для- них — все ! Они без нас — ничто!» — так скорее всего думает больше половины русских» (муж., 27 лет, обр. н/высшее). «Мы их должны были цивилизовать» (жен,. 39 лет, обр. н/высшее).

Следующий тип ответов касается исключительно военно-стратегического значения нерусских народностей для России. «Присоединение новых территорий усиливало мощь Империи» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Русские использовали материальные и людские ресурсы завоеванных стран, для усиления воздействия на них и для укрепления противостояния безбрежному океану восточного варварства. Эти завоевания были благом для русских — плацдарм для приложения энергии предприимчивых людей (отдушина, на крайний случай) (ж., 59 лет, обр. высшее). «Присоединение других народов имело целью создания единого сильного государства» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Войны, в результате которых завоевывались народы, велись с целью укрепления границ государства, занятия стратегически важных территорий» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Надо быть честным. Каждый народ всегда стремился к завоеваниям. Политика Российской империи была жесткой по отношению к другим народам. Это происходило не по националистическим соображениям, а чисто по внешнеполитическим интересам (нужны были выходы к морю, выгодная граница и т.д.) Выгоды из завоеваний можно извлечь только если совсем не обращать внимание на побежденных» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Все народы завоевывают другие народы для приобретения сырьевых рынков и рынков сбыта» (жен., 47 лет., обр. высшее). «Завоевывали ради: увеличения территории, более выгодного географического положения границ. Экономических причин. СССР стремился к расширению ради идеи мирового коммунистического общества. Плюсы прежде всего экономические: разделение труда на республиканском уровне, возможность добычи ресурсов, на территории, занимаемой другим народом. Исчезала необходимость в международной торговли» (муж., 23 года, обр. высшее). «Завоевания других народов русскими всегда имели государственную внешнеполитическую цель» (жен., 28 лет, обр. среднее). «Украинцы и белорусы образуют этническое единство с русским. Роль среднеазиатских государств состоит в том, что они увеличивали территорию и население страны придавая ей геополитический вес» (жен., 22 года, обр. н/высшее). «Завоевывали в основном территории, а не народы. Народы получались в качестве бесплатного приложения к этим территориям, за исключением тех случаев, когда одним из мотивов завоевания было освобождение единоверцев (Грузии, Армении) от власти иноверцев» (жен., 33 года, обр. н/высшее). «Исторически примерно аналогично роли населения римских провинций, то есть источник ресурсов, живой силы для армии.» (жен., 28 лет, обр. высшее). «Имели стратегическое значение» (жен., 27 лет, обр. высшее). «Чтобы увеличить территорию» (жен., 29 лет, обр. высшее).

Есть ответы (хотя их и немного), в которых более или менее конкретно называется то, чему бы нам стоило поучиться у наших бывших и нынешних сограждан. «У прибалтов — педантичности, у кавказцев — гостеприимству и твердости воли» (муж., 25 лет, обр. среднее) «Поучиться можно у народов Кавказа гостеприимству и уважению к старшим, у прибалтов — хозяйственности» (муж., 29 леи, обр. высшее). «Другому взгляду на вещи» (жен. 28 лет, обр. высшее). «Для каждого отдельно взятого русского они имеют свою роль и значение» (жен., 31 год, обр. н/высшее)..

Однако в большинстве ответов звучит полное равнодушие к нерусским народам России и бывшего Союза. «Для большинства русских другие народы не имеют никакого значения» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Никогда не задумывалась об этом. Не знаю, имеют ли они какое-нибудь значение для русских как для нации.» (жен. 40 лет, обр. высшее). «Никакого значения они для нас не имеют. Завоевывали их, чтобы покорить и ограбить. А потом они превратились в обузу» (муж. 40 лет, обр. среднее). «Нам нечего у них было взять и нечему учиться, кроме кустарных промыслов и средневековых ремесел» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Россия давала другим народам намного больше, чем получала от них сама» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Чему нам у кого-то учиться? Сами кого хошь всему научим» (муж. 28 лет, обр. среднее). «Практически никакого значения они для нас не имели и не имеют» (муж., 30 лет, обр. высшее). «У имперских наций — свои проблемы, у покоренных — свои, эти множества не пересекаются» (жен,. 36 лет, обр. высшее). «Не задумывалась о том какова роль и значение других народов бывшего СССР для русских» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Наше же государство стремилось делать хотя бы видимость благотворения, вследствие чего вассалы делались обузой. У любого народа есть свои положительные черты, но иногда русским они не подходят. Как показала история церковной миссии, «мы плакали над чужими покойниками, забывая о своих» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Никакого значения народы бывшего СССР для нас не имели. Завоевания — это тщеславие руководителей, они были обузой» (муж,. 75 лет, обр. среднее). «Мне кажется, что завоевания, сделанные русским народом, замедлили развитие СССР. Необходимо было устраивать жизнь на существовавшей огромной территории» (жен., 30 лет, неоконченное высшее). «Можно сказать, что другие народы освежают русскую нацию. Но если не говорить о генетике, значение других народов ССР невелико. Невелико и влияние на культуру» (муж., 23 года, обр. высшее). «Часто русские тратили слишком много усилий для изменения устоявшихся национальностей, укладов жизни, быта, экономики и психологии, в том числе психологии управления других народов» (муж., 23 года, обр. среднее). «Никакой роли и значения другие народы для русских не имеют» (жен., 42 года, обр. среднее).

Как выразилась одна респондентка-грузинка — «Русские совсем не знали и не хотели знать о своих народах. Имперское чувство: зачем?» (58 лет, обр. высшее)

Не этим ли объясняется, что русские даже не догадываются о существовании «народов русского круга» и не делают из этого никаких выводов для себя. Действительно ли игнорирование своих сограждан другой национальности, является имперской точкой зрения и производным от имперского сознания? В царской России выпускалась под циклом «Чтение для народа» целая огромная библиотека книжек-копеек «Народы России», где в простой и доступной для крестьян форме давалась занимательная и достаточно полная характеристика народов, населяющих империю. Да и от чиновников, отправляющихся служить на окраины, требовалось знание как минимум одного из местных языком. Это шло параллельно с обучением населения окраин русскому языку. Но и русские, в отличие от советских русскоязычных, считали для себя необходимым понимать местный язык, уметь на нем объясниться и иметь представление об обычаях местного населения.


Догадываются ли представители нерусских народов о почти полном безразличии русских к себе?

Как ни странно, в большинстве своем нет. Ответ, приведенный выше (об имперском чувстве), один на весь блок ответов.

«Считаю, что Россия имела представление обо всех ее народах» (украинка, 51 год, обр. среднее). «Считаю, что русские имеют правильное представление обо всех нардах, населявших СССР» (западная украинка, 20 лет, обр. среднее). «Русские имеют представление обо всех народах» (украинка, 54 года, обр. среднее). «Русские имели самый правильный взгляд в отношении национального вопроса. Если все раньше мучительно переходили через колонизацию силой оружия: пожалуйста, захват Америки, индейцев — к чертовой матери, Южная Америка — к чертовой матери всех этих маленьких, дальше захват Индии, захват Африки, это все простите меня, а русские смотрели на национальный вопрос так: ты пришел, перед тобой человек» (украинец, 52 года, обр. высшее). «Русские, как ни странно, имеют представление обо всех национальностях настолько, насколько им это надо» (литовка, 32 года, обр. высшее). «Возможно и имели правильное» (литовка, 35 лет, обр. среднетехническое. «Русские поняли, что мы не братья, продажные. Они правы» (литовец. 39 лет, обр. высшее). «Имели ли русские представление обо всех народах, населяющих СССР? Да, имели» (дагестанец, 68 лет, обр. высшее». «Могут понимать другие народы и понимают» (грузин, 55 лет, обр. среднее). «Русские имеют правильное представление обо всех народах» (татарин, 32 года, обр. высшее). «Русские имеют правильное представление обо всех народах» (грузин, 45 лет, обр. среднее). А вот самый замечательный ответ: «В целом — имеют. Полное ли? Как русские могут иметь полное представления о тех народах, которые населяли СССР? Это не охватить человеческим разумом» (грузинка, 37 лет, обр. высшее).

Однако все без исключения нерусские респонденты отмечают полное отсутствие интереса к себе: на бытовом уровне к себе, своей истории и культуре.

«Я старалась рассказать своим русским друзьям что я христианка, такая же как и они. Удивительно, но многие русские не знают, что мы христиане». (армянка, 58 лет, обр. среднее). «То есть я часто сталкиваюсь с тем, что русские не понимают, что армяне — это первый народ, который принял христианство. То есть не знают даже элементарных вещей, что армяне принадлежат к христианам испокон веков и раньше русских намного» (армянка, 28 лет, обр. высшее). «Как правило меня спрашивали, а что готовят у вас, когда тот или иной праздник, что готовят к столу. Но больше обычно ничем не интересуются.» (армянин, 36 лет, обр. высшее) «Я никогда не рассказывала о своем народе, потому что я вообще людей не делила на народы.» (украинка, 45 лет, обр. среднее). «По истории культуры народа никогда не приходилось говорить на глубоком уровне. Если и были вопросы, то очень поверхностные» (украинка, 25 лет, обр. среднее). «Да, интересуются некоторыми литовскими традициями. Например, о свадьбе: на фате у невесты есть веночек, который она на другой день после свадьбы откалывает и передает подружке вместе с фатой, как символ потери девственности. У нас на свадьбах много застольных песен, свадьбы проходят по специальным сценариям. Из праздников рассказала о Янко Купала. Русские знают о нас мало, путают Литву и Латвию, считают, что столица Литвы — Рига. Когда говорю, что литовка: а, это значит из Риги? Стараюсь спокойно объяснить. Но, правда это так надоело уже. И даже уже не обижает. Обижает, что знания о Литве останавливаются на уроне 15 века» (литовка, 21 год. студентка). «Национальность нас, студентов интересовала только чтобы рассказать друг другу о кухне, певцах, актерах» (литовка, 32 года, обр. высшее). «Об истории и культуре Грузии рассказываю чаще всего, что мы православные. Многие русские этого не знают» (грузинка, 30 леи, обр. среднее). «К истории культуры мои русские знакомые интереса не проявляли. В основном люди интересовались верой. С интересом узнавали, что мы православные. Это обижало, но я всегда терпеливо рассказывала о том, что православие в Грузии древнее, чем в России» (грузинка, 36 лет, обр. высшее). «Особенно сначала обижало, потом удивляло, что русские не знают, что мы христиане» (грузин, 33 года, обр. высшее). «Особенно сначала обижало, потом удивляло, что русские не знают, что мы христиане» (грузин, 50 лет, обр. высшее). «Мне никогда не задавали вопросов, связанных с историей и культурой Грузии» (грузинка, 55 лет, обр. высшее). «Надо знать, что мы, грузины, христиане» (грузин, 54 года, обр. среднее). «Не интересуются, да и если бы и спросили, что бы я смог рассказать, мне бы самому кто-нибудь рассказал» (финн, 34 года, обр. высшее). «Историей и культурой моего народа мои друзья не интересуются» (татарка, 24 года, обр. среднее). «Об истории и культуре говорю редко, никто не спрашивает» (татарка, 27 лет, обр. высшее).

И вот при всем при том — русские убеждены, что относились к народам империи несправедливо.


Считаем ли мы себя справедливыми?

На вопрос анкеты «Чего больше от нас видели — плохого или хорошего? Проявлялась ли по отношению к каким либо народам несправедливость?» — все без исключения русские респонденты отвечают, что несправедливость проявлялась и, по мнению большинства, довольно часто. Что касается первой части вопроса, видели ли от нас больше плохого или хорошего мнения делятся, большая часть опрошенных полагает, что и того, и другого примерно поровну. Тех, кто считает, что «больше хорошего» немного, примерно треть русских респондентов полагает, что больше плохого.

Сделаем несколько выписок. «Несправедливость к народам СССР проявлялась достаточно часть» (муж. 40 лет, обр. высшее). «Больше плохого. Часто проявлялась несправедливость к другим народам. (мужчина, 28 лет, обр. среднее). «Плохого. Несправедливость проявлялась часто: неравные права в Союзе, геноцид, депортация народов в 40-е годы» (жен., 20 лет, студентка). «Несправедливость по отношению к другим народам конечно была» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Несправедливость проявлялась очень часто» (жен., 53 года, обр. среднее). «В СССР все народа видели очень мало хорошего, и русские тоже. Да, несправедливость была: переселения немцев Поволжья, крымских татар, чеченцев. Отрыв от корней, искусственная ассимиляция» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Несправедливость проявляется всегда и была связана с «политической целесообразностью» (жен., 36 лет, обр. высшее). «Больше от нас видели плохого, но удавалось «украсть» и хорошее» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Знаю две драмы — гибель многих народов Севера за Советское время и депортация многих народов, за что теперь и расплачиваемся» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Несправедливость к народам других национальностей, конечно была, особенно в годы насильственных переселений» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Несправедливость депортация многих народов во время войны, гонения на евреев. Разжигание национальной розни использовалось властью в своих интересах» (жен., 35 лет, обр. высшее) «Не от нас, а от нашей государственной политики, чиновников, военных. Больше плохого» (жен., 35 лет, обр. среднее.). «Думаю, что в общей сумме больше плохого. Несправедливость проявлялась в частности к немцам, к тем же чеченцам» (жен., 28 лет, обр. высшее) «Больше плохого. Несправедливость проявлялась очень часто и было связано с поисками внутреннего врага» (жен., 28 лет, обр. н/высшее). «Видели от нас больше плохого. Хорошее редко видят, оно как-то растворено в воздухе» (муж., 25 лет, обр. среднее).

Вспомните предыдущую главу. Как вспоминают свою жизнь в Советском Союзе представители советских народов? Они за очень редким исключением о несправедливости не говорят.

Хорошо ли, что Союз распался?

Что думают о распаде Союза представители иноэтнических диаспор Санкт-Петербурга? Приведем несколько коротких ответов, отражающих всю опрошенную мною выборку.

Армяне.

«Распад Союза — это очень плохо, сколько принесло горя всем!» (жен., 45 леи, обр. высшее). «Распад Союза — очень плохо. Что может быть хуже, если родным не встретиться.» (жен, 75 лет, обр. среднее). «Раздел Союза и России очень плохо.» (жен., 71 год, обр. высшее) «Распад Союза, по моему мнению, это самое большое зло какое можно было причинить стране. Не более и не менее того. Мы много рассуждали на эту тему и пришли к такому выводу: Михаил Сергеевич Горбачев просто не предусмотрел какие масштабы примет эта перестройка и распад Союза. Но тогда у меня возникает вопрос. Если Михаил Сергеевич не предусмотрел, а мы на кухне понимали к чему ведет распад Союза и что Нагорный Карабах, во всяком случае для меня это было четко и однозначно, плацдарм для испытаний. Что эта гангрена роста национального самосознания потом хлынет по всей стране и приведет это к тем катаклизмам, к которым мы сегодня пришли. То, если я это понимаю, а Михаил Сергеевич не понимает, то простите, что он делал на этом кресле?» (жен., 33 года, обр. высшее). «Это плохо, что распался Советский Союз, потому, что русские стали меньше думать, о том, что нужно единое общее государство, как-то расползлись ценности, наступила некая анархия, а там, где анархия, там распад государства, народа в целом. Все разбегаются, нет единой семьи, нет единых ценностей, устремлений, а как же тогда выживать? К чему-то надо ведь стремиться человеку, будь то в семье, будь целому народу. Ну развели нас, конечно, демократы, по национальным квартирам, это плохо. Это разлад, это развод, ну, это крах, в общем-то.» (муж., 34 года, обр. высшее) « Мнение о распаде Союза? Этого хотели все, поэтому, сейчас говорить… Хотели — и получили то, чего хотели. Ничего хорошего не получили.» (муж., 35 лет, обр. среднее).

Украинцы.

«Не знаю, хорошо ли, что развалился Союз, но то, что разваливается Россия — плохо.» (жен,, 20 лет, обр. среднее) «Считаю, что развал Союза произошел только по воле правительства.» (жен,, 50 лет, обр. среднее). «Развал Союза и России очень плохо.» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Молодежь вдруг очень устойчиво ринулась просматривать то, что было в Советском Союзе. В Русском музее несколько лет назад была выставка советского искусства. Один из отзывов прозвучал так: Я хочу в страну, которую зовут Советский Союз.» (муж., 52 года, обр. высшее).

Литовцы.

«Раздел Союза — плохо, так как это будет угнетать русских, потому что они привыкли, что они самые большие в мире.» (жен., 20 лет, студентка). «Падение России 10 лет назад трудно объяснить. Как мог народ поддаться на это?» (муж., 32г., обр. высшее). «Это все равно бы произошло. А почему? Гнет, который шел в каждой республики, мог быть только до определенного момента. Бунт был неизбежен. Много информации было под спудом, она хлынула наверх только с перестройкой.» (жен., 32 года, обр. высшее). «Русские поняли, что развал СССР плохо. И от этого стали несчастными не только русские, но и все народы. Люди ожесточились, и стали бездушны к чужим бедам. Раздел Союза — очень плохо. Никому не надо было давать независимость. Литва устроилась. А если взять Латвию, Эстонию — они до сих пор не определились, их болтает в разные стороны. А о других народах и говорить не приходится. Все взяли пример с Литвы, но были к этому не готовы.» (жен,. 35 лет, обр. высшее)

Грузины.

«Раздел и Союза возможно и не произошел бы, если бы каждому народу дали самостоятельно действовать. Даже Прибалтика бы не отделилась.» (жен. 53 года, обр. среднее). «Очень плохо, что Союз распался» (муж., 50 лет, обр. среднее). «Развал СССР — и хорошо, и плохо. Плохо, что стали беззащитны, разъединились, усилилась национальная рознь.» (муж., 49 лет, обр. высшее)

Дагестанцы.

«Распад Союза должен был бы быть, так как он держался первыми Секретарями, то что он распался — это хорошо. Но зачем же рвать было экономику?» (муж., 36 лет, обр. высшее) «То, что развалился Союз — плохо. К развалу Союза привело чистейшее предательство. Как Иуда предал Христа, так и здесь.» (муж,. 40 лет, обр. высшее).

Немцы.

«То, что Советский Союз пал, с одной стороны хорошо — глоток свежего воздуха, возможности раскрепоститься, а с другой — очень плохо, так как порвались экономические связи, что привело к обнищанию простых людей и невозможности передвижения.» (муж., 40 лет, обр. высшее)

Финны.

«Если дать свободу, то весь исламский мир устремится — все головорезы приедут, и уничтожат христианство; стремиться надо к единению, разделение — катастрофа.» (муж,. 34 года, обр. высшее) «Плохо, что распался Союз.» (жен. 27 лет, обр. среднее)


Татары.

«Распад Союза — плохо, у нас был один менталитет.» (жен,. 37 лет, обр. среднее). «Считаю, что наш Союз был хорош, и хотелось бы, чтобы все это вернулось.» (муж., 47 лет, обр. высшее) «Очень плохо, что распался Союз.» (муж., 25 лет, обр. среднее) «То, что распался Союз — это хорошо.» (жен, 19 лет, студентка) «Независимость можно было дать Чечне, но лучше было бы Союз не делить никогда.» (жен. 30 лет, обр. среднее).


«Ни при каких условиях не оправданно»

Распад России рассматривается нерусскими народами как абсолютное зло. «Раздел России на более мелкие государства, это, конечно плохо, и неправильно, и ни при каких условиях не оправданно, я бы этого не хотел» (армянин, 35 лет, обр. высшее»). «Другие страны могли бы (условно) поделиться на мелкие, не став лютыми врагами (достоинство свое позволило бы уважать достоинство других) и даже вновь объединиться: экономически, по интересам, или медленно задавив, съев одна другую. После чего даже люди побежденной стороны восстановили бы свое достоинство, нашли свои интересы. В России такие события были бы чрезвычайно опасными. Утратить единственный, но очень важный для всех регионов плюс общей страны — это утратить возможности для реализации личного достоинства, образно связанного с пространством, перемещением, диапазоном климата, удаленностью начальства, возможностью найти альтернативное убежище, начать жизнь сначала, «затеряться на просторах Родины». Эти мало осознаваемые компоненты личного достоинства, самостоятельности, подсознательно очень важны, на мой взгляд, для всех этносов России, и именно они определяют образ жизни. То, что региональные руководители стремятся к локальной самостоятельности, сразу приводит к реализации «российского достоинства» — бегству части населения за пределы досягаемости не в меру активного начальника. Это и означает — нет никаких «княжеств», люди не признают их, они признают Россию как таковую, принадлежат только к ней» (армянин, 42 года, обр. высшее). «Не знаю, хорошо ли, что развалился Союз, но то, что разваливается Россия — плохо» (западная украинка, 20 лет, обр. среднее). «Распад России, конечно, ударил бы по всем» (литовка, 35 лет. обр. среднетехническое). «То, что развалился Союз — плохо. Но хуже, если развалится Россия» (дагестанец, 40 леи, обр. высшее). «Раздел России — это плохо. Притча есть: веником когда метешь — все хороша получается. А попробуй по веточкам его раздели — весь поломается и не выметешь ничего. В единстве — сила. И к этому еще придут. Будет еще Русь великая» (татарка, 30 лет, обр. высшее).

Остальные ответы в том же духе.

Русские о возможности распада России.

Мнение русских о распаде Союза и даже о распаде России более пестрые. Тех, кто приветствовал распад Союза, и те, кто его не приветствовал примерно половина на половину. Но в любом случае доминирует определенная нотка фатализма.

«Если СССР распался, значит это было неизбежно. Наверное так лучше» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Распад СССР я приняла как данность» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Что случилось — то случилось» (муж., 50 лет, обр. среднее). «Я этого не хотела, но если люди считают, что так лучше — пусть будет так» (жен., 53 года, обр. среднее). «Значит это должно было быть. Отношусь спокойно» (муж., 40 лет, обр. среднее). «Распад СССР был неизбежен» (жен., 47 лет, обр., высшее). «Я лишь свидетель» (муж. 30 лет, обр. высшее), «Распад СССР — явление закономерное и неизбежное, поскольку он существовал, эксплуатируя то, что было создано Российской Империей, будучи идеологически и по природе чем-то совершенно противоположным. Однако это не радовало и не радует, поскольку приносит новые бедствия и соблазны, а не нормализацию жизни (не только в материальном, но и в религиозном и культурном смысле), что по-видимому и не возможно» (жен., 55 лет. обр. высшее). «Распад неизбежен» (муж., 75 лет. обр. среднее). «Никак не реагировала на распад Союза. Немного жалею о случившемся» (жен.. 28 лет. обр. среднее специальное). «Распад СССР закономерен. Любая тоталитарная держава рано или поздно распадается или ее заставляют распасться. Поэтому мое мнение тут роли не играет» (муж.. 27 лет, обр. н/высшее). «К распаду СССР отнеслась спокойно. Сейчас думаю, что это был очень глупый и бездарный политический ход, который превратил вторую страну мира в страну (страны) третьего мира» (жен., 33 г., обр. н/высшее). «Тогда особенно не приветствовал, но и не переживал по этому поводу. Считаю, что это естественный процесс, и он прошел относительно удачно, по сравнению с распадом Югославии» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Вполне возможно, что распада СССР можно было бы избежать, но я думаю, что не стоит рассматривать распад СССР как некий окончательный и бесповоротный процесс» (жен., 31 год, обр. среднее). «Тогда мне казалось, что распад СССР был неминуем, и сейчас я в целом, придерживаюсь этого мнения. Только то, как это было проведено и то к чему мы пришли после развала Союза сейчас вызывает больше вопросов, чем ответов. Я не согласен с той геополитической ситуацией, в которую попала Россия после распада России. Мне не нравится расширение НАТО на восток, и я сожалею о потере влияния России в некоторых регионах» (муж., 28 лет, обр. высшее).

Около 20 процентов русских смотрят на распад Российской федерации как на явление желательное или безразличное. Вот образцы подобных рассуждений:

«Если РФ и распадется, то вряд ли произойдет катастрофа. Просто каждая часть будет жить по-своему и управлять такой частью будет легче. Думаю, что хаоса не будет» (жен., 40 лет, обр. высшее). «На кварки точно не распадется, а вот присоединить к Финляндии, потом вернуть эти земли Швеции и посмотреть, что будет» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Все может статься» (жен., 40 лет. обр. высшее). «Федерация может распасться на части как на удельные княжества, — и фактически это и происходит. Центр ослабевает и все меньше влияет на регионы» (жен., 54 лет, обр. высшее). «РФ может распасться на части, это было бы неудивительно, хотя и не радостно. Страшного, возможно, будет много, но отнюдь не распад РФ является первопричиной. Нельзя сказать, что это недопустимо: возможно, это будет, и будет не последним из плачевных событий, имеющих свои духовные причины. Тогда будет еще больше чиновников, выборов и агитаций, разочарований и протестов, а что дальше — не знаю» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Распад России возможен и будет неизбежен в случае продолжения государством руководства со стороны Москвы. Но ничего страшного уже не произойдет, хуже некуда» (жен., 47 лет, обр. среднее). «Может быть это и было бы желательно, ведь на маленькой территории навести порядок гораздо легче» (жен., 20 лет, обр. н/высшее). «Да, может. Нежелательно, но ничего особенно страшного.» (жен., 28 леи, обр. н/высшее). «Может. В зависимости от обстоятельств распада распад может пройти сравнительно безболезненно, и даже с пользой для отдельных частей РФ. Причем, скорее всего РФ в течение ближайших 100 лет таки распадется на 10 — 15 отдельных государств» (муж., 29 лет, обр. высшее).

Еще две трети опрошенных русских респондентов полагают, что распад России возможен, хотя и нежелателен. И только одна треть из них полагает, что распад России ни в коем случае допустить нельзя.

«Распад Российской федерации на части равносилен гибели государства» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Не хочу. Кулак всегда сильнее растопыренных пальцев» (муж., 50 лет, обр. среднее), «Что осталось в Российской федерации — распасться уже не может без помощи из вне» (муж., 59 лет, обр. среднее). «Нежелательно, нас раздавят по одиночке» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Российская федерация распасться на части не может. Распад не желателен и недопустим. Иначе — катастрофа вселенского масштаба» (жен., 48 лет, обр. обр. высшее). «Россия может распасться на части только если будет проводиться неправильная политика. Но вряд ли. Россия во всяком случае не пропадет, самое страшное уже позади» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Может распасться. Большое беспокойство вызывают южные окраины России. Распад этот нежелателен и надо сделать все возможное, чтобы его не допустить. Получается так, что все народности. отделившиеся от России, не становятся независимыми, а стремятся и попадают в зависимость от соседних государств. Западные под влиянием Запада, НАТО, а восточные под влиянием исламских стран, причем все эти страны и блоки имеет как корыстные интересы, то есть дешевая рабочая сила, использование чужих природных ресурсов и т. д., так и интересы ослабления России, усиление противостоящего России альянса. А борьба против России Запада и Востока идет прежде всего в свете того, что Россия является оплотом Православия» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Энергетика выйдет из-под централизованного контроля. Нарушится деятельность многих жизненно важных отраслей промышленности. Контроль над ядерными боезапасами будет утерян. В этой ситуации начнется перераздел бывшей территории России по сферам влияния между развитыми странами. Это может привести как к межнациональным конфликтам, так и к локальным войнам. Осколки России быстро превратятся в сырьевые придатки и будут активно заселятся другими нациями, имеющими большую плотностью населения или худшие условия жизни у себя на родине» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Вряд ли РФ способна раздробиться на части дальше — этим нас сейчас может пугать только желтая пресса. Напротив, ныне набирают силу центростремительные тенденции» (муж., 30 лет, обр. н/высшее). «Категорически нет. Мы будем отброшены на пятьсот-шестьсот лет назад, вернемся туда, откуда вышли, к удельным княжествам и натуральному обмену» (жен., 39 лет, обр. н/высшее). «Нет, не может. Нас бы сразу уничтожили. Мы стали бы никто и звать никак. И так-то мы сейчас не сильны. В случае распада мы возвратились бы к удельным княжествам, которые уничтожили бы внешние враги» (жен., 72 года, обр. среднее). «Не допустимо. Это повлечет за собой очень большие катаклизмы, очередное великое переселение народов. Возможно большое кровопролитие» (жен., 31 год, обр. среднее). «Недопустимо, потому, что еще сильнее, чем в случае с крушением Российской империи, ослабит мировую стабильность и приблизит гибель всей человеческой цивилизации.» (муж., 35 лет, обр. среднее). «Распад реален, но не желателен и лучше его не допускать. Закономерным процессом было превращение удельных княжеств в одно государство, а не наоборот» (жен., 47 лет, обр. высшее).


И снова о «дружбе народов»

Как мы видели подавляющее большинство представителей нерусских народов, составляющих иноэтнические диаспоры Санкт-Петербурга, говорят о дружбе народов, как о вполне реальном понятии, которое было характерно для нашей жизни еще лет 10 — 15 назад. Таковых не менее 90 — 95 процентов. Среди русских процент респондентов, считающих, что «дружба народов» была реальным понятием, не более 50. Приведем выборочно по несколько соответствующих реплик.

«Честно говоря, я не представляю себе такого явления, как «дружба народов». Быть врагами можно, но дружба — слишком сложное чувство, чтобы родиться между целыми народами» (жен., 40 лет. обр. высшее). ««Дружба народов», мне кажется, не реальна, по крайней мере в «застойный период» была скорее пустой фразой» (муж,. 30 лет, обр. высшее). «Понятие «дружба народов» нереально, есть добрососедство, и есть международное сотрудничество» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Дружба народов» не реальна (муж., 75 лет, обр. среднее). «Реальна дружба людей разных национальностей. Народы дружить не умеют» (муж., 48 лет, обр. высшее).

И еще одно мнение, стоящее как бы особняком: дружба народов возможна только тогда, когда все сыты: ««Дружба народов» возможна только в благополучном, процветающем обществе, равных интересов» (жен., 48 лет, обр. среднее). Вспомним, что представители национальных меньшинств часто трактовали «дружбу народов» иначе: как помощь в беде, отказ от своих благ в пользу пострадавшего.

А вот понятие интернационализм принимается позитивно почти 70 процентами русских. Нам кажется — эта ситуация закономерна. «Дружба народов» — кажется понятием в какой-то мере пассивным, и интернационализм — активным. Поскольку в Союзе русский народ занимал позицию более активную, чем остальные, то понятие «интернационализм» для него было более важным, чем понятие «дружба народов». Не принимается же он только теми, кто прочно связывает его с коммунистической идеологией. Причем нет ни одного примера, когда неприятие интернационализма было бы следствием приверженности респондента националистической идеологии. В доказательство я в каждом случае критики понятие интернационализм буду приводить соответствующую цитату из интервью, где тот же респондент дает свое определение национализма. Так что национализм не является альтернативой интернационализма. Об этой альтернативе мы будем говорить позднее, когда подойдем вплотную к проблеме принципов российской государственности.

Итак, как определяют интернационализм, те, кто его приветствует. Эти определения весьма разнообразны и интересны сами по себе.

«Основы интернационализма заложены еще в христианском учении» (муж., 40 лет. обр. высшее). «Интернационализм — это доброта» (муж., 40 лет. обр. среднее). «Интернационализм — это одинаковое отношение к людям разной национальности» (жен., 50 лет. обр. высшее). «Интернационализм — доброе, уважительное отношение ко всем народам» (жен., 48 лет. обр. высшее). «Нормальное мировоззрение здорового человека» (жен., 20 лет. студентка.). «Интернационализм — более или менее мирное сосуществование друг с другом» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Под интернационализмом я понимаю идейно-политический принцип, провозглашающий равенство, независимость и сотрудничество наций» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Стремление к максимально возможным контактам, сотрудничеству, взаимопониманию между разными народами» (жен., 39 лет, обр. высшее). «Уважительное отношение к чужим национальностям при сохранении своей» (жен., 50 лет. обр. высшее). «Интернационализм — это сотрудничество разных национальностей в достижении единства целей» (жен., 22 года, н/высшее). «Интернационализм — признание равенства наций» (жен., 59лет, обр. среднее). «Интернационализм — это когда хотят лучше познакомиться с культурой других народов» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Представление о равенстве всех людей по национальному признаку» (жен., 28 лет. обр. н/высшее). «Интернационализм — это альтруизм целой нации» (жен., 31 год, обр. высшее). «Интернационализм, это когда все нации равны» (жен., 72 года. обр. среднее).

А теперь послушаем тех, кто расценивает интернационализм как негативное понятие, а попутно убедимся, что никем из них национализм не предполагается в качестве позитивной альтернативы интернационализму.

«Национализм — это, как раз замечать соринку в чужом глазу и не замечать бревна в своем. Интернационализм — это то же самое, только с точностью до наоборот» (жен., 39 лет, обр. высшее). «Интернационализм в плохом смысле этого слова — это изобретение, придуманное для покорения других народов путем воспитания у них презрения к своим национальным ценностям; служит интересам какой-либо нации в ее стремлении к гегемонии, причем такой интернационализм предполагает осуществление «национальных интересов» той нации, которая стремится к гегемонии. Национализм в хорошем смысле этого слова — это уважение к своим национальным ценностям, желание встать на их защиту, в случае, если им будут угрожать и вытекающее отсюда уважение к другим нациям (что и есть интернационализм в хорошем смысле слова, который является следствием национализма)» (муж., 35 лет, обр. среднее). «Интернационализм в чем-то противоположен национализму, так как связан с обезличиванием народности, объединением людей не на основе национальности, а на основе какой-то идеи. Национализм — крайнее проявление национального достоинства, зачастую связанное с непримиримой борьбой за чистоту расы. Фашизм — одно из самых страшных проявлений национализма» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Интернационализм — это утопия» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Интернационализм — выдумка большевиков. Национализм ставит интересы своей нации выше других» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Интернационализм — сумасшествие. Национализм — ересь» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Интернационализм — это искусственное явление, порожденное коммунистической идеологией, одна из составляющих попытки вывернуть весь Богом установленный порядок в мире наизнанку.) Национализмом ранее называлась приверженность своему народу и стремление защищать его интересы. В настоящее время это слово употребляется обычно в отрицательном смысле, во-первых, из-за множественных случаев идолопоклоннического отношения к своей нации (со всеми вытекающими отсюда бедами), а во-вторых, потому что современному миру более свойственен космополитизм, отсутствие чувства отечества и нации. Интернационализм — это искусственное явление, порожденное коммунистической идеологией, одна из составляющих попытки вывернуть весь Богом установленный порядок в мире наизнанку. «Дружба народов» в советской интерпретации — это обман, плодами которого и являются все нынешние национальные конфликты на территории бывшего СССР. А вообще народы часто дружат, когда их что-то связывает — общая вера, взаимная или односторонняя помощь против врагов и т.п. Империя — плод Божественного промысла, благоволения о судьбе многих народов; она поддерживается сознанием народов, принявших это как факт — с радостью или же скрепя сердце. Национальные государства — плод Божественного наказания после Вавилонского столпотворения, ограничение человеческой гордыни; поэтому ими нельзя пренебрегать, но гордиться смешно.» (жен,. 55 лет. обр. высшее). «Интернационализм — коммунистически дружественные отношения между народами. Национализм — предпочтение во всем одной нации другим» (муж., 26 лет. обр. среднее). «Интернационализм — навязывание своих национальных ценностей другим. Национализм — чувство превосходства своей нации над другими» (жен., 35 лет, обр. высшее). «Искусственно насаждаемая любовь к другим нациям. Как и всякая искусственная любовь — интернационализм ублюдочен. Национализм — ненависть к другим нациям» (муж., 48 лет, обр. высшее).



Что изменилось за последние десять лет?

Посмотрим на те изменения, которые произошли в межэтнических отношениях в крупных городах России (в частности, в Санкт-Петербурге) за последнее десятилетие.

Прежде всего: в чем межнациональный отношения не изменились или почти не изменились? В личных дружеских контактах. Что говорят на эту тему русские — за крайне редким исключением?

Вопрос был поставлен так: «Были ли у Вас друзья среди представителей других народов СССР? Какие это народы? Есть ли сейчас? Если их стало меньше, то почему: только из-за объективных причин или из-за субъективных причет тоже? Хотели ли бы Вы, чтобы Ваши дети дружили с представителями других народов и почему?»

Ответы: «Были среди украинцев и грузин, есть и сейчас. Хочу, чтобы дети дружили с представителями других народов, такое общение только обогащает» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Да, были друзья среди представителей разных национальностей. Наши отношения не изменились. Хочу, чтобы и наши дети дружили (муж., 29 лет, обр. высшее). «Общалась с разными людьми, но дружить не приходилось. Мне безразлична национальность человека, главное, чтобы он был хорошим человеком» (жен., 31 год, обр. высшее). «Друзей было много. Сейчас из-за экономического положения страны и личного общения почти нет» (муж., 50 лет, обр. высшее). «Да, у меня много нерусских друзей, но не восточных национальностей» (муж., 59 лет, обр. среднее). «Среди друзей представители других народов были: белорусы, украинцы, грузины, татары. Их стало меньше только из-за объективных причин» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Да, были и есть друзья среди представителей других народов СССР: украинцы, белорусы, татары, чеченцы, ингуши. С ними со всеми дружу и сейчас. И пусть дети дружат» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Друзья у меня без различия нации: хорошие, проверенные временем. Если угодно конкретно, две мои подруги татарка и русская. Есть литовка, украинка» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Да, как дружила, так и продолжаю дружить. Среди моих старых друзей литовцы, татары, финны, дагестанцы, армяне, евреи. Хотела бы, чтобы мои дети дружили с людьми разных национальностей, потому что они люди» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Были знакомые — армяне, грузины, узбеки, башкиры. Надо дружить обязательно» (жен., 45 леи, обр. высшее). «Друзья были и есть (киргизы, евреи, татары). Не против, чтобы мои дети дружили с детьми другой национальности» (жен., 51 год, н/высшее). «Никогда не имел и не имею дружественных отношений с представителями других народов. Я не против дружбы моего ребенка с инородцем, главное, чтобы человек был хороший» (муж, 29 лет, обр. высшее). «Да, у меня были и есть друзья других национальностей — украинки, башкир, алтаец» (жен., 39 лет, обр. высшее). «Да, у меня много друзей из «народов ССР» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Близких друзей среди представителей других народов у меня не было — только знакомые; а часто национальность остается неизвестной. У меня нет детей, но если бы были, я хотела бы, чтобы они дружили с хорошими людьми, какой бы народности они не были, и при этом были бы верны Богу» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Да, нерусские друзья были, в частности, украинцы. Как дружили, так и дружим. Что касается детей — пусть дружат, в этом ничего плохого, если человек хороший» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Да, у меня есть друзья евреи. Я не эту тему не задумывался» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Да, есть друзья других национальностей: украинцы, белорусы, молдаване, армяне. За последние годы их стало не меньше, а напротив — больше. Да, хочу, чтобы всех любили» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Да, есть друзья украинцы. Хочу, чтобы дети дружили с представителями разных народов, чтобы не были националистами» (жен., 47 лет, обр. среднее). «Хорошие знакомые были и есть. Контакты детей допускаю» (муж., 75 лет, обр. среднее). «Были и есть» (жен., 20 лет, обр. н/высшее). «Да, причем из южные республики. Сколько было друзей, столько и осталось, даже больше. А почему детям не дружить?» (жен., 20 лет, обр. среднее). «Были, сколько было, столько и осталось. С друзьями в Эстонии стало труднее общаться из-за технических трудностей» (жен.. 22 года, обр. высшее). «Друзей нет, есть знакомые: кавказцы, белорусы, украинцы, евреи. Меньше не стало. Чтобы дети дружили — хочу. Нельзя замыкаться только на свой культуре, нужно узнавать как можно больше о других» (жен., 42 года, обр. среднее). «У меня много друзей самых разных национальностей» (муж., 30 лет, обр. н/высшее) «Да, много друзей разных национальностей: корейцы, немцы, узбеки, татары, ненцы, белорусы, евреи, украинцы, поляки, молдаване, грузины, армяне, азербайджанцы, цыгане. Но — возраст, друзья умирают, новые появляются редко. Дети разных национальностей должны дружить» (муж., 48 лет, обр. высшее). «Друзья разных национальностей — евреи, узбеки, армяне, эстонцы и украинцы. Если и стало меньше, то только из-за материальных трудностей. Да хотела бы, чтобы дети дружили с представителями разных народов» (жен., 59 лет, обр. высшее). «В я не обращала внимание на национальность людей, которые были мне симпатичны. Были друзья в разных республиках. Сейчас стало меньше, как из-за объективных трудностей (трудно ездить, мало времени и т.д.), так и из-за субъективных причин — люди меняются и многие не в лучшую сторону. Вообще друзей стало меньше, у многих не хватает времени и сил на общение, независимо от национальности» (жен., 33 года, н/высшее). «Были и есть друзья среди евреев.. Почему бы детям не дружить с разными национальностями?» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Были друзья разных национальностей: украинцы, белорусы, латыши, чеченцы, дагестанцы. Количество сократилось до минимума. В основном из-за объективных причин, из-за невозможности общаться. Национальность друзей моих детей мне безразлична» (жен., 39 лет, обр. высшее). «Были друзья в Белоруссии, на Украине. Связи порвались из-за объективных причин. Да, хотела бы, чтобы дети дружили с представителями различных национальностей — для общего развития» (жен., 27 лет, обр. высшее). «Были и есть друзья: украинцы, армяне. Стало меньше. Из-за экономических причин стало труднее общаться, порой даже письмо не на что отправить. Дружить ли детям с представителями других народов? А почему нет, мы же живем в одной семье, так как не дружить» (жен., 72 года, обр. среднее). «Были друзья многих национальностей. Сейчас меньше — из-за объективных причин» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Да, было много друзей разных национальностей: евреи, грузины, украинцы, литовцы, даргинец, азербайджанцы, армяне, немцы, марийка, мордвин. Да, некоторые остались. Те связи, которые порвались, порвались по причинам не связанным с национальностью» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Есть друзья разных национальностей: украинцы, прибалты, евреи. Осталось столько же сколько было. Я бы хотела, чтобы мои дети дружили с хорошими людьми, и мне все равно, к каким народам они принадлежат» (жен., 28 лет, обр. н/высшее). Да, были и есть друзья: украинцы, белорусы, армяне, казахи» (жен., 28 лет, обр. высшее). «Да — украинцы, евреи. В общем-то сколько было столько и осталось. Если и стало меньше, то только по личным причинам. Я бы хотела, чтобы мои дети дружили с хорошими людьми, независимо от национальности» (жен., 31 год, обр. среднее). Были и есть друзья разных национальностей: украинцы, белорусы, армяне, евреи... Меньше их стало только из объективных причин. Не против, чтобы мои дети дружили с представителями других народов» (муж., 35 лет, обр. среднее).

В нескольких ответах говориться об отсутствии нерусских друзей, но не как о факте случайном, не вытекающем из принципиальной позиции их авторов. «Наверное нет. Есть друзья, проживающие в других республиках, но они русские» (жен., 40 леи, обр. высшее). «Друзей среди представителей других народов ССС нет и не было, но только из-за объективных причин» (жен., 35 лет, обр. высшее).

И всего три ответа, где отсутствие нерусских друзей выглядит как жизненная позиция: «Нет, нерусских друзей нет. И не хочу чтобы у детей были такие друзья» (муж., 40, обр. среднее). «У меня нет друзей среди представителей других народов СССР» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Нерусских друзей не было» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Не надо нашим детям дружить с представителями других народов» (муж., 29 лет, обр. высшее).



Представители этнических меньшинств так же указывают на то, что число их русских друзей не уменьшилось, а порой и увеличилось. Обратить внимание следует на то, что у значительного числа наших нерусских сограждан сократился круг общения с представителями своего народа, а некоторые и вовсе его прекратили. Это проблема, которую мы сейчас отметим, а прокомментируем несколько ниже.

«Мои русские друзья были, есть и остались. С армянами стараюсь общаться редко, мне с ними трудно быть вместе» (армянка, 51 год, обр. высшее). «Сейчас общаюсь только с армянами, которые приехали сюда, такими же беженцами из Баку, как и я» (армянка, 74 года, обр. среднее). «С представителями своего народа я стала общаться особенно интенсивно в Ленинграде. Почему? Потому что представителям моего народа просто нужна была помощь. Вот это, наверное, главное. Мое мировоззрение, мое ощущение принадлежности к своему народу изменилось буквально в дни сумгаитской резни. Вот тогда, я помню очень хорошо этот момент, когда я просто шла по улице города и понимала, что в Сумгаите убивают, мало того, что просто людей, а убивают людей моей национальности, только за то, что они принадлежат армянскому народу. С тех пор я считаю себя только армянкой. Что касается изменения отношений между представителями разных народов, то я бы здесь четко разграничила эти понятия. То есть в дружеских компаниях безусловно нет, друзья как бы не имеют национальности. Что касается работы, то опять то же самое, если это работа в идеологической сфере — безусловно это имеет значение. Ну а в своем дворе как все друзья — друзья, так и все соседи — они соседи. Не только те из русских, которые были моими друзьями остались ими по сей день, но у меня есть любимая подруга азербайджанка по национальности, которой мне не хватает по сей день, и которой мне никто не заменит. И есть еще другие люди, представители азербайджанского народа, просто люди, люди с которыми много было прожито, съедено пуд соли и не знаю сколько хлеба. И никакие межнациональные конфликты на нашу дружбу, на наши отношения друг к другу не повлияли и никогда не повлияют. Но самое страшное то, что нас разделили и наверное никого из этих друзей я никогда не увижу. Я их по-прежнему люблю и они меня также.» (армянка, 34 года, обр. высшее). «У меня среди русских было гораздо больше друзей, чем среди армян. И сейчас точно так же. На работе отношение тоже хорошее. Вообще-то я в своей жизни встречал людей очень разных, и среди армян мне и по сей день гораздо сложнее, чем среди русских. Я считаю, что среди разных народов можно найти людей, которые делают тебе добро и делают тебе зло. То есть иной раз ты среди армян чувствуешь себя гораздо больше или видишь зла гораздо больше, чем от людей другой национальности» (армянин, 32 года, обр. высшее). «Изменились ли отношения между представителями разных народов на работе, в своем дворе, в дружеских компаниях? Ну, наверно, изменились, но не в большой степени, а просто немножко углубилось понимание того. что мы уже разные, что мы живем в одной стране, но мы уже другие. Но у меня друзья всегда остаются друзьями, независимо от национальности. Но я стал меньше общаться с представителями своего народа, потому, что я не встречаю не то, что понимания, а… скорее всего, я недопонимаю их» (армянин, 39 лет, обр. среднее).

«Отношения между представителями разных народов на работе, во дворах, в разных компаниях не изменились. Русские друзья были, есть и надеюсь останутся. Диаспору не посещаю и слышать о ней не желаю» (украинка, 51 год, обр. среднее). «Отношения между представителями разных народов на работе, во дворе не изменились» (украинец, 27 лет. обр. среднее). «Отношения на работе, в компаниях не изменились. В диаспоре не была и не хочу» (украинка, 57 лет, обр. среднее). «С русскими можно и должно дружить. У меня только русские друзья были и есть, и перестройка на это не повлияла. Тем не менее Союз рухнул и стало больше непонимание. Возникли проблемы. Трудно стало поддерживать даже самые простые связи. Отношения на работе, в коллективе не изменились» (украинец, 37 лет, обр. среднее). «Что же касается отношений на уровне двора, работы — здесь ничего не изменилось. Детей украинскому языку учить не буду. Любовь к Украине постараюсь детям привить, но жить хочу в России. В диаспоре не была и ей не интересуюсь» (украинка, 54 года, обр. высшее). «Отношения на работе стали немного хуже. Детей языку учить не буду. Диаспору не посещаю, нечего мне там делать» (украинка, 30 лет, обр. среднее). «В масштабе всей страны я не знаю. Я знаю, что в Ленинграде я общаюсь с людьми, я ни от кого ничего плохого об украинцах не слышал. Но Ленинград видимо очень культурный центр…» (украинец, 52 года, обр. среднее).

«Мои русские друзья остались.» (литовка, 40 лет, обр. высшее). «Отношения не изменились в целом, хотя отдельные личности в сердцах бросают мне кое-что как литовке. Я не реагирую: ну сказали, и сказали... Национальные вопросы не изменились, разве что на бытовом уровне говорят, что при коммунистах жилось лучше.» (литовка, 37 лет, обр. высшее).

«Изменились ли отношения с русскими людьми сейчас на работе, не растерял ли друзей? Мои друзья — еще со спорта, а там другие измерения. Мои дети языка не знают, учить не буду, да он им и не нужен» (дагестанец, 35 лет, обр. высшее). «Круг общения с соотечественниками не широк сейчас. Я был во всех кругах: и бизнесменов, и интеллигенции. Я пропускаю их через себя и оставляю только тех, с кем хочется быть. В Петербурге была землячество дагестанское, которая потом заглохло. Здесь много богатых дагестанцев. Но они, поддержав сначала идею создания землячества, не выделили средств.» (дагестанец, 40 леи. обр. высшее).

«Общение с русскими у меня широкое, все друзья русские, и были и есть. С представителями своего народа общаться больше не стала. Общение с русскими у меня широкое, все друзья русские, и были и есть. Диаспору не посещаю.» (грузин, 35 лет, обр. среднее). «До перестройки проблем с русскими друзьями у меня не было, и сейчас нет. Слава Богу, люди разобрались, кто есть кто. Кто грузины, кто азербайджанцы, кто чеченцы, и нам стало немного легче. Среди моих знакомых по крови были такие, кто принадлежал к моему народу, но изменял ему во взглядах. Так они такими же продажными и остались.» (грузин, 45 лет. обр. высшее) «Отношения на работе, в компаниях, во дворах не изменились. Мои русские друзья были, есть и будут. С грузинами я общаюсь мало. Но мне ничего не мешает общаться ни с русскими, ни со своим народом тоже, это мой добровольный выбор. Детей языку учить не буду» (грузин, 51 год, обр. высшее). «Круг общения среди грузин сейчас стал больше благодаря землячеству» (грузинка, 59 лет, обр. среднее). «Отношения между людьми на работе не изменились. Я очень мало общаюсь с грузинами. Мне ничего не мешает общаться с русскими и грузинами тоже, но я очень мало общаюсь с грузинами. В диаспоре не был и не буду.» (грузин, 47 лет. обр. среднее). «Язык не знаю и детей учить не буду. В диаспору не хожу и не хочу. Даже и в нужде я к ним не пойду» (грузин, 49 лет, обр. высшее).

«О диаспоре не знаю и не хочу знать»» (татарин, 30 лет., обр. среднее). «В Петербурге в свою диаспору не хожу, но стараюсь общаться больше с людьми своей национальности» (татарка, 20 лет, студентка). «Круг общения с татарами сузился и не чувствую никакой необходимости стремиться его расширить. Друзья русские были и есть.» (татарин, 48 лет, обр. высшее). «Перестройка, развал Союза не отразились на чисто человеческих отношениях. Русские в моем окружении не изменились: я живу среди людей, которые не взлетели на долларах» (татарка. 45 лет, обр. н/высшее).



Однако, на вопрос, изменились ли за последние десять лет сами русские, почти все представители диаспор отвечают утвердительно.

«Иногда приходится слышать: понаехали тут! Но мы понимаем, что грамотный человек так не скажет. Иногда останавливают нашего сына, проверяют документы. Он болезненно это воспринимает. Волнуемся, как это в дальнейшем на нем отразится. Осложнилось все после распада Союза, особенно на бытовом уровне. Люди замкнулись, живут каждый своим миром. Нельзя сказать, что в этом виноваты межнациональные отношения, просто люди все стали хуже. Замкнулись на выживании. Давят всех экономические трудности. В общем — приземленная жизнь» (армяне, муж и жена, по 49 лет, у обоих обр. высшее).

«Я думаю, что не только русские изменились за последние годы. За последние годы изменились все. Мне кажется, что люди стали более агрессивными, менее сострадательными. Потому что когда всем плохо, а весь ужас еще в том, что понимаешь и видишь, что другому плохо, но помочь ничем не можешь фактически, работы ты дать не можешь, денег тоже, улучшить его жилищные условия ты тоже не можешь. Раньше было такое выражение «я сочувствую с Вами», то есть я с Вами вместе чувствую. А теперь мы говорим «я сочувствую Вам», то есть сочувствую, но помочь ничем не могу. Все эти изменения в людях безусловно это плоды нашей перестройки, перестрелки и переклички, теперь уже наверное, и более ничего, то есть экономического кризиса. И вообще весь корень зла в экономике. Было бы все нормально с экономикой, если хватало бы всем колбасы и жилищных метров квадратных и не было бы никаких выяснений отношений межнациональных. Изменения сделали всех более несчастными и русских и не русских, вот эти изменения которые в нас произошли» (армянка, 34 года, обр. высшее).

«Я лично не могу сказать, что абсолютно не чувствовала, но не очень сильно чувствовала по сравнению, например, с моим муж, который вынужден постоянно с паспортом ходить и постоянно демонстрировать свой паспорт. Я в общем-то могу сказать, что я общаюсь с людьми воспитанными и культурными, хотя иногда меня удивляет, что чувствуется отсутствие просто элементарных знаний и у воспитанных и культурных людей, так сказать интеллигенции. Но это не демонстрируется. А на бытовом уровне, к сожалению наоборот, предрассудков больше стало. Ну вот я вам говорю, опять-таки, ошибочных мнений у даже, казалось бы культурных людей предрассудков стало больше. Страшное стало, знаете что, в нашей стране? Мы действительно стали мало читать. Телевизор нас поглощает полностью. И через телевизор навязывается образ «лица «кавказской национальности», Вот сколько лет я жила ничего подобного не было. Я, например, всегда говорю: «Я лицо кавказкой национальности», только «кавказках национальностей» сто. Вот какую выберете, та и будет. А можно на мою физиономию посмотреть и подумать о многих национальностях. Это то, что навязывается прессой. К сожалению. Если раньше кавказцы воспринимались — шашлык, веселье, застолье, то теперь по другому воспринимается. Точно так же, в Америке воспринимается русский человек как человек из мафии. То есть нас не воспринимают уже по-другому. А мы поедем все в Америку — и все будем там русскими. Армянин, грузин и т.д. Мы из России приехали, мы все русские. Изменились ли русские за последнее время? Как они могут измениться? Не изменились они, конечно. Я не верю в то, что очень глобально что-то изменяется в народе. Просто что-то становится приоритетным в данной стране. Вот сейчас у нас говорят, но это тоже неправильное суждение, что «новые русские» все лысоголовые, тупоголовые, это что же получается, что русский народ тупоголовый? Нет. Они выжили, потому что стала приоритетной в стране без власти сила, физическая сила, а тех русских, которые в свое время делали Россию своей культурой, музыканты, поэты, их просто не видно. Но они не изменились, они все равно остались и когда станет ценным это, выплывут они. Я не считаю, что народ может в корне измениться, тем более за такой короткий промежуток времени» (армянка, 41 год, обр. высшее).

«Встречался ли с трудностями из-за отношения по национальному признаку? Да, конечно, особенно сейчас. Примеры очень явные. Если русский человек видит, что перед ним представитель другой национальности и это очень четко выражено в его наружности, то у людей подсознательно, по крайней мере, а зачастую очень сознательно, весьма сознательно идет иное отношение. И я могу высказать предположение, что со стороны армян сейчас ни в коем случае не увидишь того, что можно увидеть от русских. Армяне любят русских гораздо больше, чем русские армян. Результат перестройки оказался таковым. К сожалению. У русских, мне кажется, есть комплекс касательно того, что они русские, они считают, что они действительно недотепы., что вот, западный мир, поклоняется Золотому Тельцу, живет лучше, они умнее, и так далее и тому подобное. Мне на работе русские люди все время говорят: вот, мы русские дураки. А я им говорю, что нет никого лучше, чем русские. Ну пускай они живут хуже, чем другие в материальном смысле, но есть другие ценности, на которые вы не хотите обращать внимание, почему же вы в плохом смысле обращаете внимание на свою национальность. Мне сейчас часто хочется молчать, когда люди начинают говорить в национальном смысле унизительно. Нельзя этого, конечно, делать. Но есть среди русских, если брать в процентном отношении, маленькое количество верующих. Пусть даже это маленький такой процент именно воцерковленных людей, пусть он пять процентов, — для меня это решает все. Даже если я вижу эту маленькую горстку людей, но вот это для меня важнее, вот поэтому я русских могу любить даже больше, чем своих соотечественников. Возникало ли у меня желание бороться с этими заблуждениями? Когда это только начиналось, когда таких вот разделений сугубых среди людей не было. Когда некая была все-таки общая семья, когда общая территория была, общая идея была. Я не оправдываю своих соотечественников, которые приехали сюда за деньгами и ведут себя дурно, и я не хочу, когда меня унижают, себя оправдывать. Я считаю, что это божье попущение, это божье наказание за мои грехи. Поэтому я так смотрю: унижают и унижают, наверно, есть за что. Изменились ли русские за последние годы? Конечно, изменились. В какую сторону? Для меня вопрос изменения в худшую или в лучшую сторону очень сложен. С одной стороны, мы, конечно все счастливы, что мы можем ходить в церковь, сейчас мы имеем такую возможность, но с другой стороны, посмотрите на тот разгул культа денег, разврата, наркомании, это ведь все коснулось русского народа, поэтому ни говорить, что все хорошо нельзя, ни говорить, что все плохо тоже нельзя. Конечно, коррупция была и раньше, но все-таки была какая-то совесть, худо-бедно нас учили тому, что должны соблюдаться нравственные законы и ценности, а теперь, существует свобода, но при этом как-то вопросы совести, они куда-то отошли. Сейчас все решают деньги, сейчас как-то мы стали отчуждены друг от друга, и вообще стало столько обмана вокруг, наличие свободы стало переходить в свободу от совести. Да у русских появились какие-то черты, которые я не одобряю. Принятие прозападных ценностей, хотя это, наверно, неизбежно» (армянин, 35 лет, обр. высшее).

«Изменилась ли структура межнациональных отношений, национальная символика? Можно сказать, что изменилась. Происходят войны межнациональные, углубилось непонимание, как бы, разрушен тот порядок, который существовал, словно бы возник новый мир. Мир денежных отношений, хаоса и войны. Если человек богатый и у власти, он может позволить себе все, что вздумается, и безответно, ненаказуемо» (армянин, 33 года, обр. среднее)

«Сейчас изменились все люди, не только русские. И виновато в этом экономическое состояние страны» (украинка, 51 год, обр. среднее). «Да, сейчас люди очень изменились, стали недоверчивыми, настороженными» (западная украинка, 20 лет, обр. среднее). «Сейчас люди очень изменились, появилась агрессия. Зло шутят: вильна Украина освободилась. Вот бы разобраться, от чего?! Считаю, что сейчас на Украине простые люди живут хуже, чем в России. Мой отец очень не хотел отделяться. Многие с Украины в поисках работы едут в Россию. Это прежде всего строители дач для новых русских, которые платят очень мало, или не платят вообще: уходи, пока жив! Такого во время Союза быть не могло» (украинка, 28 лет, обр. среднее). «Считаю, что русские немного изменились сейчас из-за экономических трудностей: одни стали пассивны, другие — агрессивны» (украинец, 52 года, обр. среднее). «Русские за последние годы немного озлобились из-за экономических трудностей» (украинец, 49 лет, обр. высшее). «После перестройки многое изменилось. Порвались экономические связи. Украинцы, которые приезжают работать в Россию, получают очень мало. Люди ожесточились, озлобились. При пересечении границ попираются даже элементарные человеческие нормы» (украинка, 37 лет, обр. н/высшее). «После перестройки изменилось многое. Экономические трудности задавили» (украинка, 19 лет, студентка).

«В связи с перестройкой изменилось очень многое. Дело в том, что советский человек был духовно выше и чище. Я имею в виду в межнациональных отношениях. Разбужены низменные инстинкты. И самые гнусные. У меня ощущение, что слово «деньги» у нас заменило слово Родина. И получается, как бы не был отвратителен этот образ, что у многих сопли на два метра торчат, впереди они бегут и вынюхивают деньги. Доллар дай. Долларомания. С перестройкой изменилось следующее: во-первых у нас открылось огромное количество болезней, которых мы, мягко говоря, не знали. Цель достигается любой ценой, вплоть до убийства. Снижение ценности человеческой жизни как таковой. На Руси было всегда от купцов до низших: если идет драка — до первой крови. И упавшего не бьют. Теперь же — до убийства включительно. Как повлияли на русских изменения, которые произошли в результате перестройки? Сделали их более счастливыми? Разве может быть нищий счастливым. Нищий не может быть счастливым, а они сделали русских нищими со всеми вытекающими отсюда последствиями» (украинец, 52 года, обр. высшее).

«Русские изменились, идеалы отняты. Можно сказать, что они находятся сейчас в порабощении, как литовцы в 50-е годы. Мнение русских о нас ухудшилось. Литовцев в Ленинграде воспринимали как братьев, а сейчас — как предателей. Но я считаю, что точка в отношениях России и Литвы не поставлена. Вот тогда и отношения к нам опять поменяется» (литовец, 32 года, обр. высшее).

«Изменились отношения в плане торговли, общения, пересечения границ, денежных отношений. Стал очень большой разрыв между бедными и богатыми. Обидно, что бедны люди в основном интеллектуального труда. И вдвойне обидно за них, что ведут разговоры о деньгах. Уже даже в гости лишний раз не пойдешь поэтому. Русских, и не только их, понять трудно, так как в основе всех отношений сейчас лежат деньги» (литовка, 30 лет, обр. среднее)

«Произошло все очень странно. Верили, что 2-3 года хватит, чтобы решить все проблемы. А время показывает обратное. Тормоз в том, что мы все немного советские по образу мышления. Сделали как-то по-варварски, с кровью. Зачем было все рушить? Что нового принесла перестройка и что появилось нового в русских? Богом послано людям испытание. Идет борьба за выживание, поэтому озлобленность. Одни не знают, куда девать деньги, другие — чем накормит детей. Уничтожен средний класс. В глубинке люди очень серые, грубые, злые. Меня спасет только Петербург. Мы, литовцы петербургские, не похожи даже на литовцев московских. Считаю, что город накладывает на нас своей положительный отпечаток. Мы однажды на одной конференции так и заявили: просим нас ни с кем не ровнять. Мы — литовцы из Питера. Это вызвало непонимание. Считаю преступлением перед русским народим всю ту американскую пропаганду по телевизору, засилье грязных фильмов. Где наши простые старые русские фильмы?» (литовка, 40 лет, обр. высшее).

«Изменилось то, что богатые соединились, отгородились от бедных; политики по кучкам разошлись и поделили всех деньги» (литовец, 35 лет, обр. высшее).

«Это все возникло после того, как разрушился у нас СССР, все это развалилось, ввели границы, особенно тяжело было первое время, когда эти границы еще не утряслись, когда еще ни пограничники, никто толком не знал, как надо себя вести, это было жутко тяжело и очень неприятно. Изменились ли русские за последние годы? Изменения произошли, углы обтерлись, потому что эта угловатость была именно по первости. Еще бы! Вдруг раз и все развалилось. Столько лет это существовало, вдруг бах, встаем утром, и мы живем уже не в СССР, а в России. Сделали ли изменения русских более счастливыми? Да Вы что? Обычно молодое поколение критикуют старики. А мне тридцать пять, я смотрю на молодежь, которая сейчас растет, на поколение моих детей, и я в ужасе. Я просто в ужасе. Нам было куда пойти, нам было чем заняться, нам было с кем общаться, а сейчас все общение проходит так: вот ларек, какая-то там дискотека, и неизвестно, чем это все закончится. Эта перестройка радостно началась, хаотично и бездумно. Но она сразу же ударила по пожилым людям, которые уже прожили жизнь, им перестаиваться очень тяжело. Мы как бы стараемся подстроиться под Запад и забываем что Запад-то веками так живет. А у нас-то все-таки Россия. Что-то можно взять оттуда, но не все. Думают одежду перекроили, оделись как у них — и в голове то же самое появится. Нет. Не то у нас. Восприятие, наверно, не то. И кормят нас не тем. Информационно не тем. Не то и не так. Конечно, это все рухнуло. То есть раньше живя на свою зарплату, пусть небольшую, человек мог отложить деньги, поехать в отпуск, купить ребенку какую-то игрушку, побаловать его, в кино сходить, сейчас люди в кино не ходят, что-то ребенку купить — это целая проблема, старики приходят на рынок с валидолом. А отдать ребенка учиться — это вообще целая проблема. Разрушено все что было, пусть оно, конечно, было далеко не совершенно, но когда стали переделывать, то переделали не лучшим образом. Старое сломали, да, а новое на этом месте не построили» (литовка, 35 лет, обр. среднее).

«Национальные вопросы начал чувствовать только 4-5 лет назад, и особенно, когда началась чеченская война. Я понял, что я в этой стране — никто. Я учусь в аспирантуре Академии Художеств. И даже преподаватели стали мне задавать такие вопросы: что же это вы там уничтожаете наших ребят. Мне стало в моей стране плохо, я почувствовал к себе ненависть. После развала Союза хорошее рухнуло, растаяло как снег, появилась главная тема — деньги. Даже обращаясь к своем другу, теперь ставшему бизнесменом, с которым делили в Академии кусок хлеба — прошу сто рублей на два дня, и чувствую, что без процентов дать не хочет. Да и боится, отдам ли через два дня... Поговорит просто почти невозможно: время-деньги. Даже художники группируются уже по каким-то коммерческим меркам...» (дагестанец, 40 лет, обр. высшее).

«После перестройки изменилось многое. Духовная и экономическая нищета делают людей несчастными; предрассудков не стало больше» (грузинка, 38 лет, обр. среднее). «Раньше я себя ощущала советским человеком, сейчас грузинкой в силу сложившегося отношения к нам. Раньше нас не называли «черномазые», «лицо кавказской национальности». Это очень глубоко задевает. После перестройки многое изменилось к худшему. Мешает чувство обостренного национального самосознания, появилась озлобленность, разброд мыслей. Хватаются за любую возможность обвинить других в трудностях, а не себя» (грузинка, 30 лет, обр. высшее). «Русские и все люди изменились за последние годы. И за это надо благодарить Господа Бога, так как эта ситуация приучает людей к смирению. Открывается много новых церквей. А плохо — то, что стало много заказных убийств» (грузин, 33 лет, обр. высшее).

«После перестройки изменилось многое. Свобода слова и печати выбросила столько грязи, якобы Россия все завоевывала, что русские довели нас до жизни этой, кричат на всех перекрестках лидеры. А простые люди жили хорошо и сожалеют о том, что произошло. Стоят предприятия, нет работы, нищета. Нужны были перемены. Да, сейчас изменилось то, что люди говорят о своем народе в отличие от того, что говорили 10 лет назад. Это прежде всего боль о том, что грузин не может с достоинством принять гостя и угостить домашним вином. Ему от этого очень больно» (грузин, 50 лет, обр. высшее). «Сейчас все очень изменилось. Нас, обрусевших грузин, в Грузии не любят, считают предателями. Детям я дала русское образование и воспитание. Я бы хотела, чтобы прежние отношения между народами сохранились в таком виде, как они были. После перестройки и развала Союза стало больше непонимания, появилась ненависть. Все копаются, ищут только все плохое, что было за 70 лет, как будто не было ничего хорошего» (грузинка, 52 года, обр. среднее). «Сейчас много изменилось, развалился Союз, появились озлобленность и недоверчивость из-за экономических трудностей. Конечно, после перестройки многие изменились, это относится не только к русским, но ко всем людям» (грузинка, 28 лет, обр. высшее). «Русские стали несчастны, агрессивны, потому что нищи.» (грузин, 52 года, обр. среднее). «После перестройки стало хуже, но русские не изменились, только замкнулись. Не понимаю, зачем грузины отделились, а все равно все бегут сюда. Да еще кабы русский народ виноват! В общем, кашу заварили, а есть не хотят» (грузин, 49 лет, обр. высшее).

«1991 год раскрепостил многое, стало возможным через церковь искать своих родственников по церковным книгам, по литературе, часто случайной, такой, например, как «Весь Петербург», который издавался с 1892 года. Открытия: немцев, оказывается, было много. Появилось желание найти свои корни» (немец, 35 лет, обр. высшее). «Перестройка дала возможность выйти из той «скорлупы», в которой мы сидели, чтобы сохранить себя физически, но чувство страха осталось на подсознательном уровне, раскрыться до конца мы не могли никому и никогда. Работать, общаться стало легче, чувствуем к себе интерес, вдруг открываем друг другу, что у нас имеются немецкие корни. Покидать Россию не собираемся. Немцы, с кем я общалась, все обрусевшие, в России с 17-18 века, это были, безусловно, талантливые люди, приглашенные в Россию для работы. Многие еще хорошо помнят своих бабушек, дедушек, окончивших Питер Шулле и Анна Шулле и вынесших оттуда особый, высокоинтеллектуальный духовный мир, по которому теперь можно только тосковать.» (немец, 47 лет, обр. высшее). «Стало возможно найти своих родных в Германии, тех, кто успел уехать, встретиться с ними. Появилась возможность реализовать внутреннее желание общаться с представителям своей национальности, углубляться в историю, культура Германии, безбоязненно заказывать книги в библиотеках. Обсуждать в кругу домашних судьбы предков с младшим поколением, показывать фото тех, кто погиб в лагерях, т. е. вылезти из своей «скорлупы». Последние годы русских сделали, как впрочем и всех, более несчастными экономически, но зато появилась возможность жить духовной жизнью, чего хотелось бы пожелать всем людям, в том числе и русским. Людей сейчас понять трудно, толпой правит доллар.» (немка, 51 год, обр. среднее).

«Мы внутренне стали спокойнее, спало напряжение.» (финка, 47 лет, обр. среднее). «Изменились не только русские, все стали более предприимчивые, практичные, жестокие, безнравственные, и более несчастные, нищие, но, есть и плюсы — возможность приобщиться по зову сердца к духовной жизни (финн, 39 лет, обр. высшее).

«Изменились все, не только русские. Стало жить тяжелее. Легче стало в том, что можешь сказать все, что думаешь. Но зато раньше была защита, сейчас ее нет» (татарка, 35 лет, обр. среднее). «После развала Союза люди, видя что воруют наверху, воруют сами. Надо вернуться к своему Творцу и жить Его законам» (татарин, 38 лет, обр. высшее). «После развала Союза пострадал экономически народ. Сейчас идет разрушения духовности человека, а значит разрушиться все. Вот после войны был патриотизм, разрушенную страну подняли, атомную бомбу создали, ну, сажали, правда — так было за что.» (татарин, 55 лет, обр. высшее). «Изменились все, не только русские. Ценности стали приземленные: деньги. Всех таких сделали экономические трудности. В людях открылись такие черты, как деловитость, но исчезла доброта» (татарка, 48 лет, обр. высшее). «Да, изменились к худшему. Каждая нация стала бороться за свое утверждение, поэтому обострилось чувство национального самосознания. Раньше в некоторых ситуациях я могла говорить «мы», отождествляя себя с русскими, сейчас нет. В Петербурге я себя свободно не чувствую хорошо мне только в Башкирии, когда приезжаю к бабушке, где все татары. Я понимаю русских нашего времени. Они стали ставить перед собой более реальные цели, стали больше себя защищать, и политическом смысле тоже. Да и татары изменились, стали деятельные» (татарка, 20 лет, студентка). «Да, изменились ценности, стали мелкие. Раздробленность государства, от этого русские стали более несчастными, среди них наблюдается некоторое замешательство.» (татарка, 30 лет, обр. среднее). «Экономически стало жить очень трудно. И сейчас возможно на воспитание чужого ребенка не возьмут только из-за отсутствия денег. Совсем недавно с грустью констатировала, что среди моих родных появилось чувство национализма. К русским стали относиться очень плохо. Считаю, что деньги людей не сделали счастливыми, а наоборот жестокими. И такой человек, даже очень богатый, чужого ребенка на воспитание не возьмет» (татарка, 48 лет, обр. высшее).



Стало ли предрассудков больше?

Большинство опрошенных членов диаспор полагают, что изменения произошедшие в людях, привели к появлению большего количества предрассудков, или, другой вариант ответа, предрассудки стали более явными, как бы вылезли наружу.

«Считаю, что предрассудков стало больше. Мы беженцы чувствуем это особенно остро, нас ранит каждое слово» (армянка, 69 лет, обр. высшее). «Да, безусловно в последние годы очень много бытует ошибочных мнений и предрассудков о представителях различных национальностей, причем обо всем, без разбора, как о лицах кавказской национальности, как о жидомасонском заговоре, также и о великорусском шовинизме. Братская семья народов распалась. Я не наблюдаю реальных стремлений, а тем более реальных попыток уменьшить это непонимание, во всяко случае со стороны правительства и властей. Мнение о представителях моей национальности безусловно основывается на мнении о тех, которые стоят на рынке. И мало кто вообще понимает что на рынке армяне не стоят. Я не очень, честно говоря, понимаю какие качества приписывают русские моему народу. Ну наверное какую-то, интеллигентно выражаясь, коммерческую хватку, то есть способность надувать всех и вся. И вот это неприятно. Еще что есть круговая порука. Среди представителей моего народа это совсем не так. Никакой круговой поруки нет. Более того, я знаю многих армян, которые предпочитают как раз с армянами дело не иметь. Отношение к моей национальности очень резко меняется, в зависимости от того, какие события происходят на территории Армении, вокруг НКО и так далее. То есть, когда случилась сумгаитская трагедия, бакинская, потом армянское землетрясение то огромное, конечно, сочувствие со стороны русских, в частности, ленинградцев, действительно имело место быть. Я говорю как специалист по этому вопросу. А последние годы, поскольку все как будто хорошо, и никакие бедствия армянский народ не потрясают, то отношение наверное вернулось на свою исходную точку, то есть мы все лица кавказской национальности» (армянка, 34 года, обр. высшее). «Я знаю, к сожалению, что существует в России это отношение: «черный» не может быть умным» (армянка, 37 лет, обр. высшее). «Ну мне кажется, русские думаю об армянах, что армяне не любят русских. А я считаю, что население Армении к русским относится очень и очень хорошо. Да, это главное заблуждение, и на нем строится отношение к армянам, недоверчивое, настороженное, отчужденное. Предрассудков безусловно стало больше. Я не хочу говорить, что в каждом человеке с юга видят потенциального преступника. Это общеизвестно. Но много и просто бытовых предрассудков. Например, многие думают, что армяне страшно неряшливые и нечистоплотные в быту. В то время как наоборот, армяне уверены в том, что русские не желают соблюдать чистоту в своих квартирах. А как раз таки у армян сугубо бережное отношение к тому, что у тебя в доме. Я даже за себя столько не ратую, и может быть за себя не так больно становится, когда русский человек начинает плохо относиться к другому человеку, даже может быть скорее не к армянину, а к грузину, или к кому-то еще, именно потому, что тот не той национальности. Я уже забываю о том, что ко мне относились не так, ну и ладно. Совсем необязательно что-то сказать, все прекрасно видно и без слов. Ты чувствуешь себя, униженным и изгоем, но с другой стороны, но на самом-то деле, эта боль полезна, эта боль полезна потому, что ты не позволяешь себе относиться к другим людям плохо, ты не позволяешь себе про русских думать и про грузин, что вот он русский или грузин, значит он чем-то плох, хуже меня, вот эта боль, она исцеляет. Она вразумляет, она позволяет заступиться за другого человека. Почему это вы позволяете себе унижать другого человека. Вы знаете, как ему может быть больно» (армянин, 33 года, обр. высшее). «Да, стало больше ошибочных мнений и предрассудков о представителях различных национальностей, потому что, кроме того, что все дерутся за кусок хлеба, вырывают друг у друга, сейчас и по национальному признаку человека стараются подавить, унизить, Ну реальные попытки уменьшить это непонимание, и бороться с заблуждениями, наверно есть, но остановить это все, образумить людей удается очень редко» (армянин, 37 лет, обр. среднее).

«Предрассудков, скорее всего, и раньше было много, но это было как-то на уровне анекдотов, а сейчас рвануло наружу. Возможности и желания бороться с этим нет. В отзывах русских об украинцах задевает, когда называют хохлами» (украинец, 50 лет, обр. среднее). «Да, предрассудков бытует много, их стало больше. Раньше считали, что Москва отбирает у Украины и других республик многое: хлеб, зерно, масло. Сейчас все там находится — почему же жить стало хуже? Да еще русские подзадоривают: вот вам самостийна Украина! Хотели — получили! А народ понял, что его обманули. Что задевает в отзывах об украинцах? Постоянные насмешки по поводу сала. Русским следовало бы знать когда они хохлов ассоциируют с салом, что именно оно спасло их во времена татаро-монгольского ига, так как они специально разводили свиней, которых мусульмане не забирали» (украинец, 49 лет, обр. высшее). «Да, сейчас изменилось то, что рассказывают об украинцах. Всегда с ухмылкой — о самостийности. Хотели получить — берите. И в том они правы. Что в отзывах русских задевает — то что нас связывают только с салом. Уже надоело» (украинка, 19 лет, студентка). «Много ли бытует ошибочных мнений и предрассудков о представителях различных национальностей? Да, видимо, бытуют. Ну скажем сейчас очень усилился еврейский вопрос, преувеличенное отношение к евреям, их роли. Ну на экономическом уровне — да: еврейская нация к этому предрасположена, но делать ее врагом номер один — это по-моему бред сивой кобылы. А в отношении украинцев? Русские часто смеются, что хохол любит сало. Ну не знаю, видеть в этом оскорбление... Я, например с гордостью говорю: да, я люблю сало. Русские приписывают украинцам жадность, даже поговорка есть: не зъим, так понадкусываю» (украинец, 52 года, обр. высшее).

«Предрассудков больше не стало» (литовка, 20 лет, студентка). «Считаю, что к моей национальности отношение сейчас улучшилось» (литовка, 40 лет, обр. высшее). «Предрассудков стало больше, считаю, что по причине экономических трудностей с одной стороны и нагнетания обстановки — с другой» (литовец, 30 лет, обр. среднее).

«Предрассудки, кстати бытуют и бытовали раньше всегда. Говорят: в Прибалтике не любят русских. И потом начинают уточнять: в Таллине. Я говорю — так Таллин это не вся Прибалтика. Там сейчас как-то действительно странно все стало. А в Литве... Мы приехали в Вильнюс, стали спрашивать как проехать, через пять минут поняли, надо спрашивать по-русски, потому, что восемьдесят процентов проживающих в Вильнюсе — русские и поляки. То есть там литовский язык в принципе ни к чему. Поехал дальше, там уже надо знать язык. А Вильнюс он как бы не совсем литовский город. Многих русских я спрашивала: «Вы не собираетесь уезжать?», они говорят «А зачем? Нам и здесь нормально». Мне говорят: вот у вас там в Литве наших притесняют. Вы там были ? Вы видели? Ваших там знакомых притеснили? А зачем это тогда говорить. Если Прибалтика, то она вся Прибалтика, ее не разделяют. Кто-то там провинился, все, виновата вся Прибалтика, такое было очень часто» (литовка, 35 лет, обр. среднее).

«Предрассудков стало больше, так как у нас теперь нет идеологии. Считаю, что должна быть идеология. Меня лично никто не называет лицом кавказской национальности, но за других — обидно» (дагестанец, 65 лет, обр. высшее). «Меня оскорбляет, когда слышу: лицо кавказской национальности, русским следовало бы знать, что мы не торгует, нас невозможно найти ни на одном рынке. У нас — лиц кавказской национальности, такие же различия, как, например, у узбека и украинца» (дагестанец, 36 лет, обр. высшее). «Да, предрассудков появилось больше. Всех относят к людям кавказской национальности, хочется объяснять и объяснять, что если даже кто-то из представителей нашей национальности плохо себя ведет, это еще не весь народ. Нельзя обо всех судить по кучке бандитов, они есть в каждом народе. Думающие люди хуже не относятся. А на остальных не обижаемся. Это все искусственно нагнетается СМИ» (дагестанка, 35 лет, обр. среднее). «Сейчас СМИ нагнетают обстановку, навешивают порой ярлыки, смешивая все народу. И у человека складывается ошибочное представление о представителях разных национальностей. Очень обижает, оскорбляет когда говоря лицо кавказской национальности». Это негатив после распада Союза» (дагестанец, 35 лет, обр. высшее).

«Предрассудков становится больше, так как люди кучкуются по национальному признаку и множат эти предрассудки. Если они исходят от близких людей, я стараюсь объяснить, а так — нет» (грузинка, 30 лет, обр. высшее). «Предрассудков больше не стало. Русские имеют правильное представление обо всех народах. Что думают обо мне русские? — Надо мной шутят, что я не настоящий грузин: ни машины, ни дачи, ни дома.... Складывался ведь миф о богатых грузинах. Очень задевает в отзывах русских «лицо кавказской национальности» (грузин, 50 лет, обр. высшее). «Предрассудков всегда было много и больше не стало. И бороться с ними должны педагоги и священники» (грузинка, 58 лет, обр. среднее). «Предрассудков всегда было много, больше не стало. Хотя, что говорится, то и слышится, если по телевизору целый день говорят, что во всех бедах виноваты кавказцы, то возможно, простой народ и верит этому. А я бы хотела, чтобы русские знали, что на рынках грузины не торгуют, обидно, что нас смешивают с азербайджанцами (грузинка, 28 лет, обр. высшее). «Очень оскопляет проверка документов. Проверяют, значит не доверяют. Путают с другими народами Кавказа. И часто, проверяя документы, считают нас видимо какими-то вредителями» (грузин, 50 лет, образование среднее).

«Обидно, но часто слышишь: «немец, фашист»» (немец, 45 лет, обр. высшее)

«Что задевает — если узнают, что финка, то уже по другому уже и не обращаются — становится кличка — финка, или чухонка, чухонец» (финка, 58 лет, обр. среднее).

«Да, предрассудки есть, но их не стали больше» (татарка, 30 лет, обр. высшее). «Считают нечистоплотными всех мусульман. А например панталоны женские в плане гигиены — вещь не последняя» (татарка, 20 лет, студентка). «Каким русские представляли наш народ? Незваный гость хуже татарина. Считаю, это предрассудок, но сейчас по отношению к татарам их стало меньше. А например к азербайджанцам — больше» (татарка, 30 лет, обр. среднее).



Изменения межэтнических отношений.

Теперь обратимся к мнениям русских жителей Санкт-Петербурга о национальных меньшинствах. Более или менее толерантные отзывы встречаются не более, чем в 20 % случаев. Приведем некоторые из них.

«Естественно, отношения меняются и чаше всего в негативную сторону. Особенно это проявляется на бытовом уровне. Тем более, что многие СМИ внедряют в сознание людей образ врага «кавказской национальности». Я одинаково отношусь ко всем национальностям» (жен., 30 лет, высшее). «Меня не раздражает присутствие нацменьшинств, если они сами не проявляют враждебность. Межэтнические отношения ухудшились в последние годы в результате терактов в русских городах» (жен., 50 лет, обр. высшее). «В городе возрастает общемировая культура, храмы восстают из руин, возрождаются землячества, да они и не умирали. Личные симпатии неизменны: плохой человек или хороший, а какой национальности, мне нет дела. У меня друзья всех национальностей и от этого я только богаче духовно. Нацменьшинства мне никоим образом не мешают, это исторически сложившаяся общность народов» (жен., 48 лет, обр. среднее). «Я считаю, что в городе искусственно нагнетались враждебные отношения между людьми разных национальностей. Я не националистка — отношение к любой нации — ровное» (жен., 53 года, обр. среднее). «Отношения менялись, так как менялось населения города за счет приезжих, в том числе из южных республик. В связи с изменившимися экономическими условиями был всплеск торговой деятельности, в которой опять же львиную долю имеют южные народы. Вследствие обнищания, а так же «демократических беспорядков» произошел рост преступности, которая имела этническую окраску. Негативное отношение к «лицам кавказской национальности» появилось по причинам указанным выше. Это отношение я не разделяю, но отношусь к ним осторожно. Но в целом я доволен тем положением с нацменьшинствами, которое создалось в Санкт-Петербурге. До октябрьского переворота была ситуация похожая, но жили все более мирно. Это удел таких городов как наш — быть населенными многими народностями: стремятся переселиться в стольный Петербург — дагестанцы и татары-пастухи, литовцы и украинцы-хлебопашцы, немцы-механики, грузины и армяне-виноделы, финны-строители. Большей частью выбор этот не добровольный. Среди русских в последнее время жить не легко и самим русским тоже. Такая жизнь сложилась силой обстоятельств» (муж., 30 лет, обр. высшее). «К лицам другой национальности относилась и отношусь ровно. Пусть в Петербурге будет больше всяких национальностей — лишь бы они не задевали друг друга» (жен., 40 лет, обр. высшее). «Стало больше национальной вражды. Стали раздражать вытеснившие русских южные торговцы. Но в основном меня волнует преступность, любые мирные обыватели меня не раздражают» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Раньше о национальностях в нашем городе не говорили. Отношение к кавказцам может быть негативным, если, например, они владеют русскими рынками, не пуская туда местных торговцев. В Петербурге хотелось бы видеть не меньше представителей нацменьшинств, а меньше разбоя.» (жен., 47 лет, обр. высшее). «В крупных городах СССР национальность не играла особой роли. Правда, прибалтов и тогда недолюбливали — за высокомерие. К сожалению, надо признать, что с элементами негативного отношения к «черножопым» я впервые встретился в детстве и был тогда этим очень шокирован. Потом, пообщавшись с чеченцами или цыганами «на железной дороге» понял истоки такого отношения к ним. Но, между прочим, люди из Средней Азии ведут себя совсем по-другому. В поезде и на вокзале они могут быть шумны и неряшливы, но при общении неизменно вежливы и доброжелательны — более доброжелательны, чем русские. Впрочем, сейчас у них это, скорее всего, осталось с советских времен, когда народ в целом был много добрее друг к другу (опять же, сужу по общению в поездах: еще в 1992 году я мог ехать трое суток в купе совсем без еды — не было случая, чтобы меня не накормили, иногда даже насильно). Между прочим, большинство «черных» торговцев на питерских рынках гораздо более вежливы, нежели русские продавцы. Хотя, конечно, при виде такого большого количества людей иной национальности, стоящих по другую, «враждебную» сторону прилавка, у многих возникает желание обвинить в повышении цен и прочих бедах именно «кавказцев». Так и рождается фашизм.» (муж., 30 лет, обр. н/высшее). «Негативное отношение к лицам «кавказской национальности» на мой взгляд возникло задолго до перестройки. В настоящее время в связи с развитием рыночной экономики, увеличением кавказской диаспоры, возникновением преступных группировок, среди которых есть и кавказские, неприязнь к лицам «кавказской национальности» возросла. Но я лично никакой не испытываю неприязни» (жен., 28 лет, обр. высшее).

В большинстве же случаев мы встречаемся с резким неприятием инородцев, особенно кавказцев.

«Изменилось отношение к кавказцам и народам Средней Азии. Отношение к лицам кавказской национальности отрицательное из-за их полного неуважения к русским» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Сейчас в нашем городе кого только нет. Этих «лиц кавказской национальности» едва ли не больше, чем русских в городе. Их в большинстве своем можно встретить на рынках» (жен., 40 лет, обр. высшее). «А что до «всеобщей нелюбви к кавказцам», то перечитайте Лермонтова и Толстова «о злых чеченах с кинжалом».» (муж., 30 лет, высшее). «К лицам «кавказской национальности отношусь резко отрицательно из-за их наглости и развязности» (муж., 40 лет, среднее). «В гости — пожалуйста, а жить постоянно — нет. У них есть у кого государство, у кого место исторического заселения — пусть там и живут» (муж., 50 лет, обр. среднее). «Резко возросла неприязнь к «черноголовым» кавказцам, поголовно, но и у меня лично. Разная шкала ценностей! Мы воспитаны как государственные крепостные, а они всегда, а сейчас особенно, наглядно используют государство и нас — славян — в целях своей наживы. Они легче, безболезненнее приспособились к базарно-рыночным отношениям. Желательно меньше кавказцев, бродячих цыганок и прочих дармоедов, проживающих в Питере» (муж., 59 лет, обр. среднее). «Разделяю отрицательное отношение к лицам кавказской национальности. Так думала не всегда и это мнение возникло в последние годы. Очень повлияли события в Баку и Сумгаите. Хочу, чтобы в Петербурге стало меньше представителей нацменьшинств. В первую очередь не хочу видеть «лиц кавказской национальности». Это криминальная среда» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Увеличилось число лиц так называемой «кавказской национальности». Мне это не нравится, так как обосновываются у нас те, у кого уровень культуры оставляет желать лучшего» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Появилось много «лиц кавказской национальности». Ухудшилось отношение к национальным меньшинствам из-за рынков, терактов, преступности. Я всегда относился к ним как к торгашам, и мое мнение не изменилось. Хотелось бы, чтобы представителей национальных меньшинств в нашем городе стало меньше, это относится ко всем, но в первую очередь к кавказцам» (муж., 40 лет, обр. высшее). «В течение последних 10 лет межэтнические отношения в нашем городе ухудшались. Это вызвано наплывом в город лиц кавказкой национальности, деятельность которых, за небольшим исключением, сводилась к паразитированию на коренном населении или усилению организованной преступности. По сути ничего полезного экономика Санкт-Петербурга от увеличения диаспор не получила, а то и пострадала от оттока капитала на родину мигрантов. Отчасти это вызвано ослаблением контроля со стороны соответствующих органов и общей дестабилизацией обстановки в стране. Поэтому я негативно отношусь к увеличению численности некоренного населения. Я хотел бы, чтобы в Петербурге стало меньше представителей национальных меньшинств. Я особенно не хотел бы видеть азербайджанцев, чеченцев. Ничего полезного их присутствие городу не приносит. В подавляющем большинстве случаев это необразованные люди, ищущие легкой жизни в таком крупном городе как наш. Криминальных элементов всех мастей среди «черных» всегда много. И это именно они приложили свои руки к распространению наркотиков, расширению подпольного производства водки, торговлю оружием, распространению проституции и т.д. и т.п. К тому же иногородние занимают рабочие места, на которые могли бы претендовать коренные жители города. Следующим шагом может стать проникновение представителей других национальностей в органы власти, а возможная кооперация с криминальными элементами даст возможность лоббировать свои национальные интересы. Все это есть и среди русских, но напряженности в городе, конечно, добавляет. Поэтому я вообще не сторонник появления в Петербурге иногородних, в независимости от их национальности» (муж., 29 лет. обр. н/высшее). «Озлобленность растет по всем направлением, то, что касается межнациональных отношений — не исключение. Я не настаиваю, что всех представителей национальных меньшинств необходимо срочно выслать, достаточно, чтобы они были по возможности ассимилированы и натурализованы. Наш город справляется с этой задачей в ускоренном темпе (в смысле, трех поколений не нужно). Конечно, нежелательно видеть кавказцев — хозяев торговых точек. (Кавказские врачи и служащие меня вполне устраивают.) В чем причина моего негативного отношения? В их нежелание воспринимать культурные стереотипы того места, в которое переехал жить» (жен., 36 лет, обр. высшее). «В Санкт-Петербурге за 10 лет резко поменялось отношение к лицам «кавказской национальности». После того как Кавказ стал бы горячей точкой» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Кавказцы борются за свои интересы везде, не только на Кавказе. Диаспора в Москве и Петербурге ведет себя очень автономно и националистически, поэтому симпатий к ним у русских нет» (жен., 47 лет, обр. высшее). «Отношения к представителям национальных меньшинств менялось в сторону неприязни. Для меня существует понятие «хороший человек» и «плохой человек». Но в последнее время «кавказцы» вызывают раздражение (бандитизм, наркотики). К нам едут те, кому нет места на родной земле. Они недостойны представлять свои культуры. Не хочу видеть цыган. Честно говоря, засилье евреев в сфере высшего образования меня смущает» (муж., 30 лет. обр. высшее). «Очень поздно спохватились, что «иностранцы» оккупируют столичные города, скупая целые районы. Прежде всего это стало заметно по торговле, на рынках, у метро. Занимают рабочие места, легко занимая все должности., поступая в учебные заведения, нарушают пропорцию рождаемости русских и «инородцев» в нашем городе. У обывателей это вызывает агрессию и даже акции, интеллигенция ждет юридического разрешения этой проблемы, т.е. выселения, ограничения, что мало вероятно. В личностном плане это выражается в степени общения — не общаюсь, ничего не знаю и отношение лучше, столкнулась и кончилась, соответственно, вся любовь. Если бы была возможность разумного и правомерного воздействия на национальный состав Петербурга, это было бы хорошо. Но когда власть не имеет под собой нравственного, религиозного и правового обоснования, попытка разрешить такие проблемы может их усугубить» (жен., 55 лет, обр. высшее). «Отношение к национальным меньшинствам изменилось незначительно, в связи с их поведением. По времени это связано с начала войны Армении и Азербайджана и является результатом их излишней воинственности» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Представителей кавказских республик стали притеснить, начиная с середины 90-х годов, поскольку они захватили торговлю на рынках» (муж., 25 лет, обр. высшее). «Хуже всего отношусь к наглым торговцам южных национальностей. Они перестали нас уважать» (жен., 27 лет, обр. среднее). «За последние годы в Петербурге появилось много беженцев и «лиц кавказской национальности». Я испытываю к ним неприязнь. Считаю, что не следует давать всем подряд российское гражданство, но раз уж они здесь, надо с ними уживаться и не оскорблять их постоянными проверками документов. Исторически в Петербурге много представителей других национальностей и национализм не столь силен. Считаю, что представители национальных меньшинств должны хорошо говорить по-русски и придерживаться местных обычаев» (жен., 35 лет, обр. высшее). «Отношения к национальным меньшинствам всегда было негативным» (муж., 75 лет, обр. среднее). «С ростом преступности, связанным во многом с деятельностью различных бандитских объединений, приехавших к нам из других государств, негативное отношение именно к этим людям несомненно возросло. К людям, принадлежащим этим государствам, но проживающим у себя дома, или добросовестно и честно работающим в России отношение (доброжелательное) не изменилось» (жен., 20 лет, студентка). «30 лет назад в Ленинграде нельзя было свободно поселиться. С тех пор, как город перестал быть закрытым, сюда начали приезжать люди из других регионов СССР и России. До этого город был сравнительно «чистый» единообразный в национальном плане, поэтому совершенно закономерно возмущение части населения города засильем «черных», «косых», «жидов».» (муж., 27 лет, обр. высшее). «Личные симпатии как были, так и остались, а антипатии получились в результате перестройки в стране. Причина — разный уровень культуры. Появление на наших улицах (и не только) лиц кавказской национальности, которые не умею держать себя в руках и вести надлежащим образом. Это не мнение, это очевидно. Но меня раздражает не национальность, а безкультурие. Пусть будет всех понемногу, это нужно для общего развития, это говорит о многогранности русского человека» (жен., 42 года, обр. среднее). «Кавказцы были лучше приспособлены к «базарной» экономике и очень бесцеремонны, это и отразилось на отношениях» (муж., 48 лет, обр. высшее). «Ухудшилось отношение к лицам кавказской национальности и евреям в результате их завоевательского поведения и нежелания считаться с нашими нравами и обычаями. Очень явно видно их неуважение к нам в последнее время» (жен., 59 лет, обр. высшее). «Более неприязненным стало отношение к кавказцам и евреям. Изменились в результате изменения социальных условий. К кавказцам в целом отношусь неприязненно, но с отдельными кавказцами прекрасно могу ужиться. Кавказцы часто бывают нахальны, бесцеремонны и, к тому же, рассматривают русских женщин как сексуально доступных. Обычную вежливость они принимают за заигрывание, поэтому, приходится держаться как можно более холодно. Хотела бы, чтобы в городе стало меньше кавказцев, цыган, выходцев из Средней Азии. Раздражает их нахальство, бесцеремонность, неопрятность, склонность к жульничеству» (жен., 33 года, обр. высшее). «Смотря каких нацменьшинств — лиц кавказкой национальности, хотела бы, чтобы было поменьше, а евреев можно и побольше. Оптимальным вариантом было бы: они к нам в гости, и мы к ним в гости, но только в гости, а не хозяйничать у нас. Кавказцы раздражает на генетическом уровне. А вот против присутствия белорусов, украинцев ничего бы не имела» (жен., 39 лет, обр. н/высшее). «В течение последних 10 лет кавказцев и выходцев из Средней Азии стали ненавидеть. В результате того, что они не дают нашим торговать на рынках. Раньше мне было все равно, а теперь они нарушают мои интересы» (жен., 27 лет, обр. высшее). «Мои симпатии не изменились, а этнические отношения в нашем городе изменились в последние десять лет, — в результате того, что кавказцы заполонили все города и рынки, они же не работают, они только с нас деньги получают. Раздражает то, что они бандиты, а раз они бандиты, то они забивают в угол русское население. Русского производителя. У меня негативное отношение к ним последние десять лет, после того, как изменился у нас строй. Они пытаются уничтожить нас, русских» (жен., 72 года, обр. среднее). «Антипатия к «лицам кавказкой национальности» существовала давно. В последние годы она усилилась. Причины — экономические, как правило, им завидуют, поскольку они зарабатывают деньги. Особой антипатии к ним не испытываю, но считаю, что их надо поставить в очень жесткие рамки» (жен., 30 лет, обр. высшее).

«Межнациональные отношения изменились. Смягчилось противостояние русских и евреев и обострилось — русских и лиц кавказкой национальности. Это произошло, по-моему, в начале или середине перестройки. В результате развития рыночных отношений, и того, что приезжие с Кавказа часто занимаются торговлей и бизнесом, а у русских, в некоторых случаях существует ненависть к преуспевающим слоям населения. А кроме того, они (кавказцы) стали очень уверенно себя чувствовать» (жен.. 28 лет, обр. высшее). «Единственный ответ на этот вопрос: черных «понаехало, тьма. Изменились, в результате поведения приезжих. Ну, примерно лет десять, максимум двенадцать назад. Не хочу, чтобы в Петербурге укоренились лица азиатских и кавказкой национальности. Раздражает их поведение, то что лезут со своим уставом в наш монастырь, поскольку их очень много, это становится сильно заметно. Я думаю, им тоже не очень легко, но если бы они вели себя по другому, им было бы легче. Не возражала бы против лиц европейских национальностей. Потому, что родственные культуры и похожий стиль поведения. Они не будут орать на всю улицу «Девушка, можно с вами познакомиться?» (жен., 31 год, обр. высшее). «За последние 10 лет отношения менялись в сторону интенсивного оевреивания всех властных, идеологических и культурных и банковских структур и «окавказивания» торговой сферы низшего уровня. Соответственно этому нарастало и негативное отношение к этим нациям. Я также разделяют это отношение, но не в патологической его форме, а так, как относятся к запущенному ребенку, который без присмотра, по вине родителей, начинает хулиганить. Но это не значит, что он окончательно неисправим. Я не против, чтобы в Петербурге жило сколь угодно много представителей нацменьшинств (разумеется с большинством русских), в случае если было бы осуществлено пропорциональное представительство наций во властных и других влиятельных структурах (при чем под нацией скорее понимается «комплекс идей», чем «кровь», то есть, если, предположим гипотетически, евреи или чеченцы будут проводить интересы русского народа, то есть являться носителями православной идеи, то я не против и сколь угодно большого представительства их в данных структурах). В противном случае — считаю лучшим, чтобы их проживало в Петербурге (да и в других больших российских центрах) как можно меньше. В первую очередь я не хотел бы видеть евреев, по причине их самого отрицательного, в сравнении с другими народами, отношения к христианским ценностям, и, следовательно, носящих наиболее деструктивный для Русской государственности, да и для всего человечества в целом, заряд. Присутствие других национальностей в худшем случае мне представлялось бы терпимым, в лучшем случае — безразличным» (муж., 35 лет, обр. высшее).


Что такое национализм?

Что это, как не проявление национализма? Между тем, практически все русские респонденты определяют национализм как отрицательное явление. «Идиотизм, но гордый» (муж., 40 лет, обр. среднее). «Представлять, что твоя нация выше других — вредно для здоровья» (муж., 50 лет, обр. среднее). «Национализм — это восприятие людей изначально неравными» (жен., 50 лет, обр. высшее). «Национализм — считать свой народ лучше других» (жен., 48 лет, обр. высшее). «Нечто недоступное моему пониманию, идеология больных людей» (жен., 20 лет, студентка). «Национализм — искусственная вражда между людьми» (жен., 53 года, обр. среднее). «Национализм — противопоставления себя другим» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Национализм — это противостояние своей нации другим нациям» (муж., 40 лет, обр. высшее). «Национализм — крайнее проявление национального достоинства, зачастую связанное с непримиримой борьбой за чистоту расы. Фашизм — одно из самых страшных проявлений национализма» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Под национализмом я понимаю идеологию и политику, основой которых является идея национальной исключительности и превосходства; в том числе трактовка нации как высшей формы общности» (муж., 29 лет, обр. высшее). «Национализм ставит интересы своей нации выше других» (жен., 45 лет, обр. высшее). «Национализм — ересь» (муж., 30 лет, обр. высшее). «Предпочтение во всем одной нации другим» (муж., 25 лет, обр. среднее). «Национализм — чувство превосходства своей нации над другими» (жен., 35 лет, обр. высшее). «Национализм — разобщение национальностей» (жен., 28 лет, обр. среднее). «Национализм — это ущемление прав других национальностей. Перед лицом только одной» (жен., 22 года, студентка). «Ненависть к другим нациям» (муж., 48 лет, обр. высшее). «Утверждение, что одна нация является лучше, чем другая» (жен., 59 лет, обр. среднее). «Национализм — это отрицание достоинств других народов» (жен., 33 года, н/высшее). «Это, как раз замечать соринку в чужом глазу и не замечать бревна в своем» (жен., 39 лет, н/высшее). «Национализм, это тогда, когда восхваляется одна нация» (жен., 72 года, обр. среднее). «Это, когда считают свой народ лучше других» (жен., 30 лет, обр. высшее). «Представление о превосходстве одних людей над другими по национальному признаку» (жен., 28 лет, обр. неполное высшее). «Это эгоизм целой нации» (жен., 31 год, обр. среднее). «Национализм в хорошем смысле этого слова — это уважение к своим национальным ценностям, желание встать на их защиту, в случае, если им будут угрожать и вытекающее отсюда уважение к другим нациям. Национализм в дурном смысле — это превозношение над другими нациями, и стремление либо к их уничтожения, как «неполноценных», либо к их насильственной «цивилизации»» (муж., 35 лет, обр. среднее).

Ряд подобных ответов можно продолжать, только вряд ли это будет интересно — слишком однотипны ответы. В них есть что-то заученное. И слишком откровенно теоретические вопросы (что такое национализм? ), противоречат вопросам относящимся к практике современных межэтнических отношений. И не могут все респонденты этого не замечать. А если замечают, то почему не оправдывают свои обыденные представления теоретически? Значит объяснение этому несовпадению надо искать в другой плоскости. Это тем более так, что не все, но многие из представителей диаспор также отрицают существование русского национализма или сводят его к чисто культурным факторам.


Существует ли русский национализм?

Дадим слово прежде всего тем, кого обычно причисляют к «лицам кавказской национальности», и кто, судя по репликам русских жителей Санкт-Петербурга должен от него в первую очередь страдать.

«Русского национализма нет, есть просто хамство, бескультурье — то, что делают баркашовцы — это какое-то средневековье, которое унижает русскую нацию. Явление это ведет к разрушению. Если же говорить в целом о национализме, то у русских его нет, это удел малых народов» (армяне, муж и жена, по 49 лет, у обоих обр. высшее). «Русский национализм есть, но я видела его только в телевизоре. Если посмотреть на баркашовцев, то по-моему они сами не знают, что делают» (армянка, 47 лет, обр. среднее). «Русский национализм — это баркашовцы. Слава Богу, я с ними или им подобными не сталкивалась» (армянка, 55 лет, обр. высшее). «Считаю, что русского национализма нет, а баркашовцы это цирк какой-то» (армянин., 49 лет, образование высшее). «Сейчас при максимальном обострении экономической ситуации это действительно может возникнуть, хотя русский народ очень терпелив. Наверное терпение эта одна из главных черт русского народа. Иногда просто ей поражаешься, давно уже пора взбунтоваться и вообще всех перекрошить, но Илья Муромец 33 года лежал на печи, потом встал... Лучше бы не вставал... (армянин, 42 года, обр. высшее). «Русского национализма нет. Он искусственно создается. Какая-то часть людей, которые думают об этом, всегда есть в любом народе. Но в целом в русского национализма нет.» (армянка, 35 лет: кандидат медицинских наук). «Конечно, русский национализм существует. Русским от этого тоже никуда не деться. Но что в себя включает русский национализм? Это история, это традиции, это быт. Это язык, это вера, кстати сказать, вера, наверно, на первом месте, хотя, опять-таки, православие есть многонациональная религия, но при всем при том какие-то национальные особенности все-таки присутствуют» (армянин, 36 лет, обр. высшее». «Русский национализм не серьезное и не опасное явление, а наоборот, как бы либерального порядка, потому, что, если сравнивать с другими национальностями, он настроен просто на то, чтобы поднять нацию. Так что он даже полезен, наверное, немножко. В чем он выражается? Люди изучают историю, религию, возрождают памятники, церкви — все это очень хорошо» (армянин, 33 года, обр. среднее). «Российского национализма нет, я не встречался с таким явлением» (дагестанец, 55 леи, обр. высшее). «Серьезное явление, но искусственно созданное» (дагестанка, 35 лет, обр. среднее). «Русский национализм на сегодня, к сожалению, существует и я сталкивался с ним. В стране катастрофа: столько интеллигенции не у дел. Неспособной воровать, торговать, почти погибающей. И вот тут-то им баркашовцы подбрасывают идею: ведь им же нужны массы, которые они сами же и создали. И если эта масса возьмет эту идею и может все стереть как вулкан. Нашему правительству надо об этом очень помнить, чтобы русский национализм не превратился в разрушительную силу. И чтобы этот вулкан не сработал, надо менять верхушку: надо, чтобы к власти пришли люди, любящие Россию и болеющие за страну» (дагестанец, 40 лет, обр. высшее). «Русские национализм явление неопасное» (грузинка, 32 года, обр. среднее). «Русский национализм есть. Хочется верить, что он неразрушительный» (грузинка, 30 лет, обр. высшее). «Русский национализм есть. Редко встречается. Я считаю, что это какие-то сумасшедшие люди» (грузин, 33 года, обр. высшее). «Русский национализм в России имеет место, но вряд ли он выльется во что-то серьезное» (грузин, 50 лет, обр. высшее). «Национализм — не знаю. Да, явление серьезное, но я не сталкивался» (грузин, 47 лет, обр. среднее). «Российский национализм есть, но это политическая игра» (грузин, 49 лет, обр. высшее).

Вот мнение остальных, тех, кого к «лицам кавказской национальности не относят. «Существует. И за всем этим стоит политика и раздувается искусственно» (татарка, 35 лет, обр. среднее). «Считаю, что русского национализма нет. Русские должны себя защищать, а они уважают и тех и других. У русских нет чувства национализма» (татарин, 55 лет, обр. высшее). «Русский национализм существует, и серьезно настолько, насколько люди пойдут за ним. У нормального человека это вызовет только отторжение» (татарка, 30 лет, обр. высшее). «Русский национализм,- явление привнесенное. Я с ним, к счастью, не сталкивалась» (татарка, 48 лет, обр. высшее). «Считаю, что русский национализм есть. Я считаю, что они шестнадцатилетние, безголовые, выполняют чью-то злую волю» (татарка, 20 лет, студентка). «Я не встречалась с проявлениями русского национализма» (татарка, 46 лет, обр. высшее). «Русский национализм есть. Явление может быть опасным — глупые юнцы выполняют чужую волю» (финн, 37 лет, обр. высшее). «Русского национализма нет» (немец, 31 год, обр. высшее). «Есть русский культурный национализм» (литовка, 20 лет, студентка). « Да, русский национализм существует, особенно к лицам кавказской национальности. И это правильно. Их надо ставить на свое место. Их всех надо отправить домой, чтобы они здесь не разводили грязь и не мучили наших детей» (литовка, 32 года, обр. среднее). «Русского национализма вообще не существует. Есть человек русский. Ну он русский — и хорошо. Только при этом когда начинают давить всех окружающих, надевать на себя вот эти фашистские свастики и стоят вот эти бритоголовые юнцы со зверским выражением лица. — это страшно. Они просто не являются русскими» (литовка, 37 лет, обр. среднее). «Национализм это искусственно подогреваемое состояние. О русском национализме не слышала» (украинка, 51 год, обр. среднее). «О русском национализме ничего не слышала» (западная украинка, 20 лет, обр. среднее). «О русском национализме знаю только по телевидению, я с ним не сталкивалась» (украинка, 28 лет, обр. среднее). «Русский национализм существует, но явление это не серьезное» (украинец, 54 года, обр. среднее). «Русского национализма нет» (украинец, 49 лет, обр. высшее). «Русский национализм есть, возможно это серьезное явление, но я с ним не встречалась» (украинка, 29 лет, обр. среднее). «Русский национализм считаю явлением серьезным. Неоднократно сталкивалась с группировкой «скинхэдов» — «кожаные головы«» (украинка, 19 лет, студентка). «Русский национализм — я думаю, что это аномалия нескольких партий. Он выражается в существовании нескольких партий, но дело в том, что они и возникли из потребности сформулировать самость русской нации. Сформулировать идею русской нации. Сформировать ее государственность. Потому, что все остальные и границы ставят и все, кроме России. Поэтому это внутренняя потребность в возникновении этих и партий и нации. Кстати очень многое в них очень дельного. Те вопросы, которые они ставят — это вопросы нормального жизнеустройства, это нормальные вопросы геополитики. Кстати, они ставят очень кардинально и к этому рано или поздно нужно прийти, а мы видим сначала их огрехи, а не суть того что они ставят» (украинец, 52 года, обр. высшее).

Но если даже «лица кавказской национальность» не объясняют поведение русских национализмом, они чувствуют боль унижения и ненормальность собственного положения. Вспомним о «народах русского круга» — как они должны воспринимать, что роль носителя зла вешается непосредственно на них?

«Если мне сейчас делается больно, когда меня унижают сугубо по национальному признаку, я жду поддержки именно от русского человека. Потому, что именно от русского человека мне больнее всего сейчас получать по «физиономии». Потому, что когда некоторые армяне могли говорить несколько недоброжелательно о русских, я мог за них заступаться и говорить, что вы сами плохие, а русские хорошие. Но при этом я получал «по шапке» от русских только за то, что у меня не той формы нос или не того цвета глаза. Это конечно обидно, и к сожалению этой болью не поделишься. Эта боль исходит как раз от того, кого считаешь наиболее родным и близким. Ведь именно человека русского считаешь тебе наиболее близким и как раз ему-то не скажешь. И вообще русские поступили, наверно, вольно или невольно несколько странно. Сейчас объясню. Открывались русские школы в Армении, и зачастую они жили и процветали, а армянские школы оставались можно сказать в относительном забвении, не хватало средств, вообще считалось, что если твой ребенок получил русское образование, то он получит некое место под солнцем, он сможет продвинуться вверх по служебной лестнице, и многих из нас делали русскими, а теперь... Нет, национальное самосознание эдесь не при чем. Наоборот. Теперь русскоязычное население побежало как бы к своим родным, к русским, потому, что оно русскоязычное, и тут-то получило по голове. Из нас сделали людей, которые как бы принадлежат и тому, и другом лагерю, и к русским, и к армянам, и в это же самое время не принадлежат ни тому, ни другому. Русские должны понимать это, они как бы принимали участие в этом, они как бы должны нести за это ответственность. Они должны взять на себя боль, а не провоцировать ее. Не быть виновниками этой боли. Они должны, с моей точки зрения, как-то, по крайней мере, вникнуть в положение этих людей (армянин, 32 года, обр. высшее).

«Мы в ответе за тех, кого приручили». Мы встречаемся с продуктом русификаторской политики. Эти люди не верят, что нами движет национализм. Они стремятся видеть в нас хорошее и опереться на наше плечо. Это несчастные дети Российской империи, которым нет места в новой реальности. Для них невозможно воспринимать Россию не как свою собственную страну. А для русских, которые в большинстве своем продолжают одновременно и считать бывшие народы СССР своими (как мы увидим выше), и отталкивать их, сочиняя страшилки о нелюбви этих народов к нам или об их чуть не поголовной криминализации — для русских это не проявление национализма, а кризис самоидентификации, кризис государственного сознания. И он ощущается и русскими, и нерусскими, мучителен и для тех, и для других.

На главную страницу

Содержание книги
Сайт создан в системе uCoz